Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Пензенская область
Собирается ежемесячно 15 609 из 50 000
  1. article
  2. Пензенская область

«Удивительно, что суд не написал “расстрелять”». Адвокаты о приговоре фигурантам «пензенского дела»

Екатерина Малышева
Фигуранты «пензенского дела»
Фото Евгения Малышева

С приговором фигурантам «пензенского дела», который 10 февраля вынесла коллегия судей Приволжского окружного военного суда, не согласилась ни одна из сторон. 2 сентября жалобы защиты и обвинения рассмотрит Апелляционный военный суд в подмосковном городе Власиха. Заседание будет транслироваться в Пензенском областном суде, где соберутся адвокаты и прокуроры. Фигуранты, предположительно, будут участвовать в рассмотрении жалоб по видеосвязи из пензенского СИЗО № 1. Комментарии защитников о том, что не так с приговором — в обзоре «7х7».

Адвокат Василия Куксова Александр Федулов: «Приговор — это рубеж: сейчас можно все»

Александр Федулов

— Я, если честно, ***** [обалдел] от приговора. Другого выражения не могу подобрать. Прочитал приговор десятки раз — ощущение, что над нами посмеялись. Притом особо не заморачиваясь, чтобы это выглядело грамотно. Это пародия на правосудие. Как будто писала первокурсница, при этом понимая: «Ну есть там косяки, они были там изначально. Но, ребят, все равно все останется так, как мы написали.

Я за десять лет работы такого не видел. Косячных приговоров полно, но этот приговор — это рубеж: нам дали понять, что сейчас можно все. Учитывая, что именно они заложили в этот приговор, сейчас можно брать любого Петю, Васю, Машу, Сашу и подтягивать его в «Сеть»*, как будто он в ней был. Потому что границ этой сети нет, все в «Сети»*. Ее придумали, и любой по их желанию может оказаться в этой «Сети»*.

Куксов сказал мне: «Саня, это было все не зря». Он искренне верит, что, наверное после этого [дела «Сети»*] все поменяется в лучшую сторону. Все здравомыслящие люди понимают, что это за процесс, что там есть а чего нет. Он красавчик — Куксов. Я его безмерно уважаю как человека. Он мог спокойно уйти [в деле «Сети»*] свидетелем, но не стал. Получил девять лет и сидит просто ни за что.

У нас с Васей [Куксовым] 71 пункт по показаниям в приговоре, на что мы обратили внимание — это прям трэш какой-то. Самое главное: в приговоре нет доказательств, что была реально подготовка к совершению какого-то одного преступления. В отношении моего подзащитного [в приговоре] нет ни одного доказательства. Свидетель «Зайцев» и свидетель «Лисин» — это засекреченные [свидетели, чьи личности скрыты] два придурка, которые ничего не слышали и ничего не знают [в суде повторили свои показания на следствии, что Куксов якобы не успел спрятать пистолет, и не смогли ответить на вопросы адвокатов]. Показания [главного свидетеля обвинения Егора] Зорина тоже искажены.

Например, Пчелинцев летом 2016 года якобы создает «Сеть»*, разрабатывает какое-то положение [«Сети»*], которое никто так и не видел ни хрена, и Куксову предлагают туда войти. Зорин говорит, что поехал зимой в 2017 году в Питер и только там понял [цель сообщества]. Друг [Зорин], ты говоришь, что понял это в 2017 году, а Куксов там [в «Сети»*] уже не был. Хотя, его там просто не существовало.

Про так называемый опросник [по версии обвинения, фигуранты заполняли его перед так называемым съездом ячеек в Петербурге] — Зорин мне не смог ответить на заседании, что Куксов его заполнял. В приговоре же суд написал, что отвечал. У меня вопрос [к судьям]: вы это откуда взяли?

Почти все свидетели обвинения сказали, что их заставили дать показания. Но [по мнению суда] их показания в суде «не согласовываются». Не согласовываются с чем, *** [блин]? Там все со всем не согласовывается. Про файлы, которые якобы обнаружили на ноутбуках, судьи пишут, что они созданы до дела «Сети»*. Ребят, ну вы о чем вообще? Каким образом наличие какого-то файла на моем компьютере подтверждает, что он создан для какой-то деятельности, о чем вообще речь-то идет?

Эпизод с замком в машине Куксова [в которой нашли пистолет. По словам Куксова, его подбросили, личинка замка была повреждена] — вообще обалденно. Понятой говорил, что двери были открыты. Но суд пишет в приговоре: «ребят, не-не-не, в протоколе осмотра машины было написано, что все было зашибись». Эксперт ФСБ тоже очень классно пишет: «да, какие-то повреждения есть, но не механические, скорее всего, это ветер подул, и двери открылись сами по себе».

Еще больше меня смущает, как [эксперты ФСБ] исследовали сам пистолет: «Мы сначала произвели выстрел, а потом провели исследование, осуществлялся ли выстрел с этого пистолета». Конечно, осуществлялся, потому что вы провели сейчас этот выстрел и уничтожили стиры [образцы исследования]! Нашли отпечатки пальцев — «клево, братан, значит, твои». Не нашли отпечатки пальцев на пистолете, пишут «не нашли, потому что все действовали по инструкции» [о конспирации]. При таком раскладе ты идиот и не прав в любом случае. Больше на моего [подзащитного Куксова у обвинения] ничего нет.

Суд не использовал в приговоре признательные показания, возможно, чтобы тема пыток не раздувалась еще больше. Непонятно, зачем суд вообще упоминал про них в приговоре.

Адвокат Максима Иванкина Константин Карташов: «Приговор похож на трейлер к российскому фильму»

Константин Карташов

— После слов «суд установил» в приговоре все не так. Я бы назвал этот документ «априори приговор». Во-первых, в приговоре нет четкой структуры. Если адвокаты ругали обвинение, что оно «рваное», не конкретное и противоречивое, то суд просто взял и сократил обвинение с 17 страниц до одной! Чтобы доказать, что сообщество существовало, суд обязан подробно описать его структуру, цели, задачи, иерархию, роли участников. Вся история «происхождения» «Сети»* расписана на одной странице.

Во-вторых, некоторые формулировки приговора похожи на трейлер к фильму, причем в лучших традициях российского кино: показать трейлер-спойлер, который в фильме вырежут, и зритель его не увидит. Суд пишет: «Участники соблюдали меры конспирации, а само сообщество отличалось четкой структурой и иерархическим построением». Тут, как в кино: если вы надеетесь узнать, кем конкретно какие конкретно меры конспирации использовались или какой была иерархия в анархистском сообществе, из приговора вы этого не узнаете.

Есть и другие казусы. Дата создания ячейки «5.11» занимает промежуток в 16 месяцев, а создание ячейки «Восход» — вообще [промежуток] в 2016 лет, если вести счет от нашей эры. Потому что в приговоре написано, что Шакурский создал и возглавил ячейку по предложению Пчелинцева «к июлю 2016 года». Легально приобретенные ружья, судя по приговору, подсудимые покупали тоже априори для преступной деятельности.

Прямо сейчас рядом со мной лежит другой приговор. В нем установлены виновные лица, совершившие покушение на незаконный сбыт наркотических веществ в составе организованной группы. А орггруппа на фоне террористического сообщества — это, прямо скажем, «небо» и «земля». Это сборная двора против сборной России. Но в этом приговоре [в отношении орггруппы] цели, задачи, структура и иерархия расписаны на шести страницах. И еще на 12 страницах подробно указаны меры конспирации, роль каждого из троих участников, конкретные и подробные обстоятельства преступления.

Знаете, как понять, что Максим Иванкин — участник террористического сообщества? В приговоре написано: «в состав [сообщества] добровольно вошли Иванкин М.С. и другие». Когда и зачем вошел, какие цели преследовал, какую роль исполнял — не указано. Но «точно, мамой клянусь, Иванкин добровольно вошел в состав «Сети»*. Точно так же в приговоре нет ни одного доказательства о роли Иванкина в качестве разведчика. Но [из приговора следует] «Иванкин — разведчик, и это плохо. Точка».

Отдельная тема — свидетельские показания. Свидетель Диана Рожина дала показания со слов своего бывшего молодого человека Руслана Емельянова. Это так называемые показания с чужих слов, которые недопустимо использовать отдельно от источника. Барабанная дробь: в суде Емельянов опроверг ее показания. Но суд это не остановило: по его мнению, показания Рожиной правдивы, а Емельянова — нет.

При оценке всех других доказательств суд допустил максимальное количество нарушений норм законодательства. Нарушил презумпцию невиновности, использовал в приговоре недопустимые доказательства и предположения, открыто выступил на стороне обвинения, истолковав неустранимые сомнения в его пользу. Суд не был независимым или беспристрастным.

Вопреки требованиям конвенции о защите прав человека и основных свобод суд не провел справедливое разбирательство, не разобрался во всех нюансах и тонкостях, откровенно прикрыл совершенные преступления сотрудниками, язык не поворачивается сказать, правоохранительных органов, привел совершенно необоснованные выводы и чудовищные наказания.

Суд фактически не дал оценку показаниям подсудимых и сделал пустые выводы. Я и другие адвокаты и подсудимые дали им подробную оценку в своих жалобах. Не надо быть юристом, чтобы понять всю абсурдность этих выводов. Любой грамотный человек, прочитав их, задаст логичный вопрос: «Какие будут ваши доказательства?» И не найдет ответа в приговоре.

Мысль в приговоре часто обрывается, одно накладывается на другое, выводы и доказательства никак не соотносятся. Как результат — полная неразбериха при назначении наказания и окончательных сроков.

А чтобы ни у кого не осталось сомнений в виновности подсудимых, суд просто написал: «Осознавали истинные цели и задачи проведения перечисленных выше занятий и свою роль в участии в противоправной деятельности». После таких выводов удивительно, что не написали «расстрелять» и «разъяснить расстрелянному право на подачу возражений в течении десяти дней после исполнения приговора».

Адвокат Михаила Кулькова Игорь Кабанов: «Повеяло холодком 37-го года»

Игорь Кабанов

— Суд написал в приговоре, что ячейки «Сети»* созданы, но не дал оценку, пресечена ли их деятельность. Получается, ячейки не ликвидированы и гуляют по стране. Приговор вступит [в силу], и нам скажут, что еще не всех пересажали. Да и долго ли, умеючи, можно дел наплодить.

Вывод о виновности Кулькова суд сделал на основе только двух доказательств — показаниях секретного свидетеля «Снупова» и рапорте оперативника ФСБ [Вячеслава] Шепелева. Показания «Снупова» заучены слово в слово. Кроме того, суд не выяснял, в каких отношениях с Кульковым состоял «Снупов», а это нарушение — других свидетелей суд об этом спрашивал. Внешность Кулькова, описанная «Снуповым», абсолютно не совпадает с его реальной внешностью. Показания Шепелева тоже ничем не подтверждены, а значит не могут считаться достоверными.

В приговор вошла только одна фраза — Шепелев в своем рапорте ссылался на оперативную информацию о вливании Кулькова [в «Сеть»*] в роли медика. Но она должна подтверждаться результатами ОРМ [оперативно-розыскных мероприятий]. По Кулькову и Иванкину этих результатов нет — их не представили.

В суде Шепелев так и не произнес фамилию «Кульков», а сказал «люди в масках». Шепелев решил, что это Кульков, сославшись только на показания Зорина. Остальные свидетели не подтвердили, что Кульков был зимой в лагере [«Карасик» под Пензой на тренировке]. Зорин говорил на следствии и в суде, что не знает Кулькова.

Более того, ни один свидетель его не знает, кроме [Дианы] Рожиной — и то, потому что Пенза город маленький. Кульков ходил в клуб, где работала ее мать. Ни в суде, ни на следствии она не говорила, что знает Кулькова.

По Кулькову больше ничего нет. Нет ни одного доказательства, что Кульков был способен выполнить роль медика, а коллективной ответственности в судебном производстве не существует. Он ни разу не был на играх в страйкбол, а суд написал, что он несколько раз играл в страйкбол с Иванкиным. Ни на одном видео [в материалах дела] Кулькова нет, он был в армии. Более того, все эти файлы датированы 2015 годом, а вину им всем вменяют [создание террористического сообщества] с лета 2016 года.

Суд должен был дать оценку показаниям Кулькова на заседании. Почему суд не взял их за основу, в приговоре не указано — будто и не было допроса Кулькова. Даже то, что суд сам привел в приговоре из показаний Кулькова, он не оценил. Почему суд посчитал, что Кульков сказал ему неправду? К показаниям «Снупова» суд отнесся некритично, а к показаниям Кулькова критично. Непонятно.

Вот так, граждане: сотрудник черканет рапорт что вы в «Сети»*, а сосед по коммуналке, а лучше — незнакомец из курилки или тот, кто не видел вас никогда в жизни, скажет что вы ему как на духу рассказали, что вы террорист. И добро пожаловать на восемь лет в колонию строгого режима! Повеяло холодком 37-го года, не правда ли?

Адвокат Армана Сагынбаева Ольга Рахманова: «Режим пожирает своих детей»

Ольга Рахманова

— Мы знаем, в какой стране мы живем, и знали, что приговор будет обвинительным. Но чтобы до такой степени безобразным — с таким я сталкиваюсь впервые.

Я была уверена, что приговор будет суровым, большим и тяжелым. Но эти 99 страниц приговора — учитывая, что у нас было семь подсудимых и прокурор, вон сколько адвокатов — чисто формальный подход к рассмотрению дела. Суд уклонился от оценок: это свидетельство того, что он совершенно не анализировал доказательства. Ему это было совершенно не нужно, поскольку это [дело «Сети»*] — государственный заказ.

Восемь месяцев заседания — видимость, что протокол соблюдается. С процессуальной точки зрения судьи себя вели безупречно, практически не нарушали время, дали возможность всем выговориться. Но у суда не было цели исследовать доказательства.

С другой стороны, если честно, я даже обрадовалась, что [в приговоре] 99 страниц: у нас есть больше оснований для обжалования. Мы имеем полное право обвинять суд в предвзятости и ангажированности. Они сами дали нам это право.

Про пытки суд был немногословен. Если пытки, по мнению суда — «введение общественности в заблуждение», то такой приговор — это запугивание и превентивная мера. В стране политический кризис, власть видит опасность везде. Ребята попали под горячую руку, когда власть боится собственной тени. Режим пожирает своих детей. В своей апелляционной жалобе я написала: «Обвинительный уклон и политическая составляющая данного дела не позволили военной коллегии судей вынести независимое и объективное судебное решение». По этой же причине у меня нет никакой надежды на апелляционную инстанцию.

Адвокат Ильи Шакурского Сергей Моргунов:

Сергей Моргунов

— Приговор написан раньше, чем изготовлен протокол судебного заседания, а должно быть наоборот. Из этого может вытекать, что для суда главным было вынести обвинительный приговор, несмотря ни на что. Все доказательства в приговоре изложены в искаженном или усеченном виде, только в интересах обвинения, а выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. На всех 99 страницах приговора мы видим предвзятость суда, нарушение презумпции невиновности и Конвенции «О защите прав человека».

10 февраля 2020 года Приволжский окружной военный суд приговорил семерых фигурантов дела «Сети»* к срокам от 6 до 18 лет. Судебная коллегия признала их виновными в создании террористического сообщества и подготовке к насильственному свержению конституционного строя. Фигуранты заявляли о пытках, ни одно уголовное дело не было возбуждено.

Обвинительный приговор на 99 страницах вызвал большой резонанс в российском обществе. О поддержке фигурантов заявили десятки профессиональных сообществ от врачей до книготорговцев. 14 февраля к зданию ФСБ на Лубянке вышло более 500 человек с требованием прекратить пытки и освободить политических заключенных.

*«Сеть» — признанная террористической организация, запрещена в России. Фигуранты дела «Сети»* заявили, что в реальности такой организации не существовало.

 

Екатерина Малышева, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Пензенская область

События

Репрессии

Истории

Дело «Сети»*

Суд

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности