Лонгриды · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия

Лонгриды

Репортажи и расследования корреспондентов «7x7» для неторопливого чтения.

Материалы рубрики "Лонгриды"
Доктор из «суперминистерства»: как врач Владимир Уйба построил карьеру чиновника и возглавил Республику Коми
После этой публикации пражская компания Vilas, соучредителем которой был врио главы Коми Владимир Уйба, сменила владельца и директора. Теперь ими являются соответственно экс-супруга чиновника и адвокат, а доверенность на любые действия с компанией получил старший сын Уйбы Артём. 
Как помочь особым детям в маленьком городе — история педагога из Сыктывкара Юлии Посевкиной
«Синяя птица» — Перед тем как открыть первый центр «Синяя птица», я уже несколько лет занималась правозащитой, у нас была св
Люди и лошади. Как выживают дикий табун и старое село на берегу Белого моря
На берегу Белого моря в Мурманской области живут одичавшие якутские лошади. На песчаных дюнах, где практически ничего не растет, им трудно найти корм. До 2011 года в табуне было более 60 лошадей, сейчас — 15. Шесть из них живут в отдаленном селе Кузомень. Некоторые сельчане помогают им выжить. Но не все рады такому соседству: лошади непредсказуемы, они кусаются. К тому же людям самим непросто — годы сытой жизни при рыболовецком колхозе закончились: дор
Посредники Отечества
Аппарат искусственной вентиляции легких (ИВЛ) превратился за время пандемии коронавируса в одно из самых ценных медицинских изделий в мире. Его стоимость сегодня измеряется не в какой бы то ни было валюте, а в человеческих жизнях — в прямом смысле этого слова. COVID-19 в тяжелой форме вызывает пневмонию, и легкие пациентов в критическом состоянии не могут вдыхать достаточное количество воздуха и выдыхать образовавшийся в них углекислый газ. И тогда на помощь приходит ИВЛ, кото
Карантин за полярным кругом. Как переживают самоизоляцию города Мурманской области
Одна дорога Кировск и Апатиты — два соседних города, по меркам Севера немаленькие, около 30 и 55 тыс. населения. Контролировать въезд и выезд отсюда проще, чем из большинства городов России: единственный путь, соединяющий Кировск и Апатиты с «большой землей», — 30-километровая дорога до федеральной трассы.
Дозор у горы. Как жители Александрова противостоят большому мусорному бизнесу и, кажется, пока побеждают
Ввозить столичные отходы во Владимирскую область официально запрещено с декабря 2019 года. Но, несмотря на это, мусоровозы из Москвы продолжали идти потоком на переполненную свалку возле города Александрова. Машины остановили люди. В феврале 2020 года жители города встали перед грузовиками, с тех пор ни один московский мусоровоз на свалку не заехал. Активисты организовали около свалки так называемый блокпост, где дежурят круглосуточно. Они проверяют документы у водителей мусоро
«Сеть»*. Исходники. Истории семи пензенских антифашистов, обвиненных в терроризме
86 лет — это общий срок, к которому 10 февраля Приволжский окружной военный суд приговорил семерых фигурантов пензенского дела «Сети»*. Уголовное дело о террористическом сообществе ФСБ возбудила осенью 2017 года. Обвиненные в терроризме заявили о своей невиновности и о том, что признались в подготовке к свержению государ
1994. Как в Республике Коми ликвидировали крупнейший в истории нефтеразлив на суше
В материале — воспоминания очевидцев тех событий, видео разливов из семейного архива министра природных ресурсов Коми Романа Полшведкина и мнения экспертов о том, чему научила та катастрофа.  — На уборку [нефти] я поехал в августе. От Усинска это километров 100–120. С утра уехал — вечером на автобусе приехал. Когда первый раз увидел, первая реакция была — *** [офигеть] и дальше — такой
Последний ягельник. Как аганские ханты теряют оленьи пастбища
На правом берегу реки Аган в Нижневартовском районе Ханты-Мансийского автономного округа остался последний участок ягельного бора. Восемь лет назад нефтяная компания «ЛУКОЙЛ — Западная Сибирь» получила в разработку Марталлеровский лицензионный участок, который оказался в границах родовых угодий коренных жителей, и начала возить технику через этот бор. Корреспондент «7х7» Айгуль Хисматова побывала на стойбище семейства Айпиных, хранителей священных мест по реке Аг
7 окт 2019
4K+
1
Черный список президента
Пытки, слежка, прослушивание, аресты, избиения — все это было при прежнем президенте Узбекистана Исламе Каримове. С его смертью в 2016 году закончилась и четвертьвековая авторитарная эпоха. Новый президент Шавкат Мирзиёев посадил влиятельных силовиков и выпустил на свободу старейших узников режима, начал вести политику экономической открытости. Исчез ли при этом культ личности? Снесли ли памятники Каримову? Искоренили ли пытки и политические аресты? Весной 2019 года корреспонд

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных