Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

«У меня есть своя жизнь, которую я не хочу провести в судах»

Руководитель общественной организации «Аппарель» Илья Костин на инвалидной коляске проверил доступность автобусов и остановок в Сыктывкаре

Руководитель общественной организации «Аппарель» Илья Костин оказался в инвалидной коляске в 2015 году из-за прогрессирующей болезни, но все равно говорит «я пошел» и «пришлось добираться пешком». Он часто выходит в город — в том числе, чтобы добраться в суд, где он часто выступает в качестве истца в делах по защите прав людей с инвалидностью. Зима даже небольшую прогулку превращает в рискованную полосу препятствий. Вместе с Ильей 21 марта корреспондент «7x7» отправилась проверять автобусные остановки и автобусы Сыктывкара.

— Человек попадает в такую ситуацию, когда он не может воспользоваться тротуарами и двигается по дороге, рискуя быть сбитым. Знаешь, есть такие глыбы льда: дорогу чистят, и они остаются вдоль тротуаров. И даже непонятно, как потом на тротуар выехать, если ими все завалено, — рассказывает Илья после того, как мы пересекаем улицу Морозова, чтобы добраться до остановки на железнодорожном вокзале. 

 

 

 
 
 

 

Он въезжает на тротуар, покрытый толстым слоем снега. Не сам — коляску помогает вкатить один из прохожих. Перед Ильёй — узкая тропа, проехать по которой невозможно. Он разворачивается, съезжает на проезжую часть и направляется к остановке. Въехать на нее не получится.

Пойду позову мужиков, — говорит Илья.

 

 

 
 
 

 

Три человека тут же помогают вытащить коляску с проезжей части, и мы можем двигаться дальше.

— Сейчас то, по чему мы идем, — это простая тропа, которую натоптали люди, здесь никто не убирает, — объясняет Костин.

Подъехав к дороге, он разворачивает коляску, чтобы съехать на проезжую часть задом.

 

 

 
 
 

 

Сначала Илья говорит, что все контролирует, но потом выясняется, что коляска застряла, после нескольких попыток он съезжает спиной вперед на самый край дороги, мимо проносятся машины. Становится страшно. Там, где мы просто делаем шаг, Илья вынужден проделывать ряд сложных маневров. Когда загорается зеленый свет, он разворачивает коляску и едет вперед.

Здесь кто-то почистил, — замечает Илья, добравшись до другой стороны улицы, — вчера еще гора снега тут была.

Из-за плотных снежных насыпей вдоль проезжей части Илья не может просто пересечь улицу Коммунистическую возле вокзала. Чтобы перебраться с нечетной стороны на четную, ему придется объезжать Привокзальную площадь, делая большой крюк.

— То, что у нас творится на остановках, и то, как у нас останавливаются автобусы зимой, — просто страшно. Я, когда еще ходил, однажды на остановке упал под автобус, потому что было скользко. Это очень страшно: тебя всего трясет, и ты думаешь, что надо ноги побыстрее вытащить из под колес. Потом выкатываешься, лежишь на боку и ждешь, пока автобус отъедет, чтобы подняться.

По дороге он рассказывает о людях, которые помогают ему в трудных ситуациях:

— Мне почти не приходится искать людей. Если кто-то поблизости стоит, он сразу видит, что у меня проблемы, и никто никогда мимо не проходит, всегда помогают. Большая хвала нашим людям!

Мы доходим до следующей остановки, по бокам от нее два спуска.

— Смотри: здесь лестницы, там лестницы. И как мне к ней подойти? — спрашивает Илья.

 

 

 
 
 

 

 

На вопрос, обращался ли он сам или другие члены его общественной организации в суд или в администрацию города со своими проблемами, Костин рассказывает, что уже четыре года они постоянно судятся за доступность среды.

— У меня есть право прийти в суд и доказать, что кто-то не прав. Но у меня есть и своя жизнь, которую я не хочу провести в судах. Я хочу, чтобы все системно работало: люди из сферы ЖКХ должны отвечать за это направление, а не мы постоянно что-то доказывать и кидать иски о том, что не можем зайти в автобус или проехать по переходу между дворами.

Несколько лет назад брат Ильи, тоже передвигающийся на инвалидной коляске, решил сделать пригодной дорогу от своего дома до остановки. Для этого потребовалось пройти через пять судов. Первые три раза он сам судился за то, чтобы возле подъезда установили пандус, сделали удобной тропинку до основной дороги и обеспечили ее освещение в темное время. Затем уже по заявлениям от членов и руководителей «Аппарели» удалось добиться ремонта тротуара и остановочного комплекса.

Еще одна проблема заключается в том, что в Сыктывкаре мало низкопольных автобусов, приспособленных для перевозки инвалидов. В августе 2016 года в Сыктывкаре появилось более двадцати новых низкопольных автобусов, работающих на газе.

Больше 90 процентов из них поставили на Эжву на 12-й, 18-й и 54-й маршруты. На улицу Ручейную, в Дырнос и многие другие районы города никак не попадешь. Автобусы на газу экономичнее, наверное, перевозчику выгоднее отправлять их на дальние рейсы. Однажды было 20 градусов мороза и низкопольный автобус просто не приехал, мне пришлось на коляске добираться до дома, мы с Юлией Посевкиной [руководитель общественной организации «Особое детство»] даже видео сняли. Я им (транспортным компаниям) такое скидываю систематически, говорю, что бардак. Но в ответ тишина. Сейчас мы будем готовить иски в суд, потому что договориться не получается никак, — рассказывает Костин.

 

 

 
 
 

 

По дороге к следующей остановке мы сталкиваемся со сложным препятствием — въезд во дворы, который надо пересечь, весь в глубоких колеях. Илья застревает и тщетно пытается выехать, перед ним останавливается машина, которой коляска перегородила путь. Илья спешит и ломает одну из подножек коляски, теперь ему придется заказывать новую за 2,5 тыс. руб.

На остановке у детской поликлиники №2 мы дожидаемся автобуса. Костин объясняет, что остановочный комплекс должен быть выше дороги на 25 сантиметров, чтобы у пандуса, который перекидывают из автобуса на бордюр, был небольшой угол наклона. Тогда въехать на коляске в автобус не составляет проблем. Однако остановка возле детской поликлиники № 2 не соответствует этим требованиям.

Сейчас этот угол наклона будет более 60 градусов, хотя должен быть от пяти до десяти, — говорит Илья. Действительно, когда Илья пытается попасть в подъехавший автобус, ему снова приходится прибегнуть к помощи людей. Выехать из автобуса самостоятельно на следующей остановке тоже не получается.

 

 

Руководство «Сыктывкарского автотранспортного предприятия № 1» («САТП 1») в августе 2016 года прислало Костину официальный ответ, в котором обещало, что автобусы будут останавливаться параллельно посадочной площадке и не дальше, чем в 35 сантиметрах от нее.

 

 

На деле это делают не все водители, в том числе и потому, что иногда остановиться по правилам не позволяют обледеневшие подъезды к остановке и заваленные снегом тротуары. Костин недоволен и тем, что водители и кондукторы часто не знают правил обращения с откидным пандусом и могут поломать приспособление, сбивая с него намерзший лед или неаккуратно выбрасывая его наружу.

Мы отправляемся в городскую поликлинику № 3, здесь установлен специальный подъемник. Костин рассказывает, что это сделали тоже по решению суда после иска от его общественной организации. После вопроса о том, благодарят ли его за сделанное, Илья ненадолго задумывается.

 

 

Все, что делаешь, нужно делать для себя, потому что от человеческой неблагодарности потом больно, — отвечает он.

Наша прогулка завершилась возле поликлиники №3. Илья Костин пытается использовать все возможности, чтобы о проблемах людей с инвалидностью услышали — подает иски в суды, обращается к властям. Но в ближайшее время решить проблему доступности транспорта в Сыктывкаре сможет, скорее всего, весна, а не чиновники.


В декабре 2015 года эксперты общественной организации «Аппарель», защищающей права людей с инвалидностью, добились, чтобы один из крупных перевозчиков Сыктывкара закупил несколько автобусов, удобных для проезда маломобильных граждан. В августе 2016 года общественники подали в суд на автотранспортное предприятие за отказ в перевозке колясочника. Тогда же на Стефановской площади Сыктывкара демонстрировали новые низкопольные автобусы, оборудованные аппарелями — пологими площадками для подъема и спуска техники. Илья Костин попытался въехать по одной из них в автобус, но не смог, так как площадка была скользкой, а подъем — крутым.  Позднее Илья по договоренности с руководством «САТП 1» прочел водителям лекцию о перевозке людей с инвалидностью.

Следите за последними новостями «7x7» в нашем Telegram-канале «Возбужденная Коми».

Елена Соловьёва, фото Кирилла Шейна, «7х7»

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
26 мар 2018 19:45

Илья большой молодец, благодаря таким сильным людям среда вокруг и начинает потихоньку меняться. Я полностью согласна с ним в том, что все что делаешь, нужно делать в первую очередь для себя, в основном потому что большое количество людей не замечает проблем, которые не касаются их напрямую. Все кто может потихоньку приспосабливаются, а кто не может приспособиться часто не готовы что-то делать, чтобы что-то изменилось.

Последние новости