Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Пензенская область
Пензенская область

«Грядут перемены, которые могут привести к революции». Что выяснил суд в Пензе из прослушки фигурантов дела «Сети»*

Подсудимые назвали героя аудиозаписей «провокатором»

Приволжский окружной суд заслушал расшифровку аудиозаписей разговоров фигурантов дела о создании террористического сообщества «Сеть»* с неонацистом Владом Добровольским. Герои записей говорили о подготовке к экономическому и политическому кризису и «революции», которая могла последовать за ним в России. По версии защиты, Влад Добровольский был провокатором, а подсудимые лишь пытались выведать у него информацию о националистических движениях. Очередное заседание по делу «Сети»* прошло 11 июля.

Что известно о Владе Добровольском

Фамилия «Добровольский» со стороны обвинения на заседании 11 июля прозвучала впервые. Подсудимые и их защитники считают, что неонацист Влад Добровольский — это «Владимир Кабанов» (так представился секретный свидетель обвинения, который выступил в суде в середине июня), который якобы был «провокатором». Суд отказался его рассекречивать, но, по версии «Новой газеты», он и неонацист Влад Добровольский (Гресько) — это один человек.

По словам секретного свидетеля Кабанова, Шакурский на протяжении года с лета 2016 года пытался вербовать его в «Сеть»*.

На открытых судебных заседаниях в январе 2019 года Илья Шакурский говорил, что не знал об аудиозаписях, которые вел Добровольский, но заявлял о нем сотрудникам ФСБ сразу при задержании. По его мнению, следователи подробно допросили Добровольского под псевдонимом Кабанов для доказательства вины Шакурского.

Как именно у следствия появились аудиозаписи разговоров Влада Добровольского с фигурантами дела «Сеть»*, пока непонятно.

Что было в прослушке

Большая часть «прослушки» — это диалоги Ильи Шакурского с Владом Добровольским в конце 2016 — начале 2017 года. В некоторых диалогах, как следует из материалов дела, участвовал Арман Сагынбаев.

В одной из расшифровок от 26 декабря 2016 года Добровольский якобы спрашивал Шакурского, к чему готовится он и его друзья: к войне или терроризму и революции.

Как следует из прослушки, Добровольский несколько раз утверждал, что Шакурский и его друзья «готовятся к потенциальному участию в революции». Шакурский в ответ якобы пояснял, что «грядут выборы, перемены» и «кризис, который предсказывают экономисты»:

«Эти перемены могут привести к революции. Вот к этому и готовлюсь», — говорил Шакурский.

Страйкбольные команды, как говорил Шакурский Добровольскому, создавались, якобы «чтобы приобщить к этому людей новых».

В другой расшифровке прослушки — от 8 января 2017 года — Добровольский, Сагынбаев и Шакурский якобы обсуждали совместные тренировки и обучение. Договаривались, что до определенного времени неонацисты и антифашисты будут на одной стороне.

Сагныбаев, как следует из расшифровки, говорил, что «шарит в информационной безопасности и инженерных вещах» и может этому научить. Его главное условие было в том, «чтобы эти вещи на практике не использовались против его корешей».

«Я бы не хотел, чтобы меня закопали раньше времени», — сказал Сагынбаев собеседникам.

«Дело не в том, чтобы раньше времени, а в том, чтобы как-то нелепо не отъехать. А то скажут: „Жил грешно, погиб смешно“», — ответил ему Добровольский.

Прослушка: версия подсудимых

Шакурский объяснял на заседании 29 мая, что встречался с неонацистом Добровольским, чтобы собирать информацию о других организациях: экстремистских, радикальных, славянских неонацистах. Во время этих встреч Шакурский, с его слов, специально «подыгрывал» Добровольскому, чтобы выведать у него нужную информацию.

Весной 2017 года Шакурский и Сагынбаев якобы поняли, что Добровольский ― «провокатор», и больше с ним не общались.

На заседании 11 июля Шакурский подтвердил, что в нескольких местах голос на аудиозаписях принадлежит ему. Он повторно пояснил суду, что «вводил Добровольского в заблуждение, чтобы узнать больше о других организациях»:

― Там есть высказывания, из которых понятна моя мотивация. Но их прокурор не зачитал. [Влада] Добровольского почему-то тоже не спросили о его мотивации.

Другие пояснения по прослушке, протоколам обыска и вещдокам Шакурский и Сагынбаев пообещали дать на следующих этапах судебного процесса.

«Ко мне снова приходили из ФСБ»

На заседание 11 июля в качестве слушателя пришел один из свидетелей обвинения ― 18-летний Антон Шульгин. Он и два других свидетеля 5 июня отказались от своих показаний на следствии, Шульгин и Уваров заявили о давлении сотрудников ФСБ. На допросе в октябре 2017 года он был с отцом: ему только исполнилось 17 лет.

В перерыве Антон Шульгин сказал корреспонденту «7х7», что 9 июля к нему домой снова приходили сотрудники ФСБ. Он был в это время дома, но на улицу не выходил: с ними общалась мачеха Антона.

― Сначала в пятницу или субботу [6 или 7 июля] к нам приехал сотрудник полиции и сказал моей мачехе: «С вами хотят пообщаться из Следственного комитета». Во вторник приехал сотрудник ФСБ и задал ей несколько вопросов: как проходил обыск [в октябре 2017 года], были ли понятые и была ли она в это время дома.

По мнению Антона Шульгина, сотрудники ФСБ и полиции приезжали к нему домой, потому что «пытаются опровергнуть то, что он говорил на суде».


Дело о террористическом сообществе «Сеть»* ФСБ возбудила в октябре 2017 года. Судебные заседания начались в Пензе 14 мая.

На первом из них огласили обвинительное заключение, подсудимые не признали свою вину и заявили, что признательные показания дали под пытками. Часть показаний впервые обнародовали 15 января 2019 года на открытом заседании в Пензенском областном суде.

Секретные свидетели Лисин, Волков, Зайцев, Кабанов дали суду показания на подсудимых. На судебном заседании 5 июня трое свидетелей обвинения — Анатолий Уваров, Антон Шульгин и Максим Симаков — отказались от своих показаний, двое из них заявили о давлении и угрозах ФСБ. Еще один свидетель обвинения — Фархат Абдрахманов — отказался от своих показаний 2 июля.

На заседаниях 14 и 21 июня допросили трех сотрудников ФСБ: они опровергли заявления подсудимых о пытках. Еще один сотрудник ФСБ 4 июля рассказал, по какому принципу составлялись протоколы по делу «Сети»*.

 

Екатерина Герасимова, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (3)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Мидас
13 июл 18:59

Бред и еще раз бред.Кафкианский бред.

дмитрий
13 июл 21:35

Истинных патриотов пересажают уже надо написать икону святой Владимир.

Константин
14 июл 12:48

Ничего конкретного...Набор фраз...

Последние новости