Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Пензенская область
Собирается ежемесячно 19 759 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
Екатерина Малышева, Евгений Малышев, Александр Тихонов
  1. article
  2. Пензенская область

Апелляция по «пензенскому делу». Прения

Екатерина Малышева, Евгений Малышев, Александр Тихонов
Фигуранты «пензенского дела»
Фото Евгения Малышева

Апелляционный военный суд завершил судебное следствие по «пензенскому делу» о создании террористической организации и участии в ней и перешел к прениям сторон. На предыдущем заседании он отказался заново исследовать доказательства и проводить новые экспертизы, о чем ходатайствовали фигуранты и адвокаты. «7x7» следит за процессом из Пензенского областного суда, где находятся подсудимые и их защитники.

17:37 Суд объявляет перерыв до 12 октября.

17:33 Адвокат Кабанов:

— Наверное, весь СИЗО смеется над Кульковым за девять лет. Это пример: признаешься, не признаешься, свою «девятку» ты получишь.

Заканчивает цитатой Конфуция, что всю жизнь надо прожить, основываясь на одном слове: снисхождение. Просит отменить приговор по делу о терроризме, а по наркотикам — смягчить наказание.

17:20 Приговор по делу о наркотиках для Кулькова Кабанов считает слишком суровым. По мнению защитника, суд первой инстанции не учел активную помощь следствию:

— Фактически он работал за следствие. Следователю надо было только не лениться оформлять. Кульков расследовал, следователь оформлял. И за это девять лет? И за это вот тебе «спасибо»? Да не надо «спасибо», нужно справедливое наказание.

17:17 Адвокат Игорь Кабанов потребовал оправдать Михаила Кулькова. Процитировал Фридриха Энгельса:

— Есть два способа разложить нацию: наказывать невиновных и не наказывать виновных. Кульков невиновен. Шаг к разложению нации сделан.

17:12 Кабанов:

— Приговор содержит ссылки на показания подсудимых, свидетелей, разных протоколов, заключения экспертов и специалистов, протокола осмотра видео и фото файлов, однако ни одно из таких доказательств ни прямо, ни косвенно не содержит в себе вообще сведений об участии Кулькова в террористическом сообществе. Нет там Кулькова, и как будто вообще его не существовало. Ну невозможно обосновать его участие, как ни крути! И все равно суд первой инстанции говорит, что он участник террористического сообщества «Сеть»*, исполнявший роль медика. Приволжский окружной военный суд может все!

Адвокат просит суд внимательно прочитать приговор и оценить его. Считает, что вывод суда первой инстанции о виновности Кулькова сделан вопреки принципу презумпции невиновности.

17:06 Оперативник ФСБ Шепелев сообщал суду, что Кульков с Иванкиным примкнули к террористическому сообществу летом 2016 года. При этом Шепелев сослался на оперативную информацию, которая должна быть изложена в его рапорте. А также на показания главного свидетеля обвинения Егора Зорина, который якобы видел Кулькова на тренировке. 

— Это единственное доказательство, что Кульков состоял в террористическом сообществе в роли медика, — сказал адвокат Игорь Кабанов. — При этом Шепелев не был очевидцем каких-либо событий, а Зорин заявил суду, что не видел Кулькова в лицо, все были в масках. Таким образом показания свидетеля Шепелева не подтверждают ни события, ни вину Кулькова. Суд просто дал им неверную оценку.

16:51 Адвокат Кабанов:

— К вопросу о неконкретности приговора и обвинения: суд, как и следствие, использует формулировку «лесные массивы».

Он приводит сведения о лесных массивах Пензенской области. По данным Рослесхоза, их 10 тыс. квадратных метров.

— Где именно и когда в них был замечен Кульков, по мнению суда? 

Предлагает прокурору прояснить ситуацию, но тот вряд ли сможет это сделать, замечает адвокат.

16:45 — Куда, когда, с кем Кульков выезжал на игры в страйкбол и откуда суд все это взял в приговоре? — речь адвоката Кабанова по большей части состоит из вопросов.

Он характеризует приговор словами: «Загадка. Парадокс. Абсурд».

16:39 - Суд ничего этого не проверил и почему-то положил в основу приговора слова Снупова, - продолжает адвокат. Он считает, что апелляционный суд должен тщательно изучить приговор в этой части и проверить доказательства вины Кулькова.

Кабанов напоминает, что у Кулькова еще при задержании по наркотикам (за полгода до дела «Сети»*) изъяли телефон, и в нем не было контактов никого из других фигурантов.

16:27 Игорь Кабанов:

— Вообще не было доказательств, что Кульков имеет медицинские познания. Но суд утверждает, что он был медиком. Суд делает это на основании показаний всего лишь одного свидетеля — секретного свидетеля Снупова, который якобы сидел с Кульковым в одной камере. Эти показания являются косвенными и противоречивыми, а описание Михаила Кулькова в них не совпадает с его реальной внешностью. Свидетель при этом говорит юридическим языком.

16:19 Кабанов напоминает и о других казусах: в приговоре написано, что Кульков вступил в «Сеть»* в то время, когда служил в армии. Как и когда именно — ни следствие, ни суд не установили. Это очень грубое нарушение, считает адвокат.

16:16 Адвокат Кулькова Игорь Кабанов говорит, что суд не только не привел в приговоре показания Кулькова, но и исказил их там, где попытался привести. Судьи написали, что якобы со слов самого Кулькова, он играл в страйкбол с фигурантами и всегда представлялся им «Ильей». Кульков утверждает, что никогда не играл в страйкбол. Почему суд именно в таком виде взял его показания и не дал им оценку, говорит о предвзятости и пристрастности, считает защитник.

16:10 Михаил Кульков начинает со статьи по наркотикам: говорит, что помогал, как умел следствию, несколько раз показывал, как войти в его телефон:

— Раскаиваюсь, здорово жалею о содеянном.

Но «главное — ребят отпустили и даже "мелкого" из протокола убрали», считает он. Речь о Максиме Иванкине и Алексее Полтавце и об эпизоде с их задержанием 30 марта 2017 года. По статье о терроризме просит оправдания.

Михаил Кульков. Фото Евгения Малышева

16:05 — Стыд. Позор. Грусть. Сожаление. Обида, — в четвертый раз повторяет как мантру Фоменко.

Садится, встает и говорит: 

— Я добавлю все-таки. Есть поговорка: Я думал, мы достигли дна, но тут снизу [стучит на весь зал по столу]. Если дело сшито, надо выносить справедливое решение и оправдывать наших подзащитных. 

Предлагает суду задуматься: а если бы на их месте были их дети, поставили бы они под сомнение приговор? Просит судей разозлиться и «дать по шапке органам», показать свою независимость и вынести правосудное решение.

16:03 «Приговор на лжесвидетельствованиях», — новое название приговора по делу «Сети»* по версии адвоката Фоменко.

15:59 Защита не скупится на эпитеты для судей и прокуроров:

— Наглое, глупое, бесстыдное попирание закона. Принцип презумпции невиновности втоптали в грязь. Это что такое, уважаемый суд? Дата создания файлов после даты задержания [в телефоне Чернова вносились изменения через 5 дней после его ареста]. На этом можно было бы расходиться и закрывать дело. Реально, уважаемый суд, нет слов. Какую практику мы создаем? На такое решение будут ссылаться суды?

Обвиняет судей первой инстанции в укрывательстве следов преступления.

— Я вот с ним сидел, он мне рассказывал [показания секретных свидетелей, которые легли в приговор] — это что у нас, новый стандарт доказывания? ОБС — «одна баба сказала», — продолжает адвокат.

15:56 Адвокат Чернова Станислав Фоменко:

— Стыд. Позор. Грусть. Сожаление. Обида. Это то, что мы чувствуем. То, что сопровождает приговор именем Российской Федерации.

Разве карьерная лестница сотрудников ФСБ выше здоровья и жизни подсудимых?

15:55 Чернов говорит о голословных, по его мнению, доводах прокурора:

— Он даже ни одного примера не приводил. Гособвинитель на полном серьезе заявляет, что нас надо осудить без доказательств.

Андрей Чернов. Фото Екатерины Малышевой

По его словам, несправедливо отклонялись просьбы защиты о почерковедческой экспертизе — прокурор ссылался на то, что это частное мнение адвоката. По мнению Чернова, прокурор и суд сами себе противоречат, заявляя о том, что апелляция призвана восполнить пробелы судебного следствия.

Фигурант просит суд вернуть его семье изъятые компьютер и другую технику.

15:49 Федулов заканчивает выступление стихами Розенбаума и говорит, что защита уйдет из суда с чистой совестью, сделав все возможное. Желает того же и прокурору с судьями. Начинает Андрей Чернов.

15:48 Адвокат Федулов про экспертизу ФСБ изъятого пистолета Куксова:

— Сделать выстрел, а потом его исследовать — это верх цинизма! <...> Посмотрите на Куксова, если вам его вообще там видно (он в клетке): какая от него может исходить опасность?

Просит суд обратить внимание на семьи и родителей, которые непонятно за что страдают.

15:45 Федулов ссылается на «Русскую правду», в которой секретные свидетели, если не подтверждали свое знакомство с подсудимыми, жестоко наказывались:

— Сторона защиты ощущает бессилие перед системой. Что бы ты ни сделал, тебе говорят, что ты не прав и все исследовано. Как еще нам доказывать их невиновность?

15:42 В зале гаснет свет. Федулов:

— Даже свет погас. Хоть я в него и не верю, это он, наверное.

Свет включается и снова гаснет.

15:40 Адвокат Куксова Александр Федулов обращается в Конституции:

— Тем более сегодня такой праздник — день рождения ее гаранта [президента]. Может, там гарантия презумпции невиновности? Может, защита прав и свобод человека?

У любого человека, по его мнению, в деле «Сети»* возникает два вопроса: было ли сообщество и кто туда когда вступил? Федулов признается, что перечитывал приговор десятки раз, но ответов не нашел ни на один из них.

15:37 По мнению Куксова и защиты, секретный свидетель Лисин — подставное лицо в интересах следствия. Просит вернуть его отцу изъятую технику. Системный блок даже не стали осматривать в суде из всех вещдоков фигурантов, говорит Куксов:

— Если хотим смотреть, давайте смотреть. Или уже черт с ним, уничтожайте. Достаньте жесткий диск и расплющивайте, а сам компьютер верните родственникам. Это же компьютер, он ни в чем не виноват.

Просит оправдать. В зале аплодисменты.

15:33 У Куксова изъят один планшет, один системный блок и один телефон. По его мнению, это «не великий набор великого конспиратора-связиста». Реплика в зале отца: «Все это я тебе купил!».

Подсудимый говорит, что может выступать бесконечно и достать бумажки. Коротко подытоживает:

— Там нет ничего про терроризм. Есть про походы и страйкбол.

15:31 — По поводу конспирации..., — начинает Куксов и от повторов уже смеется. В зале смеются в ответ.

Говорит, что не пользовался Jabber, только Telegram.

— Но может пользовался «Телеграмом», используя Jabber, сам того не зная? Я не знал, что так можно было, извините.

Смех в зале.

15:26 Василий Куксов:

— Там, где была четверка [людей в походе], появляется девятка. Чтобы сгустить краски и навернуть побольше даже того, чего даже не было. 

В приговоре утверждается, что Куксов был «постоянным участником походов». Откуда это, ему непонятно. А вот показания важных свидетелей, с точки зрения защиты, суд проигнорировал, говорит Куксов.

15:23 Куксов перечисляет сведения о походах, которые легли в основу приговора. Цитирует неверные показания Зорина про эти походы и нестыковки. Например, про то, что Куксов был когда-то в походе в лесу в районе Кижеватово (село под Пензой). Он там никогда не был. То же самое про Арбековский лес: Зорин сказал, что Куксов там не был, суд написал, что был. И таких искажений очень много, говорит фигурант.

15:17 Куксов находит странным, что обнаруженные в ходе обысков гильзы в заброшенном лагере «Карасик» под Пензой были как новые. В суде никто из свидетелей обвинения, в частности Егор Зорин, о них даже не вспоминал, пока обвинитель не упомянул про них.

Василий Куксов. Фото Евгения Малышева

15:12 — Как связать не знакомых друг с другом людей? — задается вопросом Куксов. — Следствие берет и называет одних группой, других подгруппой. Говорит, что «сплоченность». А если сплоченности нет — «конспирация». У следствия всегда найдется ответ. Не важно, знал я кого-то или нет, все равно все будет не в мою пользу. Никто не видел, чтобы я даже за руку с Пчелинцевым здоровался, а я [по версии обвинения] — связист. Если люди не знакомы, то нет сообщества, считаю. И точка.

Напротив Куксова через зал сидят его родители: отец — дачник и пенсионер и мать — культработник. Они приезжают на суды каждый день из Сердобска (100 км от Пензы). Слушают, затаив дыхание, не шелохнувшись.

15:07 Куксов обращает внимание на то, что «Восход» никто кроме ФСБ не называл «подгруппой».

— Но так говорит [оперативник Вячеслав] Шепелев. Суду этого достаточно, — говорит фигурант.

15:06 После перерыва слово берет Василий Куксов. Суд предложил выступать ему сидя, как и Сагынбаеву, но он отказался. Говорит, что на следствии фигурантам вменяли сначала анархическое сообщество, но у него не могло быть лидеров. Поэтому «остановились на террористическом». Куксов стоит, опершись левым плечом на клетку, и разговаривает с судьями словно по душам, без бумажки.

14:42 Адвокат Байтурина: 

— Арман все это время сидит или лежит. Следующая стадия заболевания Сагынбаева может быть препятствием для отбывания наказания. Вопрос жизни и смерти, в прямом смысле слова.

Обращает внимание, что Игорю Шишкину, который пошел на сделку со следствием, суд в апелляции применил все смягчающие обстоятельства и присудил 3,5 года.

Суд объявил перерыв на 20 минут.

14:38 Адвокат Сагынбаева Ольга Рахманова поддерживает доводы других защитников. Второй адвокат Светлана Байтурина настаивает на недопустимости доказательств в отношении Сагынбаева и других. Считает, что они даже доказательствами не являются. Просит судей учесть состояние здоровья Сагынбаева. Обстоятельства здоровья в его случае не просто смягчающие, но существенные, говорит адвокат.

14:37 Сагынбаев:

— Более «точно» место преступления суд не смог установить — планета Земля и Пензенская область. Более неточно можно было бы просто сказать: «Тайны третьей планеты», суд сказал: «они хотели то, не знаю чего, чтобы воздействовать незнамо на кого». Собственно, это лишь малая часть всего, что я бы хотел сказать, — подытоживает Сагынбаев.

Он просит оправдать всех по статье о терроризме.

14:28 Арман Сагынбаев читает фрагменты дела, указывает судьям на нестыковки, которые перекочевали в приговор, с точки зрения программиста. Говорит, что есть путаница с законами классической квантовой механики, намекая на нестыковки времени и событий в протоколах. Обращает внимание, что «случайным и магическим образом» следователи ФСБ достали из пакетов с вещдоками только те, в которых что-то потом «нашли» (файлы и документы обвинения). Остальные их не интересовали, и они даже не пытались этого скрыть, говорит фигурант.

14:10 Сагынбаев напоминает судьям, что у него не было изъято никакой политической литературы и оружия (обвинение считает, что он хранил аммиачную пудру и селитру, а также электронные будильники для изготовления взрывных устройств).

Арман Сагынбаев. Фото Михаила Ивановского

14:04 Говорит о пространственно-временных перемещениях его диска где-то между Пензой и Петербургом. Об этом его адвокаты подробно рассказывали, когда заявляли еще год назад о недопустимости доказательств.

14:02 Продолжает тему с фальсификациями файлов в ноутбуках и на жестких дисках. В суде жесткий диск, на котором следователи якобы нашли файл «Положение» (свод «Сети»*), не открылся.

— Но обвинение говорит, что этот файл точно был у Сагынбаева, потому что [фигурант Игорь] Шишкин видел его в руках у [другого фигуранта Дмитрия] Пчелинцева. Логика — наука о правильном мышлении. К сожалению, суд первой инстанции не знаком с таким понятием, очень жаль, — говорит Сагынбаев.

13:58 Арман Сагынбаев, имеющий серьезные проблемы со здоровьем, просит у судей разрешения выступать сидя. Суд разрешает.

13:57 Моргунов напоминает, как телефон Шакурского «потерли» и вернули через несколько месяцев чистым. Там, по словам адвоката, были аудиозаписи разговоров со свидетелем Кабановым (Добровольским), которые могли бы доказать невиновность Шакурского. Другую версию событий следствие не рассматривало, считает адвокат.

С осмотром ноутбука — то же самое. Суду ничего не стоит открыть ноутбук в заседании и осмотреть. Но то, что судьи там увидят, может многим не понравиться, считает защитник:

— Это лишь для того [суд не исследует ноутбук], чтобы не увидеть правду.

Просит отменить приговор.

13:45 - Никаких доказательств готовности к терактам и свержению строя нет, - говорит Моргунов. - Как и самой готовности. А вот доказательств того, что ее не было — предостаточно, - продолжает он.

13:42 После перерыва слово взял адвокат Ильи Шакурского Сергей Моргунов. Считает приговор незаконным и несправедливым. Зачитывает статьи УПК, которые суд, по его мнению, нарушил в приговоре. Счет идет на десятки. Ссылается на свои апелляционные жалобы и ходатайства о признании доказательств недопустимыми:

— Парадокс: есть выводы суда в приговоре, но нет доказательств. Соглашусь с коллегами: аксиома получается.

12:05 Илья Шакурский так и не понял логику обвинения — им, антифашистам, вменяют свержение конституционного строя:

— Насилие ради насилия?

Он просит отменить приговор. Суд объявляет перерыв до 13:30.

12:02 Шакурский говорит, что вся история похожа на типичный русский сериал-драму, где все знают, что главный герой невиновен, но не могут ему помочь.

— Как это доказать, я не знаю. Если только чуда не произойдет, может, какой-то честный оперативник... У него проснется когда-нибудь совесть, скажет, что мне, Куксову и другим подкинули весь арсенал оружия без отпечатков пальцев.

У Шакурского при обыске нашли взрывное устройство и пистолет. Защита заявила, что оружие подкинули. Фигурант вспоминает слова оперативника ФСБ Вячеслава Шепелева во время обыска:

— Не жди, что мы с тобой будем честно играть.

11:58 Про «конспирацию» Шакурский тоже рассказывает с горькой усмешкой. Суд написал в приговоре, что он и другие фигуранты использовали езду на попутках в целях конспирации:

— Хотел бы спрятаться, поехал бы на автобусе, а не менял бы 15 машин и не общался бы в них с людьми.

11:56 Илья Шакурский говорит о путанице с его ноутбуками, с иронией поясняет судьям, что в том, который лег в основу приговора по «питерскому делу», даже нет жесткого диска:

— Я тут сижу, а на основе моего неработающего ноутбука где-то выносят людям приговор?! Это какой-то 37-й год, настолько абсурдно, не знаю, кому об этом кричать!

11:49 — В итоге я получил 16 лет за то, что на меня обиделся следователь Токарев [вел дело «Сети»*], — продолжает Шакурский. — Я отказался признавать вину по второй части [статьи 205.4 «Участие в террористическом сообществе»] и он впаял мне первую [часть этой статьи «Создание террористического сообщества»].

11:47 В очередной раз возмущается, что суд не дал оценку, что ячейки «Сети»* «Восход» (якобы создал Шакурский) не могло быть.

— Даже если следовать обвинению и считать, что «Восход» был, с начала 2017 года ее не было. Зорин «осознал», чем занимается и вышел, Куксов готовился к свадьбе и поменял работу. Остался один Шакурский?

11:44 Илья Шакурский:

— В итоге нас судят по сути только на показаниях Егора Зорина. Но Зорин не говорит ни о каком терроризме. Он даже о Мавзолее не говорит, о котором федеральные каналы говорили на следствии [якобы о готовящихся терактах]. Нас уже три года как окрестили террористами, а оказывается, даже теракты никакие не готовились!

11:40 Шакурский не понимает, как суд может не замечать очевидное: оперативник ФСБ Вячеслав Шепелев говорит за трибуной суда, что не приходил к фигурантам в СИЗО, но адвокаты нашли документы, что приходил. Говорит о прослушке разговоров с Владом Добровольским (секретный свидетель Кабанов, защита называет его провокатором):

— Это было дурачье, болтовня. Стыдно за них [записи разговоров]. Но это не терроризм. И сижу за них я, а Добровольского даже не вызвали в суд.

11:37 Говорит, что за три года в СИЗО видел и читал много приговоров у сокамерников. Все они более обстоятельные и менее противоречивые. Таких противоречий, как в «Сети»*, Шакурский не видел нигде: одним показаниям свидетелей суд верит, другие как будто не замечает.

11:35 — Все искажено, — вздыхает Шакурский, но бодро продолжает. — Откуда взялось, что я выразил готовность [к преступлениям] на каком-то съезде? Об этом не было в материалах дела ничего, кроме наших признательных показаний. Но суд не взял их в приговор, зато вывод о готовности в приговоре есть! То же и про отношения с Пчелинцевым: свидетели говорили, что дружбы не было, суд пришел к выводу, что была.

11:30 Слово берет Илья Шакурский:

— Суд взял в приговор только то, что ему выгодно и указывает на виновность. Наши доводы он не учел вообще. Это подтверждает необъективность суда, это что, норма?

Илья Шакурский

11:26 По мнению Оксаны Маркеевой, суд первой инстанции допустил грубейшие нарушения прав на защиту подсудимых и прав адвокатов:

— Протоколы заседаний готовились год, а нам дали на ознакомление с ними месяц. В апелляционных жалобах из-за этого мы не могли ссылаться на протоколы судебных заседаний.

Адвокат подготовила объемную жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

— Из 15 томов обвинительного заключения найти вину Пчелинцева невозможно.

Просит отменить приговор суда, прекратить дело по статье о терроризме и переквалифицировать на экстремизм.

 11:16 Адвокат Маркеева с трудом подбирает слова:

— Удивительная... безалаберность: суд первой инстанции говорил, что рассмотрит все наши ходатайства в совещательной комнате при вынесении приговора, но не уделил им в приговоре ни слова. Это говорит о предвзятости и обвинительном уклоне суда, абсолютном неуважении к защите, подсудимым и, в конце концов, к самим себе.

11:09 Маркеева:

— Приволжский окружной военный суд [вынес приговор по делу «Сети»*] стал инструментом в нечистоплотных руках органов дознания. Он попустительствовал беззаконию, в итоге приговор несправедлив, в нем масса нарушений. Приговор написан так, что «не вырубишь топором», но ни одного доказательства вины Пчелинцева нет — что он создал террористическое общество, вел отбор членов «Сети»* и собирался свергнуть конституционный строй.

11:06 Пчелинцев:

— По статье 205.4 ["Организация террористического сообщества и участие в нем"] у нас 0% оправдательных приговоров. В глубине души всех устроит возвращение прокурору и соединение с питерским делом «Сети»*.

Просит вернуть дело прокурору, прекратить дело по ст. 205.4 УК РФ и переквалифицировать на статью об экстремизме. Слово берет его адвокат Оксана Маркеева.

11:04 Пчелинцев зачитывает разные определения терроризма. Одно из первых — по версии Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом 2001 года. Затем определения экстремизма из российских законов. Говорит, что все обвинение укладывается в статью об экстремизме, но никак не о терроризме:

— Максимум экстремизм, хоть и без конкретики.

Дмитрий Пчелинцев (справа)

11:01 Пчелинцев рассуждает, почему суд «гонит» процесс и якобы не хочет вдаваться в подробности:

— Одна из причин, что дело будет передано в суд первой инстанции или в прокуратуру. Одним из вариантов может стать соединение двух уголовных дел — питерского и пензенского. В этом случае появились бы основания приобщить к делу в Пензе новую экспертизу файлов «Положение» и «Съезд». Ее сделал Минюст после приговора — в конце февраля 2020 года.

Апелляционный суд отказался приобщать ее к материалам дела, поскольку новые доказательства нарушили бы принцип равенства сторон. Подсудимый при этом объясняет, почему оба дела не соединяли раньше: питерское дело состоит наполовину из материалов пензенского. В пензенском наоборот, крайне мало отсылок к питерскому, по мнению Пчелинцева, потому что они не стыкуются с позицией обвинения пензенского УФСБ и ослабляет его.

10:55 Пчелинцев:

— Будет ли суд раскрывать упаковку и включать компьютер в совещательной комнате, непонятно. Каким образом он будет делать выводы, непонятно.

10:54 Пчелинцев переходит к файлам в ноутбуке Ильи Шакурского, изменения в которые вносились после его задержания. Один из основных документов обвинения «Съезд-2017» кем-то изменялся 30 октября 2017 года, на копиях файла есть и две другие даты изменения:

— Это говорит о том, что две другие даты были вбиты вручную, с помощью специальных программ. 

Именно поэтому, предполагает Пчелинцев, даты доступа к файлам не менялась, когда их открывали в суде. Они будто были кем-то защищены. Все эти нестыковки помогла бы установить компьютерно-техническая экспертиза. Но суд второй инстанции (апелляция) отказал в ее проведении из-за того, что отказал суд первой инстанции, говорит Пчелинцев.

10:47 Пчелинцев разбирает питерский эпизод (по версии обвинения, в Санкт-Петербурге в конце февраля - начале марта был съезд ячеек «Сети»*). Подсудимый ссылается на справки сотовых операторов и звонки в Петербурге: они датированы началом февраля и концом марта. Напоминает, что ездил на открытые мероприятия и единственного, кого видел там, был питерский фигурант Виктор Филинков. Никого из Пензы, вопреки обвинению, по словам Пчелинцева, там не было.

— Однако суд не услышал наши аргументы и написал, что это [съезд] было в конце февраля - начале марта, — подытоживает фигурант.

10:45 Пчелинцев начинает с того же, что говорил вчера, что в прениях стороны должны ссылаться на то, что было исследовано в суде апелляционной инстанции.

— У нас ничего не было исследовано. На что будем ссылаться?

Суд поправляет его:

— Пчелинцев, вы неверно трактуете кодекс.

Подсудимому разъясняют, что он может ссылаться на все доказательства, которые исследовали в суде первой инстанции.

10:40 Суд начинает прения и дает слово Дмитрию Пчелинцеву. В зале находятся его родители, они приехали из Москвы. У Светланы Пчелинцевой сегодня день рождения.

10:33 Всех завели в зал.

10:13 Фигурантов пока не привезли в суд.

*«Сеть» — признанная террористической организация, запрещена в России. Фигуранты дела «Сети»* заявили, что в реальности такой организации не существовало.

Екатерина Малышева, Евгений Малышев, Александр Тихонов, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Пензенская область

События

Репрессии

Дело «Сети»*

Суд

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности