Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Пензенская область
Собирается ежемесячно 19 959 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
Екатерина Малышева, Евгений Малышев, Александр Тихонов
  1. article
  2. Пензенская область

Апелляция по «пензенскому делу». Как прошел восьмой день процесса

Екатерина Малышева, Евгений Малышев, Александр Тихонов
Максим Иванкин в Пензенском областном суде 29 сентября
Фото Екатерины Малышевой

Апелляционный военный суд во Власихе (Московская область) продолжает рассмотрение жалоб фигурантов «пензенского дела» на приговор. На предыдущем заседании суд отказал защите в повторном исследовании доказательств, в приобщении к материалам приговора по «питерскому делу» и публикаций «Новой газеты» о секретном свидетеле Кабанове. Адвокат Дмитрия Пчелинцева Оксана Маркеева заявила ходатайство о недопустимости доказательств вины своего подзащитного. «7x7» следит за процессом из Пензенского областного суда, где находятся подсудимые.

16:41 Суд объявляет перерыв до 7 октября.

16:40 Пчелинцев заявляет организационное ходатайство. Он просит, чтобы его жена, которая представляет его интересы в ЕСПЧ, могла ходить к нему на свидания

16:39 Суд завершает судебное следствие и переходит к прениям сторон.

16:37 Адвокат Федулов настаивает на ускорении получения медицинских документов о состоянии здоровья Куксова. По его словам, без вмешательства суда документы придут только через 30 дней, когда приговор уже вступит в законную силу.

Адвокат возмущается приговором суда первой инстанции, который, по его мнению, проигнорировал многочисленные жалобы защиты на противоречия. Он просит апелляционную коллегию не делать то же самое и изучить доказательства:

— Мы для того и пришли в апелляцию, потому что первая инстанция не сделала то, что от нее требовалось.

16:36 Маркеева:

— Считаю, в данном случае есть предвзятость по отношению к защите и подсудимым.

Адвокат просит занести в протокол.

Судья спрашивает, будут ли еще заявления.

В зале реплика:

— Отвод никто не хочет заявить?

16:34 Адвокат Оксана Маркеева берет слово и отвечает судьям:

— Ходатайства о недопустимости доказательств заявляются для того, чтобы стороны не могли ссылаться на них при выступлении на прениях.

Про инициирование проверок в отношении сотрудников ФСБ:

— Извините, когда вы уйдете в совещательную комнату, уже будет поздно. Чисто теоретически, приговор тогда уже вступит в законную силу, и мы не сможем в полной мере использовать свое право на защиту. Фактически нам отказывают в нашем праве на защиту.

16:31 Про копирование информации с ноутбука Шакурского суд говорит, что еще не принято решение, законен ли приговор:

— Решение может быть любым: вплоть до возвращения дела прокурору и вынесения оправдательного приговора.

Смех в зале, все оживились, Сагынбаев встал с лавки, все смеются.

— Над нами просто издеваются, — реплики в зале.

16:28 Судья читает все это, периодически вздыхая. Арман Сагынбаев лег на лавку в «аквариуме».

16:25 Суд:

— Все доказательства были исследованы в суде первой инстанции, защита уже просила исключить недопустимые доказательства. Суд уже дал им правовую оценку. Апелляционный суд проверит это решение. Не более.

О ходатайствах защиты по новым экспертизам:

— Одного лишь сомнения защиты недостаточно для их проведения.

Про ходатайства Пчелинцева об ознакомлении с аудиозаписями заседаний:

— Суд считает, что нет доказательств, что подавались такие ходатайства. Только на ознакомление с протоколами, не аудиозаписями.

16:24 По запросу о документах по здоровью Куксова прокурор предлагает суду отказать. Медкарту прокурор предлагает не запрашивать из СИЗО. Суд посчитал, что адвокат не доказал, что запрашивал документы из СИЗО.

16:23 Про ходатайство Шакурского о копировании информации с ноутбука Toshiba: судьба этого вещдока определена судом.

— Проверку законности его решения мы проведем, — обещает прокурор.

В зале возмущение: сейчас и заявляются просьбы о перепроверке. В чем тогда проверка законности на стадии апелляции?

16:19 Оснований для инициирования медэкспертизы по возможным пыткам Пчелинцева током гособвинитель не видит. Это будет, по его словам, «переоценка выводов суда в приговоре». Проверка в отношении оперативника ФСБ Вячеслава Шепелева не входит в компетенцию суда, продолжает он. Также прокуратура против рассекречивания свидетелей.

16:17 Заседание возобновилось после перерыва. Прокурор:

— Защита повторила в ходатайствах практически то, что изложила в апелляционных жалобах. Принятие ходатайств предрешило бы решение о законности и обоснованности приговора. А этот вопрос должен решаться в совещательной комнате судом.

15:05 Прокурор попросил у суда час на ознакомление с ходатайствами. Перерыв.

15:00 Пчелинцев выделяет голосом несколько раз слово «по-прежнему». И под занавес просит снова рассекретить секретных свидетелей — некоторые из них дважды судимы и чисто физически не могли сидеть с ним в одно и то же время в одиночной камере, говорит он.

14:58 Пчелинцев:

— У меня по-прежнему есть следы электрометок. Определить это можно по-прежнему с помощью медэкспертизы. Меня еще никто так и не осматривал. Если суд считает, что поздно делать экспертизу, то нет, не поздно. Следы проводов по-прежнему на моем теле.

14:55 Защита завершила представление ходатайств. Слово берет Дмитрий Пчелинцев.

14:50 Адвокат Максима Иванкина Константин Карташов просит признать недопустимыми протоколы допроса подзащитного и очных ставок. Считает, что признательные показания тот давал под давлением.

14:44 Игорь Кабанов, адвокат Михаила Кулькова, просит признать недопустимым доказательством показания секретного свидетеля Снупова (по мнению защиты, оговорил Кулькова и сотрудничал со следствием).

14:38 Протоколы изъятия наркотических закладок от июня 2018 года, которые якобы делал Чернов, Фоменко тоже просит признать недопустимыми. В суде не удалось при осмотре телефона найти адреса этих закладок (у следствия это получилось).

14:36 Адвокат Андрея Чернова Станислав Фоменко просит признать недопустимыми показания Зорина — в протоколах судебных заседаний масса искажений, о которых говорили защитники в предыдущие дни. Также ходатайствует о признании незаконным протокола обыска у Чернова — на то не было судебного решения. Суд не дал этому оценку и не объяснил, были ли обстоятельства исключительными, чтобы обыскивать квартиру Чернова и его вещи без судебного постановления. Фоменко снова напоминает, что телефон лежал три месяца в ФСБ без упаковки и что есть признаки вмешательства.

14:31 В приговоре говорится об изъятом у Куксова системном блоке. Но в суде его не исследовали, материалы следствия не оглашали. Если же суд откажет его исследовать, Куксов настаивает на комплексной компьютерно-технической экспертизе.

14:29 Неизвестна судьба одного из изъятых у Куксова телефонов. Второе его ходатайство — просит признать незаконным протокол осмотра вещдоков — тот самый знаменитый от 20 февраля 2018 года. В суде обнаружилась масса нестыковок.

14:27 Василий Куксов зачитывает два ходатайства: просит повторно исследовать вещдоки и показания свидетелей в суде — Егора Зорина, своей жены Елены Куксовой, понятых, секретного свидетеля Лисина, экспертов ФСБ: химиков, трасологов и баллистов (специалистов по оружию).

Василий Куксов

14:25 Защита возвращается к секретному свидетелю с псевдонимом Кабанов. По словам Моргунова, еще на стадии следствия в показаниях Кабанова обнаружились множественные противоречия, однако следователь так и не дал провести очную ставку с ним. Адвокат ходатайствует о том, чтобы свидетеля Кабанова рассекретили и предоставили Шакурскому возможность защищаться и доказывать, что показания Кабанова не соответствуют действительности.

Шакурский просит скопировать всю информацию с его ноутбука Toshiba на внешние носители защиты. Ссылается на статьи закона, которые дают на это право, — у него много важной и ценной информации (суд первой инстанции постановил уничтожить все вещдоки).

Адвокат Александр Федулов просит запросить у СИЗО документы о здоровья Василия Куксова. После приговора у него из-за лечения туберкулеза начались осложнения с печенью.

14:20 Адвокат Ильи Шакурского Сергей Моргунов продолжает после перерыва. Просит признать недопустимым доказательством протокол осмотра территории заброшенного лагеря около поселка Колос 18 октября 2017 года, где по словам Егора Зорина, проводились тренировки членов террористической организации. Адвокат уточнил, что процессуальный статус Зорина на момент осмотра не указан: свидетель он или подозреваемый. Также просит исключить протокол допроса фигуранта питерского дела «Сети»* Игоря Шишкина, который заявил в суде, что давал показания со слов сотрудников ФСБ и не был очевидцем описанных им событий.

12:56 Суд объявил перерыв на обед до 14:00.

12:55 Адвокат Моргунов напомнил, что вызывают множество вопросов самодельное взрывное устройство (СВУ) и пистолет, обнаруженные в квартире Шакурского. Попросил исключить их из числа доказательств.

12:43 Сергей Моргунов вновь просит исключить из числа доказательств аудиозаписи разговоров Шакурского с секретным свидетелем Кабановым:

— Записи представлены в суд как доказательство вины Шакурского, но они не соответствуют требованиям УПК. В частности, там нет высказываний об организации террористического сообщества, которое вменяется Шакурскому в вину. Да и в самих аудиозаписях обнаружены признаки монтажа.

Кто обрабатывал так называемую оперативную запись на контрафактном программном обеспечении, что доказано экспертизой? Секретный свидетель предоставил нарезки, выдернутые из контекста? Или сотрудники ФСБ работают с контрафактными приложениями?

Этот вопрос судом так и не разрешен, обвинением не опровергнут.

12:33 Адвокат Моргунов просит признать недопустимым доказательством ноутбук Шакурского, на котором обнаружены признаки несанкционированного доступа после задержания и файлы, созданные пользователем с никнеймом SHEPELEV (совпадает с фамилией оперативника ФСБ Вячеслава Шепелева).

12:31 Также Сергей Моргунов попросил признать недопустимыми доказательствами прослушку телефонных разговоров Шакурского до задержания, которая делалась без разрешения суда, и все протоколы допросов Шакурского с октября 2017 года по март 2018 года, которые якобы проводились под психологическим и физическим давлением со стороны следствия.

12:24 Защитник Ильи Шакурского Сергей Моргунов также просит признать недопустимыми доказательства, которые суд первой инстанции положил в основу приговора.

В их числе — характеристики Шакурского, подписанные участковыми полиции Курносовым, Гришиным и Титовым, психологом Маркиным. По мнению адвоката, в них содержатся недостоверные и искаженные сведения.

Кроме того, действительности не соответствуют протоколы допроса целого ряда свидетелей, которые отказались в суде от своих показаний и заявили о давлении сотрудников ФСБ.

12:20 Дмитрий Пчелинцев просит провести социологическую экспертизу о том, как устроено анархистское движение. Суд первой инстанции отказался это делать и ушел, по словам подсудимого, от политической подоплеки. Фигурант считает, что суд отказался проводить эту экспертизу, потому что она опровергнет обвинительное заключение: анархисты, по его словам, априори не могут создавать четкую иерархию и структуру, да еще для захвата власти.

— Обвинение говорит, что устремления захватить власть были и что при этом мы руководствовались анархистской идеологией, — напомнил Пчелинцев.

По его словам, в приговоре так и нет ссылок на конкретные действия по созданию террористического сообщества:

— Все это абстрактно. Мы говорим, что это абсурд, однако наши доводы игнорируют и даже не упоминают в приговоре.

12:12 Пчелинцев:

— Я просил суд провести дополнительную психолого-лингвистическую экспертизу этих книг и высказался в ходатайстве о каждой исследованной книге, но суд мне отказал, сославшись на то, что даст оценку моим аргументам в приговоре. Однако ни один мой аргумент в приговор не попал, там только одна фраза про книги — что их надо уничтожить. Считаю, что уничтожать книги — это дело нацистов и инквизиторов.

Он попросил суд назначить психолого-лингвистическую экспертизу изъятых у него книг. По его словам, это необходимо для проверки его доводов. Пчелинцев убежден, что никакого отношения к пропаганде терроризма и насилия изъятые книги не имеют.

12:07 Дмитрий Пчелинцев говорит, что в изъятых у него книгах обнаружена пропаганда терроризма. Но он так и не увидел ее там, а суд первой инстанции исследовать эти книги отказался.

12:03 Пчелинцеву так и не предоставили возможность ознакомиться с аудиопротоколом судебных заседаний, на его письменное ходатайство от 10 февраля 2020 года ответа до сих пор не поступило, продолжает Маркеева. Она считает это нарушением права на защиту.

Просит провести проверку в отношении оперативника ФСБ Вячеслава Шепелева.

— Апелляционный суд должен проводить проверку? - уточняет суд.

Адвокат напоминает, что суд первой инстанции отказался это делать. Просит вынести частное определение и обязать компетентные органы провести проверку по факту возможной фальсификации материалов уголовного дела и применении пыток к подсудимому.

Аналогичную проверку адвокат просит провести в отношении следователя ФСБ Валерия Токарева и бывшего руководителя СИЗО №1 Олега Ихсанова, который якобы допускал в камеры сотрудников ФСБ без внесения сведений в журнал учета посещений.

Суд спрашивает, какие ответы дали правоохранительные органы.

— Я считаю, что судебное следствие проведено не объективно. Выявлены многочисленные недостатки в деятельности правоохранительных органов, в частности, следователя Токарева и оперативника Шепелева, — настаивает Оксана Маркеева.

Суд обращает внимание, что она очень много говорит и повторяется.

— Очень сложно понять ваш перечень ходатайств, — сказал один из судей.

11:49 Суд первой инстанции отказал проводить комплексную судмедэкспертизу для обнаружения следов воздействия электротоком на Пчелинцеве.

— На протяжении всего процесса Пчелинцев говорил, что его истязали сотрудники ФСБ, к материалам дела приобщены схемы мест, где его пытали и избивали. Подтверждено, что сотрудники органа дознания приходили к нему в СИЗО, но в журналах посещений это не фиксировалось, что может говорить о незаконном давлении, — напомнила его адвокат Маркеева.

Она напомнила, что ее подзащитный подавал заявление в медсанчасть СИЗО с просьбой освидетельствовать его и провести экспертизу для определения следов воздействия током. Ему ответили, что судмедэкспертиза проводится в специальных учреждениях, имеющих лицензию, а основанием для этого является определение суда или следователя.

Она не согласилась с выводом суда о том, что нельзя обнаружить следы воздействия электротоком по прошествии длительного времени. Маркеева сослалась на показания специалиста Щербакова:

— Но суд сослался на показания эксперта Молчановой, которая не увидела возможности обнаружить следы. Она не является экспертом по электрометкам. И суд сказал в приговоре, что подсудимые придумали версию о пытках с целью придания делу значительного общественного резонанса.

Маркеева попросила назначить судебно-медицинскую экспертизу Пчелинцева для обнаружения следов воздействия электрическим током.

11:40 Адвокат Дмитрия Пчелинцева ходатайствует о рассекречивании секретных свидетелей Зайцева и Волкова, которые якобы слышали в СИЗО слова ее подзащитного об участии в террористическом сообществе. Не видит оснований для засекречивания этих свидетелей, поскольку не видит угрозу для их жизни (это единственный предусмотренный законом повод для их засекречивания). Ссылается на рекомендации Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) о разумности и целесообразности засекречивания свидетелей:

— Показания этих секретных свидетелей нельзя проверить и сделать вывод об их допустимости, у Зайцева нет даже расписки о предупреждении об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

11:34 Оксана Маркеева просит исключить протоколы допроса ряда свидетелей как недопустимые доказательства:

— Показания Шишкина даны с условиях заключенного с ним досудебного соглашения о сотрудничестве.

Суд остановил ее и сказал, что она уже перечисляла свои доводы. Адвокат уточняет, что суд отказался исследовать эти доказательства, поэтому она хочет дополнить.

11:32 Адвокат Маркеева после перерыва обращает внимание, что по факту обнаружения гранат в автомобиле Пчелинцева его не допрашивали до августа 2018 года. Гранаты обнаружили в октябре 2017 года:

— То есть следствию было неинтересно, откуда эти боеприпасы, проходят ли они по уголовному делу.

Оперативник ФСБ Шепелев отказался разглашать источник, который сообщил ему о причастности Пчелинцева к террористическому сообществу. Проверить достоверность этого доказательства защита не может, а значит оно должно быть исключено из дела, убеждена Маркеева.

11:24 Пока в суде очередной перерыв, напомним, что с характеристиками в деле «Сети»* нестыковки вскрывались несколько раз. Когда обвинение просило в очередной раз продлить срок ареста фигурантов в декабре 2019 года — в самый разгар прений — прокурор принес в суд новые характеристики.

Их подписал начальник оперативного отдела СИЗО Горюнов и начальник помещения, функционирующего в режиме следственного изолятора (ПФРСИ) исправительной колонии №4 (где содержится Пчелинцев), Тельнов. Формулировка была одинаковой: «Вынашивают намерения совершить побег из-под стражи».

Дмитрий Пчелинцев (в центре). Фото Евгения Малышева

Адвокат Пчелинцева Оксана Маркеева получила тогда характеристику на подзащитного на несколько дней раньше. В ней не было никаких сведений о том, что Пчелинцев скрытен и не оставил мыслей о побеге. В характеристике у прокурора эти формулировки появились.

Оксана Маркеева и адвокат Армана Сагынбаева Ольга Рахманова просили вызвать в суд сотрудников СИЗО и ПФРСИ колонии, которые подписали новые характеристики. Суд в этом отказал.

11:15 Напомним, что защита Василия Куксова заявляла о давлении участковых, которые писали характеристики на фигурантов.

11:12 Маркеева напоминает о своих сомнениях по поводу двух гранат, обнаруженных в машине Пчелинцева:

— При обнаружении гранат никто не озадачился безопасностью присутствующих лиц. Не оцепили место, не вызвали следственно-оперативную группу. Биологических следов Пчелинцева на гранатах не обнаружили. Как так? Человек владел автомобилем, гранаты возил, а следов нет?

Она считает, что гранаты подкинули. Адвокат назвала протокол обыска автомобиля (осмотра места происшествия) недопустимым доказательством.

11:08 Оксана Макреева требует исключить из материалов дела протокол о явке с повинной за подписью Пчелинцева. Явка написана в тот день, когда к Пчелинцеву в СИЗО, по его словам, приходили сотрудники ФСБ.

— Суд первой инстанции говорит, что пыток не было, давления не оказывалось. Но в явке Пчелинцева написано, что он поджег военкомат в ночь с 22 на 23 февраля 2011 года, — сказала Маркеева.

В суде обвинение отказалось от эпизода с поджогом военкомата, поскольку не смогло доказать причастность к этому Пчелинцева. Адвокат также обратила внимание на то, что явка с повинной поступила в ФСБ 14 ноября 2017 года, а постановление о принятии уголовного дела к производству датировано 9 ноября:

— Это тоже характеризует то, как велось следствие.

11:03 Маркеева обратила внимание на то, что участковый Серов якобы сфальсифицировал характеристику на Дмитрия Пчелинцева, приобщенную к материалам уголовного дела. Он включил туда сведения, которые не соответствовали действительности и тем самым опорочил его, представив следствию портрет потенциального преступника, говорит адвокат. На ее запрос полиция предоставила совершенно другую характеристику, из которой следует, что Пчелинцев на учете в полиции не состоял, претензий к нему не было. Маркеева попросила исключить характеристику за подписью Серова как недопустимое доказательство.

Аналогичные нестыковки с действительностью адвокат обнаружила в характеристике на Дмитрия Пчелинцева из СИЗО за подписью инспектора Титова. По мнению адвоката, сведения о том, что Пчелинцев склонен к нападению на сотрудников СИЗО или побегу представлены с целью оказания давления на подсудимого. Никаких доказательств этих устремлений сотрудники СИЗО не представили, уверена Маркеева. Заключение психолога СИЗО также вызывает у нее много вопросов. Например, в биографии Пчелинцева указано, что он не служил в армии, хотя он служил.

11:00 Потом экспертизу по делу «Сети»* раскритиковал независимый московский психолог Центра экстренной психологической помощи Московского государственного психолого-педагогического университета Ростислав Прокопишин.

Он делал экспертизы по делу террористической организации «Аум Синрике»** и по делу Григория Грабового (объявил себя Иисусом Христом во втором пришествии). На заседании 6 ноября 2019 года Прокопшин раскритиковал исследование Розы Бондаренко и назвал его лишь «мнением» — у Бондаренко, по его словам, очень низкая квалификация: она специализировалась на подборе кадров или оценке инвалидности, но не на юридической психологии.

Он назвал ее выводы «ненаучными» и «совершенно безграмотными». По словам Прокопшина, эксперт была обязана зафиксировать рассказы фигурантов о пытках, но не сделала этого. Подсудимые говорили, что рассказывали о пытках ей и начальнику психологической лаборатории СИЗО № 1 Пензы Анне Маркиной.

Розу Бондаренко не удалось допросить в суде, а вот Анна Маркина в суде сказала, что ничего не слышала о насилии на территории СИЗО и ее никто не опрашивал по этому вопросу. Пчелинцев считает, что психолог изолятора солгала.

В ответ на его рассказы о пытках она якобы посоветовала ему дыхательные методики, которые помогают не бояться прихода сотрудников ФСБ, — «четыре секунды вдох, семь выдох».

Формулировки из заключения Маркиной дословно повторяются в судебно-психологической экспертизе Розы Бондаренко.

10:50 Экспертизу, о которой говорит Маркеева, оглашало гособвинение в самом начале процесса — в июне 2019 года. Роза Бондаренко установила, что все фигуранты дела в разной степени «склонны к цинизму, агрессии и враждебности». Она нашла у подсудимых «признаки высокой организованности». Дмитрий Пчелинцев и Илья Шакурский, как следует из ее выводов, обладают лидерскими качествами. Шакурский, по версии Бондаренко, «самонадеян, жесток и склонен к аффектам», Пчелинцев «обладает признаками авторитарности». Эти качества, по ее мнению, позволяли обоим подсудимым занимать лидирующее положение в группе.

10:46 По заявлению Пчелинцева проводилась проверка на предмет заведомой лжи в экспертизе эксперта Пензенского независимого центра судебных экспертиз и исследований Розы Бондаренко. Ее заказывала ФСБ в сентябре 2018 года. В возбуждении уголовного дела отказано 18 сентября 2020 года, говорит его адвокат Оксана Маркеева. Это постановление не утвердил руководитель следственного органа, доследственная проверка продолжается.

Оксана Маркеева. Фото Екатерины Малышевой

10:41 Как выяснилось, ждали не Светлану Байтурину, а Оксану Маркееву (адвокат Дмитрия Пчелинцева). Она знакомилась с 68-м томом уголовного дела. Суд возобновил процесс после перерыва.

10:23 Суд объявил перерыв, ждет второго адвоката Армана Сагынбаева Светлану Байтурину — она должна принять участие в процессе из Власихи.

10:14 Журналисты и адвокаты зашли в зал заседаний, подсудимых поместили в «аквариум».

*«Сеть» — признанная террористической организация, запрещена в России. Фигуранты дела «Сети»* заявили, что в реальности такой организации не существовало.

**«Аум Синрике» — международное религиозное объединение, признано Верховным судом РФ террористической организацией и запрещено на территории России.

Екатерина Малышева, Евгений Малышев, Александр Тихонов, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (2)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Ольга
7 окт 12:42

Судом первой инстанции доказана непричастность Григория Грабового к информации СМИ об обещаниях воскрешения детей Беслана, что также подтвердил на суде 12 марта 2008 г. следователь по делу М.Бреев, а председатель комитета "Матери Беслана" С. Дудиева выступала в суде на стороне защиты Г. Грабового. После заседания в Мосгорсуде 15.10.2008 она дала очередное интервью, где подчеркнула, что для СМИ, для правоохранительных органов позорно использовать тему Беслана для обвинения Г.П. Грабового: «Никогда Григорий Петрович в Беслане не был, никогда не обещал воскресить наших детей. Дело, раздутое с применением или, скажем, с вовлечением Бесланских событий, это очень позорно для России и для всей судебной системы, позорно для прокуратуры…» https://www.youtube.com/watch?v=kbHqD1V8uHk&feature=youtu.be

Nick
7 окт 14:51

Ровно 4 года назад Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге присудил Григорию Грабовому 2,4 тысячи евро (около 172 тысяч рублей) в качестве компенсации за более чем 2 (два!!!) года, которые он провел в СИЗО в ожидании рассмотрения российским судом возбужденного в отношении него уголовного дела и вынесения приговора.

Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Пензенская область

События

Репрессии

Дело «Сети»*

Суд

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности