Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия
  1. article
  2. Горизонтальная Россия

«Верховный суд просто закрыл все процессы». Как прошел первый день борьбы с коронавирусом в российских судах

Екатерина Малышева
Фото Али Грач (из архива)

Верховный суд ввел серьезные ограничения в российских судах из-за угрозы распространения коронавирусной инфекции. Они продлятся с 19 марта до 10 апреля. Суды приостановили личный прием граждан и ограничили вход людей, которые не являются участниками процесса. Проводить заседания Верховный суд рекомендует по видеоконференцсвязи, очные заседания – только для дел безотлагательного характера (по избранию меры пресечения или в интересах несовершеннолетних). 

Как прошел первый день карантина в российских судах и что об этом говорят адвокаты – в обзоре «7х7».

Что случилось

Ограничения на посещения судов в регионах начались 18 марта – в день выхода постановления Верховного суда. Приставы в Псковском горсуде не пустили около 50 Свидетелей Иеговы* на процесс их единоверца Григория Шпаковского. Он обвиняется в организации и финансировании экстремистского сообщества. Приставы объяснили свои действия неким «особым распоряжением».

Уже на следующий день анонсированные Верховным судом меры начали действовать в судах других регионов. Некоторые из них разместили список ограничений на своих официальных сайтах – областной суд Пензенской, Ярославской, Воронежской, Псковской, Кировской областей, Верховный Суд республики Коми, ХМАО и других регионов.

Московский городской суд приостановил прием граждан председателями районных судов Москвы и доступ в канцелярии, в том числе – для ознакомления с материалами дел. Такие же ограничения ввел Арбитражный суд Москвы.

Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти с 19 марта приостановил личный прием граждан и проведение судебных заседаний по всем делам, за исключением дел о привлечении к административной ответственности. Городской суд Петербурга сообщил, что работает с учетом требований, содержащихся в решении Верховного суда и выполняет их в полном объеме.

Суды рекомендовали всем участникам процессов использовать медицинские маски.

Что говорят юристы: аргументы за

Адвокат «Руси Сидящей» Вера Гончарова 19 марта работала на процессе по уголовному делу в Московском областном суде. По ее словам, людей в суде практически не было, на входе всем измеряли температуру.

– Наше заседание относилось к числу неотложных – по мере пресечения, и оно состоялось – пояснила адвокат «7х7». – В то время как другие адвокаты из разных судов сообщали об отложении дел – и гражданских, и уголовных.

К мерам, которые ввел Верховный суд, адвокат отнеслась в целом с одобрением. По ее мнению, они повлияют на сроки судопроизводства и на реализацию прав человека при рассмотрении дел. Как считает Вера Гончарова, статья 6 Европейской конвенции о правах человека (о справедливом судебном разбирательстве) может отступить перед значимостью статьи 2, гарантирующей право на жизнь. По мнению адвоката, суды могли бы на время эпидемии «разгрузить» СИЗО и отправить находящихся там людей под домашний арест или отпустить под подписку о невыезде.

– Распространение вируса в условиях изолятора – при большой скученности заключенных, дефиците персонала и низком качестве медицинской помощи – чрезвычайно опасно и может закончиться трагедией для огромного числа людей, – объяснила Вера Гончарова.

Адвокат Пензенской областной коллегии адвокатов Константин Карташов, защищающий Максима Иванкина в деле «Сети»**, назвал решение Верховного суда вполне разумным.

– Я за ограничение, принятые меры довольно лояльны и, скорее всего, необходимы. К тому же важные и срочные процессы продолжатся. Если мы говорим, что это просуществует до 10 апреля, то это никак не отразится на защите прав граждан. Поскольку всем очевиден тот факт, что суд – это не быстро. Три недели «простоя» не причинят существенного урона людям, – предположил он.

Адвокат адвокатской палаты Москвы Оксана Маркеева, защищающая в деле «Сети»** Дмитрия Пчелинцева, тоже согласна с мерами из постановления Верховного суда. Правда, этот документ не урегулировал вопрос о процессуальных сроках, и судам в любом случае придется столкнуться со сложностями.

– Мы все понимаем, что ситуация носит форс-мажорный характер, в связи с чем вопрос соблюдения процессуальных сроков должен был быть регламентирован. Кончено, можно обратиться в суд и через платформу "Госуслуг". Но еще очень многие адвокаты и юристы, сами граждане предпочитают, так сказать, ногами дойти до суда и сдать документы «под штамп», – напомнила она.

Что говорят юристы: аргументы против

Даже те адвокаты, которые в целом одобряют решение Верховного суда, с опасением отнеслись к запрету для публики, в том числе для журналистов, посещать судебные заседания. Хотя адвокат еще одного фигуранта дела «Сети»** из Петербурга Виктора Филинкова Виталий Черкасов пока не сталкивался с новыми ограничениями в судах, он не согласен с проведением заседаний без слушателей и прессы.

– Это серьезное нарушение права на доступ к получению информации о деятельности судов. Выход вижу в том, чтобы отложить заседания на весь период карантина. Неизвестно, как долго может продлиться пандемия – и месяц, и два, – а судам работать надо, жизнь идет. В этой ситуации можно будет наладить онлайн-трансляцию судебных разбирательств, чтобы соблюдать права граждан и общественности на доступ к информации, – сказал он.

Дать журналистам возможность получать информацию о ходе судебных заседаний призвал и правозащитник и эксперт движения «За права человека» Олег Еланчик. По его словам, если эпидемия действительно серьезная, то нужно замораживать все процессуальные сроки и откладывать все заседания, за исключением срочных. Но суд в любом случае должен обеспечить беспрепятственный доступ прессы на заседания, либо предоставить журналистам видеозаписи заседаний.

Олег Еланчик не смог 19 марта пройти в Тверской районный суд Москвы, чтобы ознакомиться с делом и подготовить обращение в ЕСПЧ. По мнению адвоката, решение Верховного суда приведет к нарушению прав людей, чехарде с обжалованием решений и большему произволу силовиков – проблемам с допуском слушателей и прессы на важные процессы.

– Я не одобряю решение, так как доступ ограничен выборочно – в первую очередь, простым посетителям. Я бы оставил суды открытыми, поток людей там не настолько большой. Можно ограничиться общими мерами – выдать маски судьям и работникам и обеспечить другие меры, – добавил он в беседе с корреспондентом «7х7».

Адвокат адвокатской палаты Москвы и фонда «Общественный вердикт» Эльдар Гароз предложил формат онлайн-заседаний, в которых личности участником можно верифицировать, например, через интернет-сервис "Госуслуг". Чем дольше выносится решение суда в его процессе, тем, по мнению Гароза, больше вероятность, что должник выведет активы из компании и не исполнит решение суда.

– Я бы организовал онлайн трансляцию всех судебных процессов, которые будут проводиться, чтобы не нарушать основополагающий принцип отправления правосудия – гласность. Поэтому введенные ограничения я одобряю лишь частично. На мой взгляд, в том виде, в котором принято это решение, оно ограничивает этот принцип по тем категориям дел, которые продолжат рассматривать, – сказал адвокат.

Как и Олег Еланчик, он уже почувствовал последствия ограничений – судебное заседание с его участием в московском Арбитражном суде 19 марта отложили на неопределенный срок.

Юрист Ян Чеботарев из Кирова сказал, что не поддерживает решение Верховного суда и уже столкнулся с проблемами.

– Пока не очень ощутимо – суды просто переносят заседания, кто-то приостанавливает процессы, – уточнил он. – В целом, в таком подходе большого греха не вижу, хоть и сроки, конечно, затягиваются. Дело в другом: суды – основа демократического государства, их нельзя просто выключить на три недели или месяц. То, что это происходит у нас – серьезный симптом. Если бы решение принимал я, судьи бы сидели под ультрафиолетом в масках, но работали. За что мы им зарплату платим? В том числе, за риск и за ответственность. Не детский сад.

Как суды применяли меры против коронавируса

Правозащитница и председатель калужского регионального отделения «За права человека» Татьяна Котляр 19 марта не смогла попасть на заседания в Калужский областной и Обнинский городской суд.

– Суды предпочли закрыться и там, и там, – рассказала Татьяна Котляр «7х7». – В областном суде судебные приставы развели руками и сказали нам: «Суд не работает». От слова совсем. В Обнинском суде должно было состояться заседание в интересах несовершеннолетнего ребенка [в постановлении Верховного суда относится к категории безотлагательных дел] – но помощник судьи сказал, что суд не работает полностью. Сказали: «Вам позвонят».

Юрист из Владимира Юлия Пахомова выложила на YouTube ролик о первом дне судебного карантина. Заседания во Владимирском областном суде и районном суде состоялись, но производства по некоторым делам они все же приостановили.

– Наверное, это был последний рабочий день судов. Сегодня целый день вишу на телефонах и пытаюсь разъяснить людям, что делать дальше. Я считаю данное решение популистским. Например, я должна направить документы по почте – я что, там ни с кем контактировать не буду? Правда? По электронной форме через ГАС РФ «Правосудие» [государственная автоматизированная система «Правосудие»] не все суды и не все принимают. Исковое [заявление] в мировой суд подобным образом подать невозможно. Я думаю, это нарушает права человека на своевременное и объективное судебное решение, – рассказала она корреспонденту «7х7».

Адвокат фонда «Гражданское Содействие» Илларион Васильев 19 марта наблюдал, как приставы Измайловского районного суда Москвы не пускали посетителей в канцелярию.

–  Думаю, что ограничение доступа к канцелярии суда – излишняя мера. Можно ограничить и скопление посетителей, и продумать, как дезинфицировать помещение и входящую документацию. Приставы предлагают подать жалобы на постановления по почте или по «электронке» [электронной почте]. Это категория дел, где рассмотрение жалобы – срочное. Почта займет три-четыре дня. «Электронка»? Не у всех людей есть сканеры и мало кто из обывателей ими пользуются. Думаю, как раз самое время широко применять видеоконференцсвязь. Давняя мечта – вести процессы из своего домашнего кабинета, – рассказал он.

Адвокату Саратовской областной коллегии адвокатов Валентине Молоковой помощник судьи Саратовского облсуда предложила выслать заявление о рассмотрении дела в ее отсутствие. При этом заседание назначено на 13 апреля — после окончания карантина. 

Такое же предложение поступило адвокату и по другому процессу, заседание по которому назначено на 12 апреля.

— Но предложить — еще не жениться. Будем думать, — выразила свою позицию адвокат. — Отложение дела — тоже не новая процедура. И без вируса дела рассматриваются месяцами. Но поскольку ситуация при русском «авось» может быть критическая, ограничения нужны. Вход для сторон уже назначенных дел можно было бы оборудовать тепловизорами.

Юристы фонда «Общественный вердикт» 18 марта опубликовали свою позицию по решению Верховного суда. Они считают незаконным ограничение на доступ к заседаниям людей, которые не являются участниками процесса.

– По сути, это означает, что все судебные процессы стали закрытыми, – пояснил юрист «Общественного вердикта» Яков Ионцев. – Ладно бы обеспечили гласность, при этом запретив доступ в суд, но этого не сделали. Но Верховный суд просто закрыл все процессы.

Другой юрист фонда, Алексей Лаптев, сказал, что ему не удалось попасть на судебное заседание по административному делу в Тверском районном суде Москвы.

– Приставы меня просто не пустили в суд со словами, что сегодня будут рассматриваться только уголовные дела, – пояснил он. – В целом, решение Верховного суда правильное. Я бы отложил все заседания, кроме срочных дел, но обязательно принял меры к тому, чтобы соблюдался принцип публичности. Современные технологии – видеотрансляции в Интернете – это позволяют.


До конца марта в регионах ожидаются заседания по нескольким резонансным делам.

В Петербурге 23 марта продолжатся заседания по делу «Сети»** в отношении питерских фигурантов –  Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова. Информации об отложении или переносе заседания, по словам адвоката Филинкова Виталия Черкасова и его второго защитника Евгении Кулаковой, пока нет.

В Москве 24 марта завершается судебное следствие по делу «Нового величия» и стороны должны перейти к прениям. 26 марта у Константина Котова назначено рассмотрение дела в апелляционной инстанции. 21 марта в Тамбове следствие должно выйти в суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей Егора Метлина, которого подозревают в совершении теракта.

В Пскове ожидается начало судебного процесса по обвинению журналиста «Радио Свобода» Светланы Прокопьевой в оправдании терроризма из-за ее публикации о теракте в архангельском ФСБ. Дело Прокопьевой – на этапе передачи в суд.

 

* – «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» – Верховный суд РФ запретил и ликвидировал как экстремистскую организацию. С тех пор представители этой конфессии жалуются, что российские силовики воспринимают их вероисповедание как принадлежность к запрещенной организации.

**– «Сеть» – признанная террористической организация, запрещена в России. Фигуранты дела «Сети» заявили, что в реальности такой организации не существовало.

Екатерина Малышева, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных