Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Пензенская область

«Как наш судебный процесс связан с пензенским?». Московский окружной военный суд допросил пензенских свидетелей по «питерскому» делу «Сети»*

По мнению судей, многие обстоятельства «питерского» дела не имеют отношения к «пензенскому»

Московский окружной военный суд продолжает рассматривать так называемое «питерское» дело в отношении анархистов Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова, обвиняемых в участии в террористическом сообществе «Сеть»* (часть 2 статьи 205.4 УК). Слушания по делу начались в Петербурге 8 апреля 2019 года.

«Питерское» дело рассматривается отдельно от «пензенского», по которому судят еще семерых антифашистов, обвиняемых в создании и участии в «Сети»* (части 1 и 2 статьи 205.4 УК). На выездном заседании в Петербурге 15 и 16 мая московский суд допросил восемь свидетелей из Пензы, где, по версии следствия, изначально возникла «Сеть»*. Что говорили пензенские свидетели в допросах по «питерскому делу» — в материале корреспондента «7×7». 

Пенза на связи с Петербургом

Среди свидетелей в Пензе четверо обвиняемых по «пензенскому» делу: Дмитрий Пчелинцев, Илья Шакурский, Арман Сагынбаев и Максим Иванкин. Еще четыре свидетеля — родственники и знакомые пензенских фигурантов дела: мать Шакурского Елена Богатова, Антон Шульгин, Егор Зорин и Максим Симаков.

Допрос Пчелинцева, Шакурского, Сагынбаева и Иванкина в режиме видеоконференцсвязи обеспечил Пензенский военный гарнизонный суд и судья Денис Таркунов в здании Пензенского областного суда 16 мая.

К 10:00 в зале судебного заседания собрались родственники подсудимых, представители НТВ, корреспондент «7х7» и адвокаты Сагынбаева, Иванкина и Шакурского. Пчелинцев и Шакурский свидетельствовали по «питерскому» делу без адвокатов, Сагынбаев и Иванкин — в присутствии своих адвокатов Ольги Рахмановой, Тимура Мифтахутдинова и Константина Карташова. По словам адвокатов, им до сих пор непонятно, почему «питерское» и «пензенское» дела рассматриваются судами раздельно, хотя они тесно связаны и должны быть объединены в одно.

При допросе пензенских свидетелей 15 и 16 мая судьи неоднократно отклоняли вопросы и мотивировали это тем, что «пензенское» и «питерское» дела не связаны друг с другом.

— А как наш процесс судебный связан с процессом, который будет рассматриваться в Пензенском областном суде в отношении Пчелинцева там, Шакурского?.. — спросил московский судья защитника Виктора Филинкова Виталия Черкасова при допросе Ильи Шакурского 16 мая.

— У него [Шакурского] личные интересы, для него важный судебный процесс, который там [в Пензе] проходит, — ответил Виталий Черкасов.

Максим Иванкин и Илья Шакурский отказались от дачи показаний

Первым московские судьи вызвали для допроса Максима Иванкина, который давал показания в присутствии своего адвоката Константина Карташова.

Допрос Иванкина был коротким: он сообщил суду только о том, что не знает питерских подсудимых. По его словам, с Филинковым он не знаком. Филинков сказал, что, возможно, как-то ходил с Иванкиным в кино в Пензе. Бояршинова Максим Иванкин тоже не знает, Бояршинов заявил, что Иванкин известен ему как «Паша» из пензенской группировки «Сети»*.

От дальнейшей дачи показаний по «питерскому» делу Иванкин отказался до тех пор, пока не будет допрошен по своему основному делу в Пензе, по которому он проходит как подсудимый.

Адвокат Константин Карташов поддержал своего подзащитного:

— Показания по этим делам [«питерскому» и «пензенскому»] тесно взаимосвязаны. Поэтому «пускать телегу впереди лошади» нецелесообразно.

Суд отказал обвинителю в допросе Максима Иванкина, и его увели из зала суда.

Илья Шакурский, которого московский суд допрашивал последним из четырех пензенских фигурантов, так же как и Максим Иванкин, отказался давать подробные показания по «питерскому» делу до дачи показаний по существу в «пензенском» деле. С московским судом он общался без своих адвокатов.

В ходе допроса Шакурский успел заявить о том, что не знаком с Филинковым и Бояршиновым. Филинков сказал, что видел Шакурского на видео в интернете.

С Пчелинцевым Шакурский, по его словам, знаком, но он не понимает, какое это отношение этот вопрос имеет к «питерскому» делу. Отвечать на дальнейшие вопросы о пензенских фигурантах дела Шакурский согласился только в пензенском суде, где он фигурирует как обвиняемый. Шакурский также сказал московскому суду, что ему ничего неизвестно о сообществе «Сеть»* и что он в нем не участвовал. Судьи назвали его «очень ценным свидетелем» и отпустили.

Допрос Армана Сагынбаева

Арман Сагынбаев общался с московским судом по видеоконференцсвязи в присутствии одного из своих адвокатов — Ольги Рахмановой — больше часа.

Он сказал, что знает Виктора Филинкова и что раньше у них были дружеские отношения, а после личного конфликта стали нейтральными. Бояршинова Сагынбаев, по его словам, видит второй раз в жизни: в первый раз он видел его на очной ставке.

С Филинковым Арман Сагынбаев познакомился через девушку Виктора, Александру Аксенову, в 2015 году. Потом они встречались несколько раз, у них появились общие интересы: наука, программирование, компьютерные игры. С Шакурским, Пчелинцевым и осужденным на 3,5 года Игорем Шишкиным Армана «связывали антифашистские убеждения».

— В 14 лет или 15 лет на меня напали националисты из-за того, что я не славянской внешности. И тогда я решил, что так быть не должно, — объяснил Сагынбаев истоки своих убеждений. — Пчелинцев позвал меня в Пензу, но там мы обучались только самообороне и занимались страйкболом.

Сагынбаев назвал известные ему прозвища Шакурского — «Спайк» и Пчелинцева — «Пчёл». Филинкова он знал как «Витю», его фамилию он узнал только из материалов дела. На просьбу адвоката Филинкова Виталия Черкасова охарактеризовать его подзащитного Сагынбаев ответил:

— Он довольно хорошо знает науки и языки программирования. У него скептические взгляды на мифы, что очень важно в наше время, когда их показывают по телеканалам. Например, когда на НТВ говорят, что ГМО [генно-модифицированные организмы] — это вредно. И еще у него слишком высокие нравственные ценности.

Вопрос адвоката Арману о том, может ли Филинков причинить кому-то боль, судьи сняли. Об участии Филинкова в боевых тренировках в деле «Сеть»* Сагынбаеву, по его словам, ничего неизвестно. Так же, как и о самой «Сети»*:

— Я знаю только «пропутинскую» сеть, знаю сеть интернет, а террористическую сеть не знаю.

Во время допроса Сагынбаева прокурор Екатерина Качурина зачитала протоколы двух его предыдущих допросов — в январе и июне 2018 года. Адвокат Сагынбаева Ольга Рахманова была против чтения второго протокола, потому что «он [Арман] не понимает, это может ему навредить», но суд оставил ее протест без внимания. На вопрос суда о том, почему Сагынбаев подписал признательные показания, от которых теперь отказывается, он ответил:

— Они [сотрудники УФСБ по Пензенской области] очень вежливо подключили ток к большим пальцам моих рук и сказали: «Если откажешься, это повторится». Я подписал потому, что не хочу умереть в СИЗО.

— Достойный ответ, — прокомментировали из зала суда в Петербурге.

Сагынбаев напомнил суду, что у него серьезное заболевание — ВИЧ-инфекция — и сказал, что подписал показания также из-за любви к своей девушке Анне Топчиловой, чтобы ей не было хуже. Он назвал суду имена и отчества следователей, которые его пытали, и сообщил об отказах прокуратуры на его жалобы.

Во время допроса у Армана Сагынбаева состоялся короткий диалог с Виктором Филинковым, который задавал ему вопросы. Два последних вопроса Филинкова о том, знает ли Сагынбаев, что конституция запрещает пытки, и соблюдаются ли его права, судьи сняли.

— Привет, Арман.

— Привет, Виктор.

— Мы общались с тобой после личного конфликта?

— Нет.

— Это [конфликт] было до 2017 года?

— Да, по-моему, это было в начале зимы 2016 года, кажется, в декабре.

<…>

— Витя, не переживай, все будет хорошо! [Филинкову] Я вас всех люблю, — обратился он к друзьям в зале.

— Мы тебя тоже любим! ответили ему в зале заседаний в Пензе.

— Я вас больше люблю!

Пензенский облсуд, автор Екатерина Герасимова

Допрос Пчелинцева

Московский суд допрашивал Пчелинцева, как и Сагынбаева, больше часа. Пчелинцев решил давать показания без своего адвоката Олега Зайцева.

Бояршинова, по его словам, он видел только на очной ставке, Филинкова знает с осени 2016 года. Познакомился с ним через его девушку Александру Аксенову, когда остановился у них в Петербурге. Пчелинцев рассказал о знакомстве с Сагынбаевым в Москве и Шакурским в Пензе 2010 и 2014 году.

С Арманом они «были из одной [антиавторитарной и антифашистской] среды, где многие друг друга знают, с Ильей Шакурсим они «пересекались на общественных мероприятиях». Из других фигурантов — Егора Зорина он не знает, Максима Иванкина знает с 2013 года, их так же связывала одна среда и работа в ресторане.

— Никакую «сеть» я не знаю. Это слово следователя, он его ввел, чтобы все выглядело очень опасно, — сказал Пчелинцев московскому суду.

Большую часть времени Пчелинцев отвечал на вопросы прокурора Екатерины Качуриной о «съезде» в Петербурге фигурантов дела, который, по версии обвинения, состоялся в феврале 2017 года.

По словам Пчелинцева, в это время он действительно ездил в Петербург на концерт итальянской группы. В один из дней у него было свободное время, и он посетил семинар по консенсусу, который увидел в социальной сети «ВКонтакте». Там, по его словам, обучали навыкам принятия коллективного решения «в горизонтальном антиавторитарном коллективе» без лидера. Организаторов семинара Пчелинцев не знал и не интересовался этим, семинар проходил «на квартире», адреса которой он не запомнил. Из всех фигурантов дела «Сети»* он точно помнит на семинаре только девушку Филинкова Александру Аксенову, но видел много знакомых лиц. Диалог Пчелинцева с прокурором Еленой Качуриной:

— Семинар предоставлял участникам «ночлежку», но вы не знали хозяев этой квартиры, правильно я понимаю?

— Да, у нас не принято отказывать, это нормальная практика для молодежи и антиавторитарной среды.

— А Аксенова-то без Филинкова была? Она же девушка Филинкова, как это она в отсутствие Филинкова туда поехала? На семинар по консенсусу…

— Конечно, если девушка едет куда-то без мужчины, ее из-за этого не закидывают больше камнями, если вы не знали…

— Они решение не смогут принять в коллективе, понимаете. Ладно, хорошо, про семинар мы с вами поговорили. Прекрасно.

— У нас не по законам шариата… послышались в трансляции слова судьи из Москвы.

— Конечно, конечно, — сказала прокурор Качурина.

На дальнейшие вопросы прокурора Пчелинцев отвечал очень подробно, на что ему несколько раз указали судьи:

— Вы много говорите слишком.

Несколько вопросов от прокурора и адвоката Филинкова Пчелинцеву суд снял, так как их темы не имеют отношения к «питерскому» делу. Пчелинцев рассказал об известных ему прозвищах фигурантов, назвал их «просто антуражем», «псевдонимами» и объяснил, для чего еще они нужны:

—Многих наших друзей убили неонацисты, так как знали их установочные данные. Хорошо, если, например, концерт проходил у нас без госпитализации. Меня называли «Антоном» с 2011 года. Полстраны меня знает как Антона, я музыкант, меня так на сцене представляли. Филинкова мне представили как «Витю», а у Шакурского штук 30 псевдонимов, он активный антифашист. Например, «Иисус» — это один из его псевдонимов.

Несмотря на протест Пчелинцева, прокурор огласила его допрос от 23 марта 2018, который провел следователь Валерий Токарев якобы в здании УФСБ по Пензенской области.

— В это время у меня не было никаких допросов. С 14 февраля по 23 мая меня вывозили из СИЗО только один раз в суд для продления меры пресечения. В здании УФСБ я не был. Этот текст полностью скопирован из моего предыдущего допроса следователем Геннадием Беляевым.

Пчелинцев и НТВ

В перерыве перед допросом у Дмитрия Пчелинцева состоялся второй диалог (первый —14 мая) с представителями НТВ, который он и его родственники расценили как провокации.

— Вам Ваш друг [Филинков] ручками машет в камеру [на экране видеоконференцсвязи], — сказала представитель телекомпании.

— Я не вижу все равно, у меня правый глаз теперь плохо видит, — ответил Пчелинцев.

— Девушка-журналист НТВ уже решила, кто друзья и кто в каких отношениях состоит, — вступили в беседу родственники Пчелинцева из зала суда.

— Ну я смотрю, по реакции Дмитрия и по вашей понятно, что знакомы… — снова сказала корреспондент НТВ.

— Да? Это как это вы поняли по нашей реакции? Мы «познакомились», читая про них в газетах… — сказал кто-то из близких Пчелинцева.

<…>

— Что у вас там за смех? вдруг вступил в беседу Филинков, слышавший происходящее по видеотрансляции.

— У нас НТВ, уважаемый телеканал НТВ, — ответил ему Дмитрий Пчелинцев.

— Почему НТВ лжет? спросил Филинков.

— Работа у них такая… — ответили ему из Пензы.

<…>

— Действительно ли у Вас были боевые припасы, гранаты, ружья? спросила сотрудник НТВ, представившаяся как Мария.

— Гранаты мне подложили, а ружья принадлежат мне на легальных совершенно основаниях, ну то есть как у инструктора по практической стрельбе. Очень было бы странно, если бы у меня их не было. Мария, а сколько Вы зарабатываете на НТВ? — ответил Пчелинцев.

— А вы?

— Я сейчас вот зарабатываю нисколько. А если бы у меня сейчас было все хорошо и продолжалось, как я планировал, то сейчас у меня была бы зарплата 50 тысяч… У меня сейчас были бы дети свои… А зарплата 50 тысяч это очень высокая зарплата. Пенза — самый бедный город,ответил подсудимый.

— После твоих таких комментариев, Дима, будет закадровый голос на канале НТВ, где скажут, что ты недоволен устройством в Пензе.

— … ага, и его конституционным строем… — пошутил Дмитрий Пчелинцев.

—… из чего «можно» будет сделать вывод, что ты — террорист.

Вскоре беседа Пчелинцева и его родственников с НТВ закончилась, в зал зашел судья.

Главное в показаниях пензенских свидетелей по «питерскому» делу

Кроме четверых подсудимых по «пензенскому» делу «Сети»*, 15 мая Московский окружной военный суд также допросил еще четырех пензенских свидетелей по «питерскому» делу.

Это родственники и знакомые пензенских фигурантов дела: мать Шакурского Елена Богатова, Антон Шульгин, Егор Зорин и Максим Симаков.

Присутствовать на даче их показаний в Пензенском гарнизонном военном суде корреспонденту «7х7» не удалось, поскольку одновременно с этим в здании Пензенского областного суда проходило судебное заседание, на котором высказывались адвокаты и подсудимые по «пензенскому» делу. 

Подробную текстовую трансляцию показаний пензенцев вела Медиазона.

Егор Зорин

Первым показания давал Егор Зорин, чья явка с повинной стала формальным основанием для возбуждения дела. Он рассказал суду, как познакомился с фигурантами дела «Сеть»* в феврале 2017 года в Петербурге, якобы, на съезде межрегиональных ячеек сообщества. На съезд Зорина, по его словам, пригласил Илья Шакурский, с которым они вместе учились в Пензенском государственном университете.

Помимо Филинкова и Шакурского Зорин помнит, что были и другие фигуранты дела, но всех он не запомнил. По словам Зорина, участники групп готовились к защите мирного населения в случае конфликта с государством. Цель сообщества, по мнению Зорина, была в том, чтобы не дать подавить народные волнения и оказать поддержку населению. Никакие решения, по его словам, не принимались, велось только обсуждение. Свидетель заявил, что уехал до завершения съезда, позже перестал участвовать в деятельности сообщества, «уклонялся от тренировок» и не интересовался жизнью бывших товарищей.

Елена Богатова

Мать Ильи Шакурского, Елена Богатова на допросе сказала, что не знакома с питерскими фигурантами. Богатова заявила о давлении и шантаже со стороны следователя Токарева, о чем она заявляла в правоохранительные органы, но получила отказы. Мать Шакурского отказалась свидетельствовать против своего сына на основании статьи 51 Конституции (о праве не свидетельствовать против себя и близких родственников).

Из пензенских фигурантов Елена Богатова знает только Василия Куксова и Егора Зорина, они были друзьями его сына. Она рассказала, что сын любил путешествовать, в том числе с Егором Зориным. На вопрос прокурора о том, увлекался ли анархизмом ее сын, Елена Богатова ответила, что «каждый человек может этим увлекаться» и что «Льва Толстова тоже можно назвать анархистом». Вопросы об изъятии оружия у Шакурского судья снял на основании, что они не имеют отношения к «питерскому» делу.

Адвокат Виктора Филинкова Виталий Черкасов сказал Елене Богатовой, что, несмотря на статью 51 Конституции, она «все равно дала показания против своего сына».

Максим Симаков

Максим Симаков заявил суду, что не знаком с Виктором Филинковым и Юлием Бояршиновым. С Пчелинцевым знаком с 2009 года, с другими фигурантами он мог видеться только по работе в ресторане. Симаков говорит что, возможно, слышал что-то про «Сеть»*, но ничего конкретного сказать не может. О причастности фигурантов дела к «Сети»* он не знает.

На вопросы про Пчелинцева и его отношение в ситуации в стране Симаков вспомнил только его недовольство ценами на бензин. Он прекратил общаться с Пчелинцевым в 2016 году из-за того, что Пчелинцев перестал работать в ресторане, а Симаков завел семью и перестал заниматься спортом. Про тренировки фигурантов свидетель сказал, что ничего о них не знает.


Антон Шульгин

Свидетель сказал суду, что не знаком с Филинковым и Бояршиновым. Он помнит, что у Шакурского было прозвище «Спайк», что он занимался общественной деятельностью. Других фигурантов дела Шульгин не знает.

Свидетель сообщил, что во время следствия на него оказывалось давление, поэтому в протоколе его допроса есть показания, которые он не давал.

Виктор Филинков и его защитник Виталий Черкасов выступили против оглашения допроса Шульгина, поскольку это не имеет отношения к питерским фигурантам. Судья проигнорировал протест, и прокурор огласила протокол.

По первоначальным показаниям Шульгина, Илья Шакурский якобы призывал к насильственному свержению власти. На заседании Антон Шульгин сказал, что следователь исказил его слова, а Шакурский не призывал к радикальной деятельности.

*Сеть — террористическая организация, запрещенная в России.


Слушания по «питерскому» делу в отношении анархистов Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова, обвиняемых в участии в террористическом сообществе «Сеть»* (часть 2 статьи 205.4 УК), начались в Петербурге 8 апреля 2019 года.

В Пензе суды начались 25 апреля, разбирательство по существу стартовало 14 мая, когда прокуроры зачитали обвинительное заключение. Пензенских анархистов ― Илью Шакурского, Дмитрия Пчелинцева, Армана Сагынбаева, Василия Куксова, Андрея Чернова, Михаила Кулькова и Максима Иванкина ― обвиняют в организации террористического сообщества и участии в нем (часть 2 статьи 205.4 Уголовного кодекса). Илье Шакурскому и Дмитрию Пчелинцеву инкриминируется также часть 1 статьи 205.4. УК РФ («Создание террористического сообщества»).

После оглашения обвинения все семеро фигурантов дела не признали свою вину. По словам арестованных, ранее они дали признательные показания под пытками. Часть признательных показаний впервые обнародовали 15 января 2019 года на открытом заседании в Пензенском областном суде.  

Суд в Пензе 16 мая отказался вернуть дело «Сети»* в прокуратуру для пересмотра. Следующее заседание по «пензенскому» делу назначено на 21 мая.

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости