Республика Коми
Месторождение им. Алабушина в Усинском районе спустя месяц после пожара: что изменилось Республика Коми 12
На третьем в пойме Печоры Верхне-Ипатском месторождении недавно установили вышку. 13 июня 2017 года
Фото Анны Каневой

Пожар на нефтяной скважине на месторождении имени Алабушина в Усинском районе Коми потушили больше месяца назад. 11 мая 2017 года представители компании «Лукойл-Коми», администрации Усинска, российского научного сообщества, а также общественники и журналисты собрались в усинской гостинице «Полярная звезда», чтобы обсудить итоги операции по ликвидации ЧП и отметить ее окончание: в одном из конференц-залов накрыли стол для чаепития. В начале встречи координатор программы WWF России по экологической политике нефтегазового сектора Алексей Книжников поднял бокал и предложил выпить «хотя бы воды» за то, что пожар на месторождении наконец удалось погасить. Он поблагодарил за работу компанию «Лукойл-Коми» и всех, кто участвовал в тушении. Через полчаса из села Щельябож пришло сообщение о том, что со стороны скважины снова виден черный дым.

 

 

Что в том разговоре не соответствовало истине, какие обещания местным жителям так и не были выполнены и каково положение дел на месторождении имени Алабушина сейчас, разбирался «7x7».

 

Сероводород

Работы на Баяндыском месторождении в 15 км от села Щельябож начались в 2005 году, а официально его осваивают с 2007 года. Именно тогда местные жители впервые начали чувствовать запах сероводорода. Об этом участникам встречи рассказала жительница Щельябожа Анна Канева, до которой дозвонился активист Комитета спасения Печоры Валерий Братенков. Женщина также вспомнила, что чаще и сильнее всего сероводородом пахло в 2008–09 годы. Запасы серы на месторождениях настолько существенны, что «Лукойл-Коми» даже построил на Бандыском месторождении установку, позволяющую очищать нефть и получать гранулированную серу. Ознакомиться с производством в конце 2015 года приезжал Сергей Гапликов, на тот момент и.о. главы Коми.

— В 2008-м был пик заболеваемости, — рассказала Канева, — заболело сразу 40 детей. Их рвало, подозревали, что это ротовирусное. В то время запах сероводорода был очень сильный. У нас работал врач, Корован Николай Владимирович, который в 2012 году на встрече с «Лукойлом» сказал такую фразу: «Бежать вам всем отсюда надо, если хотите жить». Дети болеют острым бронхитом неясного происхождения. А в 2013 году вообще был ужас: дети сдавали ЕГЭ чуть ли не в противогазах, потому что был очень сильный запах сероводорода. После этого «Лукойл» уже поставил датчики, которые, как оказалось, не фиксируют его, потому что промышленные.

Проблема:

Сероводород — ядовитый газ, особенно опасен в присутствии углеводородов. Предельно допустимая норма его содержания в воздухе для населенных пунктов составляет 0,008 мг/м³. При этом запах начинает ощущаться человеком при концентрации 0,012–0,03 мг/м³. Об этом на встрече 11 мая вспомнил Братенков, сказавший, что один из самых чутких приборов — это человеческий нос. Но ему ответили, что такие доводы несерьезны.

Решение:

Пока его нет, так как рассказы местных жителей о неприятных запахах, приносимых со стороны скважины, и о плохом самочувствии в такие дни не принимаются как доказательства (последний раз жители Щельябожа ощущали запах сероводорода 18 июня). Каковы были его выбросы в атмосферу во время горения скважин на месторождении и с какими веществами газ мог смешиваться, определить затруднительно, так как компания «Лукойл-Коми» регулярно замеряла только уровень сероводорода и только рядом со скважиной, где он выгорал.

 

А был ли мониторинг?

Скважины на месторождении им. Алабушина горели с 11 апреля до 12 мая. Ветер нес гарь то к Щельябожу, когда дул с востока, то от него. Проводить замеры в село сотрудники республиканского Роспортребнадзора приезжали четыре раза: 11, 20, 24 и 28 апреля. Комиссия, в которую вошли представители Минпрома Коми, регионального гидрометцентра, компании «Лукойл-Коми», взяла пробы воздуха в селе 22 апреля, не указав в отчете ни направления, ни силы ветра. Однако эти данные нашлись в архиве погодного сайта rp5.ru, и, согласно им, во все вышеперечисленные дни ветер не дул от горящей скважины в сторону Щельябожа.

Во время встречи 11 мая в Усинске корреспондент «7x7» поинтересовался у заместителя директора ВНИИ экологии при Минприроды России Александра Соловьянова, можно ли это считать полноценным мониторингом. Он ушел от прямого ответа на вопрос, но сослался на «необходимость производственно-экологического контроля на месторождении» (брать пробы воздуха). В непосредственной близости от горящих скважин «Лукойл-Коми» не обнаружил опасности отравления сероводородом.

— У Роспотребнадзора и Росприроднадзора нет обязанности посещать каждое место и контролировать, — напомнил Соловьянов. — В соответствии с законом о защите прав потребителя проверять компанию можно один раз в три года. Исключение составляет тот случай, когда происходит что-то, что вызывает жалобы. И тогда они приезжают на проверку по жалобам, в данном случае — населения. Но постоянно находиться там и заниматься мониторингом — это противоречит закону, потому что закон требует прекратить кошмарить бизнес.

 

Екатерина Дьячкова и Валерий Братенков (слева)

 

— Выходит, компания должна нас предупреждать за 10 дней до аварии, чтоб мы успевали писать [жалобы] и вызывать [проверяющих], — заметила Екатерина Дьячкова.

— Где концентрация сероводорода выше — на месте аварии или в некотором отдалении от нее? — поинтересовалась корреспондент «7x7».

— В советское время, когда начиналась индустриализация, почему такие высокие трубы строились? Чтобы рассеивание было, чтобы опускающиеся горючие вещества имели небольшую концентрацию. Поэтому с точки зрения рассеивания, может быть какая-то ситуация, когда на отдалении в 8 км концентрация окажется выше, чем непосредственно в зоне выброса, — пояснил сотрудник WWF Алексей Книжников.

 

 

Проблема:

По словам ученых, для того чтобы поймать за руку компанию, загрязняющую атмосферу, нужны квалифицированные люди с необходимым оборудованием. Если что-то пытаются замерить обычные граждане, ни один суд, скорее всего, не примет их аргументы. Поэтому для объектов первой категории опасности принято решение: они должны установить приборы, замеряющие загрязняющие вещества, информация о которых автоматически поступает в надзорный орган. Но такая система контроля за выбросами будет введена только с 2018 года.

Глава аппарата администрации Усинска Лали Бочоришвили сослалась на то, что пробы воздуха берутся обычно, если из населенного пункта поступают жалобы от жителей. В режиме чрезвычайной ситуации муниципалитету не приходится платить за замеры. Сложность, по словам чиновницы, состояла в том, чтобы добраться до Щельябожа.

— То, что они [комиссия] туда приехали и ветер вдруг поменялся — мы не прогнозируем, с небесной канцелярией я не могу договариваться, — объяснила Бочоришвили. — По желаниям жителей лаборатория брала анализы ниже, не там, где поселок, потому что там трясина, где сероводород оседает. Приехала лаборатория, мы их направили, я сама договаривалась с [руководителем управления Роспотребнадзора по Коми Людмилой] Глушковой. Все сделали, в каких местах показали [жители] — там взяли пробы. Точно так же они дальше выехали в Кушшор. И это не было связано никак с тем, что воздух поменялся.

Решение:

Специалисты брали пробы воздуха в населенных пунктах рядом с местом аварии только пять дней за весь месяц, в течение которого горели скважины. По мнению общественников, разовые и нерегулярные пробы воздуха, взятые исключительно в благополучные для села дни, сложно считать реальным мониторингом. Замерить уровень сероводорода в Щельябоже можно было бы с помощью газоанализатора. Такой прибор компания «Лукойл-Коми» установила рядом с поселковой школой. Однако он не смог зафиксировать концентрацию веществ. 

 

Что не так со счетчиком сероводорода в селе Щельябож?

Общественная палата Коми, отвечая 20 апреля 2017 года на запрос Комитета спасения Печоры об уровне сероводорода в Щельябоже, допустила симптоматичную опечатку: оборудование, с помощью которого «Лукойл-Коми» ведет мониторинг воздуха в селе, было названо «поверенным».

Проблема:

Газоанализатор, установленный нефтяной компанией в 2013 году, предназначен для рабочих зон. Минимальная концентрация сероводорода, которую он может зафиксировать, составляет 0,14 мг/м³. Это в 17 раз выше предельно допустимой концентрации (ПДК) для населенных пунктов. О несоответствии прибора заместитель председателя Комитета спасения Печоры Иван Иванов написал еще 18 апреля.

По словам Алексея Книжникова, добывающая компания может заменить прибор, «если у нее есть партийная совесть».

Если вы не доверяете тому, что делает «Лукойл», вы можете пригласить специалистов Росгидромета, которые проверят все характеристики прибора и покажут, действительно ли он дает объективную информацию о загрязнении, причем с точностью, которая позволяет оценить, превышает или не превышает ПДК для жилого района, — обратился он к общественникам.

Лали Бочоришвили сказала, что для работы с таким оборудованием необходим специалист, который прошел бы специальное обучение. Но ей возразили, что показания счетчика могут отправляться в Роспотребнадзор автоматически раз в месяц.

 

Сергей Макаров

 

Заместитель генерального директора «Лукойл-Коми» по связям с общественностью Сергей Макаров сказал, что компания рассмотрит возможность покупки такого прибора.

Решение:

Через полтора месяца, 20 июня, Сергей Макаров сообщил «7x7», что теперь вопросом установки нового прибора занимаются власти Усинска. Лали Бочоришвили подтвердила, что специалисты администрации решают этот вопрос. Предположительно прибор купят в сентябре этого года.

У нас есть понимание по газоанализатору, это будет прибор для жилых зон, — рассказала чиновница, — но у нас бюджетная организация, и мы должны соблюсти ряд процедур, которые и затягивают процесс. Прибор будет автоматизированным, то есть он сам будет передавать данные на пульт.

Глава аппарата администрации не сообщила стоимость прибора, сославшись на то, что дело не в цене и что качественный газоанализатор будет приобретен в любом случае.

 

Путевки для детей из усинских сел

Проблема:

Выступавшие на встрече сказали, что больше всего при загрязнении воздуха подвергаются опасности дети и подростки.  «Лукойл-Коми» спросили, отправит ли компания за свой счет детей из деревень и сел, находившихся вблизи аварии, в оздоровительные лагеря. Сергей Макаров заверил, что и этот вопрос будет рассмотрен.

Решение:

Как сообщила Анна Канева 20 июня, «Лукойл-Коми» выделил путевки детям. Дошкольники и ученики младших классов вместе с родителями отправятся в Геленждик, Анапу и Сочи. В эти города едут 44 человека. Присматривать за ними в поездке будут 30 взрослых, это родители и бабушки. Среди отправляющихся на отдых — пять семей с детьми-инвалидами. 47 школьников в сопровождении пяти педагогов поедут отдыхать в Херсонскую область. Все поездки состоятся в августе.

 

Что сейчас на месторождении им. Алабушина

13 июня во время половодья Анна Канева отправилась на второй куст месторождения им. Алабушина на лодке. Площадка, которую с помощью отсыпки подняли на восемь метров в высоту, не пострадала. Но рядом с ней «плавала» затопленная техника и балки. 18 июня жители Щельябожа снова видели со стороны скважины дым, на этот раз белого цвета.

 

Второй куст месторождения им. Алабушина во время половодья. 13 июня 2017 года

 

19 июня специалисты компании «Лукойл-Коми» и несколько жителей усинских поселков отправились осмотреть месторождение. За время экскурсии они смогли оценить лишь качество обваловки. Членам Комитета спасения Печоры Екатерине Дьячковой и Валерию Братенкову в возможности осмотреть площадку отказали. Жительницу Щельябожа Анну Каневу, активно выступающую за закрытие месторождения, также не взяли. Валерию Братенкову удалось пообщаться с некоторыми из жителей сел, для которых нашлось место в вертолете «Лукойл-Коми». Они сообщили, что фотосъемка была запрещена, а сама экскурсия была короткой: люди прошлись по краю обваловки, к скважинам их не пустили.

Жители ближайших сел и деревень требовали закрытия месторождения, но работы там будут продолжены.


Первая скважина на месторождении им. Алабушина загорелась 10 апреля 2017 года. Через два дня вспыхнула вторая скважина, третья была забетонирована. Пожар на одной скважине потушили 7 мая, на второй — 11 мая. Жители села Щельябож и деревни Кушшор переживали, что авария может нанести серьезный урон как окружающей среде, так и здоровью людей.

27 апреля по скважинам  было сделано около двадцати выстрелов из артиллерийского орудия. Планировалось, что после того, как будут сбиты части конструкции, скважины смогут накрыть специальным куполом. Участникам ликвидации пожара удалось снять один из выстрелов на видео.

11 мая жители села Колва на народном сходе потребовали от администрации Усинска и компании «Лукойл-Коми» провести независимый экологический мониторинг в населенных пунктах рядом с нефтяными месторождениями.

Акции протеста против действий нефтяников, начавшиеся в мае, продолжались в Усинском районе до начала июня.


Елена Соловьёва, фото Ивана Иванова, Анны Каневой, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

"Общественная палата Коми, отвечая 20 апреля 2017 года на запрос Комитета спасения Печоры об уровне сероводорода в Щельябоже, допустила симптоматичную опечатку: оборудование, с помощью которого «Лукойл-Коми» ведет мониторинг воздуха в селе, было названо «поверенным»."
Уважаемый автор статьи, в письме нет опечатки. Поверка, поверенный - специальные термины.
Поверка средств измерений — совокупность операций, выполняемых в целях подтверждения соответствия средств измерений метрологическим характеристикам.
Поверенный измерительный прибор — Прибор, прошедший аттестацию вспециальной измерительной лаборатории. [Л.М. Невдяев. Телекоммуникационные технологии. Англо русский толковый словарь справочник. Под редакцией Ю.М. Горностаева. Москва, 2002

Если бы автор статьи внимательно прочла комментарии # 18 / 04 / 2017 16:36 и # 20 / 04 / 2017 12:08
к тексту заместителя председателя Комитета спасения Печоры Ивана Иванова от 18 апреля 2017 года, то обратила бы на слово "поверка".

Овечкин
# 20 / 06 / 201723:03

Эта Лали опять лжет... какой прибор??? Для контроля загрязнения атмосферы нужна станция контроля атмосферного воздуха!! хотела опять отделаться бутафорским прибором))

коми морт
# 20 / 06 / 201723:45

одна неточность- и фото и видео не запрещали делать

Лена Соловьева свои домашние счетчики не отдает на периодическую поверку?

Юлия Латынина когда-то в одной из своих книг тоже описала прыгающую "стрелку осциллографа" . Оправдалась тем, что в первых таких приборах - ондографах - были стрелки. Не без помощи почитателей.

напалков
# 21 / 06 / 201700:04

хорошо, что свозили. Впечатления? Да, площадку не затопило, но техника всё ещё в воде. На воде- маслянистые разводы. Но самое главное- половодье в очередной раз смыло все грехи. Вокруг много мусора в воде. На мой вопрос- будет ли убрана территория ниже по течению- был ответ- да, что маловероятно и невыполнимо. и ещё- вода переваливала через зимник от баянды к ипатской , а это ещё один серьёзный сигнал- ведь напротив села есть ещё одна буровая. которая будет вести разведку. Подтверждаю, что съёмки вести не запрещали. но внутрь площадки не пустили- опасное производство!!!!!!!

Крашер
# 21 / 06 / 201712:43

Фиксируйте нефтяные пятна и радужную пленку. Это все нарушение водного кодекса. Сброс загрязнённых стоков запрещён. Фото является фактом нарушения, оформим протокол и напишем в росрыболовство. Пусть шевелятся мумии.

Георгий Дмитриевмч, не очень поеятеа связь между зимником и буровой. Что должен сделать лукойл? Убрать зимник? Убрать буровую?

Печора
# 21 / 06 / 201722:45

Неужели непонятно? Конечно, убрать буровую.

Николай
# 30 / 06 / 201721:01

Я до сих пор после этой аварии з/пл не получил. И не я один. Весь КомиКуэстИнтернешнл

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: