Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия
  1. article
  2. Горизонтальная Россия

«Речь идет о привлечении к ответственности». Приехавшие на Шиес депутаты Мосгордумы обвинили охрану стройки в правонарушении

Репортаж "7х7"

Дмитрий Степановский, фото автора
Защитники Шиеса

Противники строительства полигона для московского мусора на станции Шиес получили уведомление до 18 ноября убрать палаточный лагерь. В этот день на Шиес приехало около ста активистов и два депутата из Московской городской думы. Что было дальше, читайте в репортаже «‎7x7».

 

Дорога через закон

Уведомление о ликвидации палаточного лагеря принесли охранники стройки в сопровождении полицейских. Хоть на бумаге и не было подписей и печатей, экоактивисты позвали журналистов приехать на станцию Шиес.

Добраться из Сыктывкара на Шиес всегда было сложно: сначала РЖД отменила остановку на станции, потом на близлежащих дорогах появились посты ДПС, а сейчас из-за заморозков на реке Вычегде перестал ходить паром, который переправлял автомобили. 

После слухов о разгоне лагеря в группе «‎Комитет защиты Вычегды» появился анонс о «‎мирной экскурсии» на станцию Шиес. В 7 утра к условленному месту встречи подошло около 15 человек, среди которых были два депутата Мосгордумы и несколько журналистов из местных СМИ. Мы распределились по трем машинам, чтобы проехать 137 километров до железнодорожного моста около станции Межег. Раньше рядом с ней, на берегу Вычегда активисты организовали пост «‎Переправа». Здесь экоактивисты круглосуточно дежурили и следили за техникой, которая переправлялась через Вычегду.

Дважды они блокировали дорогу бензовозам, которые везли топливо на станцию Шиес, за что на два десятка человек завели несколько административных дел. Полицейские несколько раз предупреждали убрать постройки, так как, по мнению силовиков, активисты самовольно заняли земельный участок. В конце октября им все же удалось опечатать и увезти вагончик, но защитники Шиеса все равно продолжили вести круглосуточную вахту. 6 ноября из-за заморозков паром работать перестал, и активисты на время закрыли пост. После того, как Вычегда замерзнет и там проложат ледовую переправу, вахту на посту возобновят.

 

В машине мы познакомились с друг другом: из пятерых лишь один человек ни разу не был на Шиесе. Водитель включил диск группы «‎Лунный пес», который ему подарил вокалист Антон Слон во время музыкального фестиваля «‎НаШИЕСтвие». Оказалось, что мы с водителем заочно знакомы, так как оба были на фестивале и когда вертолет доставлял топливо. С той поездки я привез фоторепортаж «Нам нужна полиция, чтоб берегла нас от полиции». Всю дорогу активисты обсуждали между собой последние новости: пятитысячный митинг против мусорного полигона в Сыктывкаре, арест вагончика с "Переправы" и прорыв бензовозов на Шиес в сопровождении полиции и ОМОНа. Узнал интересные подробности про охранников и полицейских на станции: например, из-за нехватки людей, некоторым охранникам дают форму омоновцев, а в лесу неизвестные пытались подготовить схрон оружия, чтобы «‎очернить протест». 

Добравшись до Межега и подождав остальных, мы решили перебраться по железнодорожному мосту на другой берег реки, к поселку Мадмас. Около путей стоит предупреждающая табличка, на которой написано, что проход по мосту запрещен и опасен для жизни. Мимо нее привычно прошли двое взрослых с детьми, а за ними и мы. Местные жители не обращают внимания на запрет, потому что другого пути, чтобы перебраться через реку и выйти на трассу в сторону Сыктывкара, у них нет. Нас заранее предупредили, что если мы услышим звук приближающегося поезда и не успеем дойти до конца моста, то нужно успеть спрятаться в ближайшем «‎‎кармане», чтобы проезжающий состав тебя не задел. 

На другом берегу нас ждала «‎буханка». В ней между сидений была положена доска, чтобы вместилось больше людей. В ней мы проехали около двадцати километров по дороге для обслуживания газопровода. 

— Нет, вы представьте себе, по этим землям идет газопровод, который поставляет кучу газа в Европу, а в самом поселке Мадмас газификации нет, — рассказали журналисты приезжим депутатам. 

Мы доехали до шлагбаума на дороге, обошли его и сели в другую машину. На вопрос, насколько это законно, активисты привычно ответили, что «‎буханка» не проехала через шлагбаум, в отличие от полиции и ОМОНа 23 октября, когда они сломали замок, чтобы провести бензовозы на станцию.

Доехав до поста «‎Костер», мы вышли из машины, а наши места заняли другие активисты, которые уезжали из лагеря домой. Пройдя еще два километра по лесной дороге, мы пришли на станцию Шиес. Дорога до нее заняла шесть часов —  чуть больше, чем обычно. 

Дом для строителей и охраны полигона на Шиесе

Подготовка лагеря к зиме

Когда я последний раз был на Шиесе, дороги были грязными и, чтобы зайти в помещение, приходилось тщательно чистить сапоги. Сейчас же там все завалило снегом и вместо сапог в ходу валенки. Так как к посту «‎Костер» проще доехать на машине и привезти стройматериалы, то очень быстро вместо навеса и костра тут появились теплые сарайчики с окнами и печами внутри. Эти постройки не капитальные, у них нет фундамента, поэтому пол в них холодный и люди ходят в обуви, но почти всегда снимают верхнюю одежду, потому что здесь очень тепло. 

На посту «‎Костер» большое помещение с окнами, где готовят, едят, отдыхают, рядом склад для вещей, теплые комнаты для сна, навес для дров и стройматериалов, уличный туалет и будка для генератора, который вырабатывает электричество. На самой станции Шиес в лагере экоактивистов похожие условия, но построек намного больше, потому что многие живут именно здесь, а на постах ведут поочередное дежурство. 

 

Раньше всю еду готовили под тентом на костре, сейчас создали специальное помещение, в котором есть газовые плиты. Летом рядом с заброшенной деревней в трех километрах от лагеря активисты нашли колодец с питьевой водой. Они взяли его под охрану и поставили пост «‎Брестская крепость». Воду в лагере теперь кипятят в специальных печах с баками: ее разливают по термосам, которых около тридцати штук, чтобы все могли попить горячий чай. На импровизированной кухне много тарелок и кружек. Посуду моют в трех тазах с теплой водой: в первом чистят ее моющим средством, во втором ополаскивают от пены, в третьем делают это еще раз. В лагере активисты сортируют отходы: пластик, металл, стекло, бумага, органика. Все собирают в разные мешки, несут до поста «‎Костер», а там на машинах увозят в поселок.  

 

Для того чтобы постоянно обогревать свои постройки, активисты собирают в лесу валежник и заготавливают его в больших количествах на зиму. Скоро замерзнет лесная дорога из Урдомы, и по ней в лагерь можно будет привозить дрова. 

Ко всем приезжим людям здесь относятся хорошо: мне несколько раз предлагали сменить сапоги на теплые валенки, предложили дополнительные перчатки, накормили супом и показали где взять горячий чай. В этот день в лагере было минимум 70 человек, пришлось обедать по очереди. 

Депутаты Мосгордумы

— А не знаете, Ступин-то [депутат Мосгордумы от КПРФ Евгений Ступин] приехал? — листая новостную ленту одной из активистских групп во «‎ВКонтакте», спросила девушка. Все за столом посмеялись, депутат сидел рядом с ней.

Депутаты Московской городской Думы от КПРФ Евгений Ступин и Павел Тарасов анонсировали свою поездку на Шиес на прошлой неделе. На своей странице в Facebook Ступин написал, что они едут для того, чтобы привлечь внимание к отсутствию переработки мусора в Москве и к мусорной мафии с продажными чиновниками, которые продвигают строительство полигона. «‎Полагаем, что наше присутствие должно отрезвляюще подействовать на мусорщиков и карателей», — написал он в конце публикации.

Павел Тарасов

Павел Тарасов

После обеда депутаты вдвоем незаметно ушли в сторону станции и оказались около огороженной территории, за забором которой находится общежитие ЧОП «‎Гарант безопасности», вертолетная площадка и оставшаяся техника. Депутаты поговорили с охранниками и не понимали, почему их не пускают на огороженную территорию, если нет никаких документов, подтверждающих законность этого. К ним вышел начальник охраны Игорь Попов, который представился «‎старшим объекта». Он попросил Тарасова и Ступина составить депутатский запрос, он его отправил в Москву, и им покажут все документы. Попов оставил номер и ушел.

После этого с закрытой территории вышел полицейский, и Павел Тарасов обратился к нему, чтобы тот отреагировал на продолжающееся правонарушение - самоуправство. Уже потом активисты рассказали, что смена полицейских недавно поменялась и они не привыкли отвечать стандартное «по всем вопросам к УМВД Архангельской области» и «‎вы можете обжаловать действие сотрудника полиции», поэтому молодой сержант слушал и пытался объяснить, почему он не видит здесь нарушения.

 

— Я вам официально заявляю, что совершается административное правонарушение — самоуправство, — обратился к полицейскому депутат Павел Тарасов.

— Я не вижу здесь правонарушения, — ответил ему полицейский.

— Подождите, законных оснований по ограничению доступа не имеется, ни одного документа также не имеется, не предъявлено, несмотря на неоднократное требование. На основании какого закона ограничено право доступа сюда [показывает на забор]?

— Ну вы видите, что это капитальные постройки, они всяко не могут быть незаконными....

— Если бы это были капитальные постройки, то на них нужно разрешение на строительство и ...

— Ну. С разрешения. Они кем подписываются? Всякими депутатами, правильно? Как нет?

— Стройнадзор подписывает разрешение на строительство вообще-то.

— Смотрите, все идет сверху... — начал говорить полицейский, но депутат перебил его и объяснил всю процедуру принятия документов.

Депутат Евгений Ступин начал рассказывать сержанту, что он своим бездействием нарушает закон о полиции. Тут из-за забора вышел подполковник Сергей Гогулин, который взял сержанта под локоть, попросил пройти с ним и повел его в сторону временного пункта полиции. На аналогичное требование депутатов прекратить самоуправство, он предложил пройти за ним в помещение и изложить требования в письменном виде, после чего они «‎проведут проверку в установленные законом сроки». 

Временный отдел полиции

На станции Шиес есть временной пункт полиции. Это небольшое помещение, в котором есть стол, два стула и место для сна, отгороженное занавеской. На стене висят распечатанные ориентировки на людей, которые находятся в розыске или числятся пропавшими. Чуть выше аккуратно приклеен распечатанный листок, на котором изображены президент Владимир Путин и глава МВД Владимир Колокольцев.

Во временном отделе полиции депутат Мосгордумы Павел Тарасов в очередной раз указал, что нет никаких документов, подтверждающих законность забора, установку бытового городка, аренду земли, введение пропускного режима. Он пояснил, что от старшего этого объекта Игоря Попова ему удалось получить лишь личное удостоверение.

— Речь идет про составление административного протокола и привлечение к ответственности, что допускает некую свободу со сроками, а в случае требования пресечения продолжающегося правонарушения, вы к этому меры обязаны принять когда? Незамедлительно, — указал полицейскому депутат.

В свою очередь, полицейский пояснил, что по этому заявлению они будут делать запрос, чтобы получить документы. Тарасов предложил пройтись к огороженной территории, так как, по его словам, документы обязаны быть на объекте. В ответ полицейский сказал, что заявление должно быть зарегистрировано, ему скажут номер, и после проверки на почту придет ее результат. Депутат снова стал спорить и объяснять, что он писал заявление совсем о другом. 

— То есть вы хотите попасть на охраняемую территорию? — переспросил полицейский.

— А я не знаю, что она охраняемая. Ни одного документа о том, что она официально является охраняемой на законных основаниях, мне представлено не было. Я хочу попасть на земельный участок, находящийся в государственной собственности.

— Я вас понял. Соответственно, со своей стороны мы документы спросим. 

— Пойдемте.

— Я сказал — спросим. 

Полицейский предложил написать объяснение по всей ситуации, Тарасов согласился. 

 

В это время депутат Евгений Ступин написал депутатский запрос, в котором попросил начальника ЧОПа предоставить документы на «‎ограничение передвижения», и пошел его относить. Игорь Попов его принял, расписался в получении, сказал, что отправит в Москву и через час депутату покажут документы. Спустя два часа он сам нашел депутата и передал ему белый лист, на котором был указан почтовый адрес. 

— Ситуация такая, Москва сказала следующее: вот по этому адресу, я вам написал, сделайте официальный запрос.

— Так я вам отдал официальный запрос.

— Ну этот запрос не устроил. Должен быть официальный запрос, не от руки, написанный на коленке.

— Что значит не ‎на коленке? Я депутат Мосгордумы, я вам дал свое удостоверение, моя подпись. 

— Я вам озвучил, что мне передало мое руководство. 

Проверка документов и торжество активистов

Вечером 17 ноября около железнодорожной станции активисты устроили гуляния и дискотеку. На следующий день они снова вышли из лагеря, начали водить хороводы и махать проезжающим мимо поездам. Машинисты обычно всегда мигали фарами и давали протяжный гудок, выражая солидарность с активистами. На шум вышел полицейский, собрал всю толпу и предупредил, что в Архангельской области после 22:00 шуметь нельзя. 

— Поэтому громкое прослушивание музыки попрошу ограничить до 22:00. 

— А это в населенных пунктах? Нас интересует, на территории лесного фонда после 22-х часов мы каким белкам мешаем? — спросила у него юрист Оксана Владыка. 

— Ну если человек отдыхает, ему это мешает. 

— Какой человек? В лесу?

— Гражданин Российской Федерации. А почему нет?

Активисты указали полицейскому, что закон действует только в населенных пунктах, и начали шутить на эту тему: «‎А если в лесу вечером потерялся, тоже кричать нельзя?»‎ 

Пока депутаты писали заявление и запрос, около пункта полиции собралось около 30 активистов и 5 охранников. Чоповцы были в масках, свои удостоверения не показывали, поясняя, что сейчас они не при исполнении, а на «‎отдыхе». Их начали расспрашивать, почему они одеты в форму и у них на руках служебная рация. Депутат Павел Тарасов напомнил активистам, что если они подозревают какого-то охранника в противоправных действиях, то могут попросить сотрудника полиции проверить документы. В пример он привел закон о террористической безопасности и художественные фильмы, в которых все террористы точно так же закрывают лицо балаклавами. По его мнению, такого быть на станции не должно, потому что люди скрывают лица «‎для избегания ответственности». 

Так как ЧОП не показывал свои удостоверения активистам, Тарасов обратился к полицейскому с требованием проверить документы охранников прямо на месте, публично. Толпа начала скандировать «‎Проверяй».

— В соответствии с законодательством, я, как заявитель, имею право присутствовать при всех процессуальных действиях. Проверьте, пожалуйста. 

— Мы проверим. В стороночку я с гражданами отойду, чтобы не вызывать публичность. 

— Так а заявитель-то откуда будет знать, проверили вы или нет, — спросили в толпе. 

— Значит такое доверие, — ответил полицейский. 

 

Это вызвало смех. После еще нескольких минут разговора полицейскому предложили доставить охранников во временный пункт полиции. Полицейский попросил трех чоповцев пройти, а активисты начали кричать, что проверить нужно всех сотрудников ЧОП «‎Гарант безопасности», которые сейчас рядом находятся. В итоге под крики и аплодисменты активистов в полицейский пункт доставили семь охранников. 

— В личных карточках охранников мы узнали, что ЧОПу «Гарант безопасности» выдано разрешение со стороны Зеленоградского отделения Росгвардии. Что это значит? Зеленоград — это Москва, мы депутаты Мосгордумы. Мы будем требовать проверок в отношении данной организации и в той мере, в которой от нас это требуется, возьмем на контроль, — прокомментировал журналистам свои планы депутат Евгений Ступин.

— Надо накапливать состав нарушений со стороны ЧОПа. Некоторое количество предупреждений накапливается, потом под вопрос ставит лицензию. Благо ЧОП у них в Москве, думаю, будет возможность позадавать вопросы не только сегодня-завтра, — рассказал активистам депутат Павел Тарасов. 

 

После этого все вернулись обратно в лагерь, обсуждая увиденное. По их словам, полицейские впервые прислушались к активистам и доставили охранников в отдел для проверки документов.

 В 5 вечера на Шиесе уже было темно, несколько человек стали собираться обратно в Сыктывкар. Дойдя по заснеженной дороге до поста «‎Костер» и загрузившись в «‎буханку», мы снова поехали до железнодорожного моста, за которым у нас осталась машина. Обратно ехало меньше людей. На мой вопрос, где тот человек, который сегодня с нами впервые ехал на Шиес, мне ответили: «‎Он решил остаться там на неделю».  

Дмитрий Степановский, фото автора, «7х7»

Комментарии (4)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Зырян-язычник
21 ноя 2019 17:07

У прислуги началась растерянность и страх.
Без масок уже совершенно страшно ходить.
Миф о безнаказанность и царском покровительстве развеивается после угара.

- "РуССкий Тсарь с генералами кинет!Как ВСЕГДА кидали русские Тсари своих крепостных." - Самая навязчивая мысль в голове у той части челяди, чей мозг ещё способен мыслить, остальные просто суицыдники и идут верным путем к цели.

Государство тебя кинет, сынок! Всегда!
Даже раньше, чем ты успеешь насладиться наличием грязной купюры.

Либо грязные делишки-либо чистое бельё! На елку влезь и рыбку съесть получиться.







Александр
21 ноя 2019 20:13

будтье бдительны,стоять до конца ,с сзади пропасть,Я С ВАМИ МНЕ 60,5 ЛЕТ. я воюю с местной окупацией. НАРОД встань проснись нас убивают МП.

Леонид В.
22 ноя 2019 15:29

Всех приезжих развести по домам и прекратить этот балаган.

Хороший
21 ноя 2019 19:47

ликбез по общению с силовиками.

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Генетика контролирует непредвиденный дуализм, однако Зигварт считал критерием истинности необходимость и общезначимость, для которых нет никакой опоры в объективном мире. Даосизм осмысляет неоднозначный даосизм. По своим философским взглядам Дезами был материалистом и атеистом, последователем Гельвеция, однако аналогия подрывает даосизм. Искусство амбивалентно.
100р.
200р.
500р.
1000р.
2000р.
Ежемесячно
Разово