Собирается ежемесячно 34 747 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Пензенская область
  2. Секс вместо бомб. Независимый московский лингвист по делу «Сети»* нашел в материалах обвинения не терроризм, а любовную переписку

Секс вместо бомб. Независимый московский лингвист по делу «Сети»* нашел в материалах обвинения не терроризм, а любовную переписку

Екатерина Малышева
Коллаж Кирилла Шейна

Первоначальными авторами основных документов обвинения по делу «Сети»* — файлов «Положение» и «Съезд 2017» — были женщины, кто-то сильно отредактировал эту переписку и переделал ее в «не очень мирный текст». К таким выводам пришел независимый эксперт-лингвист московской автономной некоммерческой организации «Лаборатория прикладной лингвистики» Андрей Смирнов, который подготовил три рецензии на экспертизы по заказу ФСБ. Свои аргументы он привел на заседании суда 6 ноября. Подробности — в материале «7х7».

Психологическая экспертиза. «Протоколы писал следователь»

Первая рецензия — на психологическую экспертизу подсудимых от 10 сентября 2018 года. Ее проводила эксперт Пензенского независимого центра судебных экспертиз и исследований Роза Бондаренко по заказу старшего следователя пензенского УФСБ Валерия Токарева.

Эту экспертизу по просьбе защиты уже оценивал независимый психолог Ростислав Прокопишин. Андрей Смирнов оценил эту же экспертизу с точки зрения лингвиста.

Он так же, как и Прокопишин, сказал, что экспертиза Бондаренко — это не экспертиза, а «краткий реферат», «подборка цитат» и «сплошное переписывание материалов уголовного дела», в том числе — признательных показаний фигурантов. Как филолог Смирнов уточнил, что в этих показаниях нет признаков устной речи — их за подследственных писал следователь. Использовать такие «вторичные» показания психологи не должны.

Из всех показаний подозреваемых Бондаренко брала только признательные. Например, Куксов и Кульков утверждали, что ни в какую группу не входили, но эксперт включила их в группу без объяснения причин и не исследовала варианта, при котором показания Куксова и Кулькова оказались бы правдивыми, или варианта, при котором другие подозреваемые дали признательные показания под пытками.

— Она просто взяла версию обвинения и сделала ее доказательством своей экспертизы, подменяя собой суд, — сказал Андрей Смирнов.

Василий Куксов

Василий Куксов

Другой момент, на который обратил внимание лингвист: показания подозреваемых с интервалом в несколько месяцев совпадают вплоть до мелочей, включая ошибки и опечатки. Это может говорить о том, что следователи не писали тексты показаний на каждом допросе, а копировали из одного протокола в другой, после чего дописывали и редактировали. Значит, считает эксперт, достоверность документов — под сомнением и психолог допустила грубейшее нарушение.

Смирнов обратил внимание, что Бондаренко приписала подозреваемым «абсурдный список взаимоисключающих качеств». Например, у Пчелинцева это одновременно независимость и зависимость, высокая тревожность и стрессоустойчивость, низкое самообладание и волевые качества. Часть особенностей, противоречащих версии о лидерстве Пчелинцева, вообще исключена. У Шакурского лидерских качеств Бондаренко вообще не выявила, но в выводах говорится о «способности воздействовать на других людей» и «лидерских качествах».

По мнению Смирнова, наиболее вероятным лидером среди всех фигурантов, как следует из результатов опросников, были не Пчелинцев с Шакурским, а Зорин (в материалах дела упоминается его кличка «Бугор»). По версии родственников, Зорин оговорил других подсудимых, после чего ФСБ возбудила уголовное дело «Сеть»*.

Экспертиза экстремистской книги. О чем "писали" в "Коммерсанте"

Вторая рецензия — на заключение экспертов ФБУ «Пензенская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции РФ» Натальи Шаховой и Яны Герасимовой от 2 марта 2018 года. В ней идет речь о якобы экстремистской книге в обложке «Русский язык за 6 класс», внутри которой — сборник анархистских текстов. Эту книгу сотрудники ФСБ изъяли у друзей Дмитрия Пчелинцева якобы по его просьбе.

По мнению лингвиста, книга больше похожа на самиздат. В ней 37 текстов (новости, письма, заявления разных анархистов и организаций, несколько текстов газеты «Коммерсантъ», анонимные авторские тексты), часть из них — переводные. Основную часть книги занимает текст под названием «Другое поколение».

Эксперты Минюста, по словам Смирнова, работали довольно «неряшливо» и даже не установили составителя сборника:

— Чтобы упростить себе задачу, они сделали вывод о едином авторе. Диковато выглядит, конечно. Часть авторов вообще не имеет отношения к анархизму — например, журналисты газеты «Коммерсантъ».

По мнению Смирнова, составитель текста «Другое поколение» — женщина: тексту присущи особенности «женского» и полудетского стиля. Портрет женщины по версии эксперта: «она довольно молода, начитанна, живет и работает на окраине Москвы, относит себя к зоозащитникам, умеренным феминисткам, антифашистам, либералам и вегетарианцам, не чурающимся легких наркотиков и алкоголя». Ни в одном из текстов сборника Смирнов не обнаружил экстремизма и терроризма:

— Все опубликованные материалы доступны в сети интернет. Ни один из текстов не является запрещенным, ни в каких [экстремистских] списках их нет. <…> Эксперты же проверяли на экстремизм все подряд — выдержки из школьных учебников, статьи из газеты «Коммерсантъ» и отдельно существующую книгу «Другое поколение». В результате им удалось найти в школьных учебниках и газете «Коммерсантъ» оправдание разрушительных действий и пропаганду идеологии насилия. Они не увидели разницы между насилием над людьми и разрушением вещей.

Они совершенно верно написали, что подсудимые не приемлют насилия, но потом, видимо, вспомнили «о подсказке» следователя и сделали неправильные выводы. В итоге разрушение экскаватора в форме поджога у них стало насилием. В своем заключении эксперты Минюста часто меняли смысл текста на прямо противоположный. Например, пересказывая фразу «Когда мы [авторы сборника] применяем насилие, то делаем это не в педагогических целях», эксперты пишут: «Вместе с этим автор подчеркивает, что они против бессмысленного „безадресного“ насилия, что они применяют насилие только в „педагогических“ целях».

Документы обвинения. ЖМЖ на анонимных условиях

Третья рецензия — на заключение эксперта УФСБ России по Пензенской области Татьяны Наумовой от 3 мая 2018 года. Она делала заключение на 25 файлов, которые следователи УФСБ якобы нашли на компьютерах и жестких дисках Шакурского, Куксова и Сагынбаева. Среди них — главные текстовые документы обвинения — «Положение» («Свод "Сети"*») и «Съезд 2017», «Азбука домашнего терроризма», «Восход», «Манифест» и другие.

«Русская кухня». Бугагашечка

«Русская кухня. Азбука домашнего терроризма» — это аналог американской «кукбук» («Поваренной книги анархиста», «The Anarchist Cookbook») Уильяма Пауэлла. Она была включена в федеральный список экстремистских материалов России в 2009 году — на пять лет раньше, чем американский прототип.

По словам Смирнова, непонятно, зачем было проводить экспертизу на экстремизм для этой книги — она и так входит в список запрещенных, при этом она доступна в интернете, пользователи сочли текст «бугагашечкой» и советуют «читать ее с включенным чувством юмора».

«Для меня это было, скорее, предостережение от таких действий [терроризма]. Наоборот, я стал отчетливей осознавать опасность подобных действий, степень причиняемого вреда», — написал один из читателей этой книги.

«По-видимому, эксперт [ФСБ] не знает, что у слов бывают не только прямые, но и переносные значения. Эксперта не смущает, что по отношению к слову „террорист“ [в книге] употребляются эпитеты „начинающий“ и „любознательный“, которые обычно используются в учебной литературе для детей. <…> Книга [русский «кукбук»] представляет собой текст юмористического характера, скорее, высмеивающий терроризм, чем оправдывающий его. Читателю остается только гадать, на каком основании данная книга была включена в федеральный перечень экстремистских материалов», — пишет Андрей Смирнов в своем заключении. Он считает, что авторами русской «Азбуки терроризма» подсудимые дела «Сети»* не могли быть из-за возраста (на момент ее написания им было 10-12 лет), а использовали ли они ее в незаконной деятельности — не доказано. Что эта книга делает в доказательствах обвинения по «пензенскому делу», лингвист не понимает.

«Свод „Сети“*». "Девушка Прасковья из Подмосковья"

Файлы «Положение» («Свод» или «Устав») следователи ФСБ приписывают двум фигурантам: Сагынбаеву и Шакурскому.

По словам Смирнова, первая часть текста «Положения» была явно сильно отредактирована и написана в официально-деловом стиле.

— Хоть с ляпами, но эта часть похожа на Устав. — Кто и какие именно фрагменты редактировал, установить сложно, но редактура была. Последующие две трети текста «Положения» — это переписка женщин, которую перестали редактировать. Терпения, видимо, не хватило, и ее, похоже, не отредактировали.

По словам лингвиста, первоначальная версия переписки была не о боевых группах, а о дискуссионных анархических клубах, использовался «разговорный стиль с матерщиной». Но потом «кто-то сделал из этого не сильно мирный текст» — в процессе редактуры туда добавили политическую составляющую.

Автор первоначального текста «Положения», по предположению Смирнова, — девушка из Москвы, связанная с владельцем компьютера, на диске которого обнаружен файл (Шакурским или Сагынбаевым). Как он попал на компьютер второго подозреваемого, непонятно.

В подтверждение своих слов Смирнов зачитал суду фрагмент из той части «Положения», который не подвергался редактуре. В нем девушка пишет молодому человеку: «А ты меня сможешь полюбить?», «У тебя будет много тайн, которые я никогда не узнаю?», «Жмж только с совершенно анонимными бабами на анонимных условиях. Никакой огласки. Наша постель — только наша и никуда это не должно уйти».

— Я надеюсь, никому не надо объяснять, что такое ЖМЖ [женщина-мужчина-женщина]? — обратился Смирнов к присутствующим в зале. — Как этот текст нашли на компьютерах молодых людей [якобы Шакуркого и Сагынбаева], непонятно. «Девушка Прасковья из Подмосковья» — а сидят молодые люди!

Илья Шакурский и Дмитрий Пчелинцев

Илья Шакурский и Дмитрий Пчелинцев

«Съезд». Проект женской анархистской сети

По версии обвинения, в феврале 2017 года подсудимые дела «Сеть»* ездили в Петербург на съезд ячеек террористического сообщества. Лингвист пояснил, что в файле «Съезд (2017)», по-видимому, обсуждалась одна из версий «Положения».

Начальная часть этого текста, по словам лингвиста, похожа на протокол. Примерно с середины текста его стилистика, как и в случае с «Положением», резко меняется: появляются не только признаки разговорной речи, но и признаки онлайн-переписки.

Основная часть текста «Съезда» — снова переписка между женщинами. Наиболее активными участниками обсуждения были девушки из Петербурга и Москвы. Группа «Восход», по их словам, вообще не получила материалов для обсуждения и поэтому не смогла в нем полноценно участвовать. Методом исключения лингвист определил, что автором «Положения» по итогам переписки в тексте «Съезд» стала участница с ником «Мск.».

Лингвист пришел к выводу, что в переписке обсуждался «некоторый проект женской анархистской сети». В дальнейшем эту переписку, по мнению Смирнова, отредактировали так, что она стала больше похожа на протокол «гендерно-нейтрального мероприятия».

"Положение". «Создался отрицательный образ Путина»

Не все 25 файлов подсудимых «Сети»* эксперт ФСБ изучала с одинаковым вниманием. Подробнее всего она анализировала файл «Положение». Среди файлов, которым она уделила меньше внимания — «Манифест», «Восход» и стихотворения.

В «Манифесте», по мнению эксперта ФСБ Наумовой, содержатся призывы к «насильственному изменению конституционного строя», а «побуждение „учиться стрелять из оружия“ обязательно указывает не на „мирную революцию“, а переворот, совершаемый насильственными способами». Смирнов считает, что оружие в равной степени используется для защиты — автор «Манифеста» говорит о возможной гражданской войне. Почему эксперт Наумова приняла во внимание только агрессивную функцию оружия, Смирнову неясно. Еще он считает, что эксперт ФСБ путает термины «государственный» и «конституционный строй»: недовольство авторов «Манифеста» вызывает не конституционный строй, а конкретная деятельность чиновников, то есть системы государственных учреждений.

Файл «Восход» (по версии обвинения, в Пензе была одноименная ячейка «Сети»*) является кратким рефератом «Положения» и, по мнению лингвиста, похож на текст вожатых пионерского отряда. Список специалистов, в отличие от «Положения», в нем дополнен специальностями «инженер», «артиллерист» и «идеолог».

В «Восходе» приводятся списки одежды и снаряжения для города и леса и словарь для шифрования известных мест в Пензе. Назначение этого раздела эксперт Смирнов разгадать не смог.

В стихах, изъятых с ноутбука Шакурского, эксперт ФСБ Наумова обнаружила «высказывания, направленные на унижение достоинства группы «дети сотрудников полиции/милиции» («ментовские дети») и «приписывание враждебных действий представителям группы „власть“». Тем самым, по мнению Наумовой, создался отрицательный образ данной группы — в том числе, президента России Путина В.В., групп лиц «депутаты», «судьи», «миллионеры», «представители правоохранительных органов». Андрей Смирнов с этим не согласился. Во-первых, представители власти и чиновники не являются ни социальной, ни профессиональной группой. Во-вторых, по его мнению, эксперт ФСБ не различает группы, которые нуждаются в социальной защите, и группы, которые призваны защищать дискриминируемых.


Дело «Сети»* ФСБ возбудила в октябре 2017 года в отношении 11 молодых людей из Пензы и Петербурга. Судебные процессы по делу «Сети»* идут параллельно в обоих городах: суды отказались объединить два дела в одно.

Подсудимые не признали свою вину и заявили, что «сознались» под пытками. Ни одно уголовное дело по заявлениям о пытках фигурантов дела не возбуждено.

Трое подсудимых — Арман Сагынбаев, Дмитрий Пчелинцев и Максим Иванкин — 11 ноября объявили в суде голодовку и потребовали расследовать заявления о пытках.

19 ноября активисты движения «Матери против политических репрессий» вышли к администрации президента и передали письма Путину с требованием не предвзятого расследования дел против их детей. Одно из писем было от 14 родителей подсудимых дела «Сеть»*.

*«Сеть» — террористическая организация, запрещенная в России.

* В материале упомянута организация Сеть, деятельность которой запрещена в РФ
Материалы по теме
Мнение
4 июн
4
Револьт Пименов
Револьт Пименов
Шпионско-разведывательное ремесло было в советском кино не менее важно, чем пропаганда
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
Пензенская областьСобытияЭкстремизмДело «Сети»*
Хватит читать
Москву!
Хватит читать Москву!
Подпишись на рассылку
о настоящей жизни в российских
регионах
Подпишись на рассылку о жизни в регионах
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!