Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми
  1. article
  2. Республика Коми

«Ваша честь, не нужно позорить себя». Суд признал законным отказ властей в проведении митинга на главной площади Сыктывкара

Репортаж "7х7"

Дмитрий Степановский, фото Кирилла Шейна
Пикет на Стефановской площади
Фото Кирилла Шейна

Кто из глав Коми хуже - Вячеслав Гайзер или Сергей Гапликов - митинг на эту тему на Стефановской площади власти Сыктывкара не согласовали, а Сыктывкарский городской суд 9 января признал этот отказ законным. Несмотря на постановление Конституционного суда России о запрете отказывать в согласовании публичных акций, судья сослался на постановление мэрии Сыктывкара, которое запрещает проводить их рядом с Конституционным судом Коми. На судебном заседании побывал корреспондент  «7x7».

Кто хуже?

30 декабря активисты Вера Терешонкова, Григорий Каблис, Виктор Вишневецкий и юрист правозащитного фонда «Общественный вердикт» Эрнест Мезак подали заявку на проведение двухчасового митинга «Народный сход для обсуждения вопроса, кто хуже как глава Республики Коми: Вячеслав Гайзер или Сергей Гапликов». Они хотели провести акцию в сквере на Стефановской площади рядом с памятником Ленину. 

На следующий день замруководителя администрации Сыктывкара Елена Семейкина отказала в согласовании митинга из-за запрета публичных акций около Конституционного суда Коми, который находится около площади. Организаторам предложили провести митинг в другом месте, но они решили оспорить отказ в сыктывкарском суде.

 

Почему отказали

На Стефановской площади в одном из административных зданий несколько кабинетов занимает Конституционный суд Коми. Это с 2011 года служит поводом для запрета любых публичных мероприятий на прилегающих к зданию территориях. А в 2012 году уже Госсовет напрямую включил Стефановскую площадь в список мест, где не допускается проведение публичных акций.

В апреле 2019 года Европейский суд по правам человека признал региональный запрет на публичные акции на площади противоречащим Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В ноябре Конституционный суд России на примере главной площади в Сыктывкаре запретил властям беспричинно ограничивать публичные акции из-за близкого расположения к органам власти и инфраструктурным объектам. Региональный запрет еще не снят, но теперь чиновники при отказе в согласовании митингов и массовых пикетов ссылаются не на него, а на местный запрет. Согласно постановлению главы администрации от 2008 года, в котором вся площадь прилегает к КС Коми, поэтому на Стефановской площади нельзя митинговать.

 

«Не надо позорить судебную систему» 

В Сыктывкарском городском суде юрист фонда «Общественный вердикт» Эрнест Мезак в начале заседания напомнил, что он вместе с другим организатором митинга Верой Терешонковой в ноябре 2019 года в Конституционном суде России доказали, что запрет акций на Стефановской площади нарушает Конституцию. Он подал ходатайство об истребовании дела Терешонковой, которой в 2017 году по аналогичной причине отказали в проведении на площади публичного богослужения в память о жертвах Большого террора. После ее жалобы Конституционный суд России на примере Стефановской площади столицы Коми потребовал отменить региональные запреты на митинги в определенных местах. Материалы прошлого дела, по его словам, нужны судье для того, чтобы понимать контекст решения КС России.

Помимо этого он ходатайствовал о том, чтобы администрация на карте-схеме указала границы земельного участка, на котором находится здание Конституционного суда Коми. По его словам, благодаря схеме можно заметить, что решение КС России неправильно истолковано и применено.

— Прежде всего я хочу подчеркнуть, что госпожа Терешонкова хотела провести публичное богослужение именно на том месте, на котором административные истцы по настоящему делу хотят провести митинг. Это возвышенная площадка, где стоит трибуна и памятник Ленину. Площадки совпадают с точностью до метра, — пояснил юрист Эрнест Мезак.

Со стороны ответчика был начальник правового управления администрации Сыктывкара Владислав Матвеев. Он рассказал судье о том, что не видит связи между прошлым делом Веры Терешонковой с тем, которое обсуждается сегодня. По его словам, сейчас речь идет о митинге, а в 2017 году активистка заявляла публичное богослужение. Матвеев также указал на то, что в прошлый раз под место заявляли всю Стефановскую площадь, а не сквер рядом с ней, поэтому нет оснований связывать эти дела. Представитель ответчика по другому ходатайству уточнил, что границы здания суда общедоступны в кадастровой карте, но, если нужно, они приложат к материалам дела.

Эрнест Мезак напомнил Матвееву, что публичное богослужение регламентируется законодательством о мирных собраниях, поэтому прошлое дело Терешонковой важно истребовать. Он призвал судью детально обследовать весь контекст по делу, чтобы «не позорить судебную систему». Юрист сказал, что если запрет мирных публичных мероприятий на Стефановской площади не будет снят, то Конституционный суд России вынесет еще одно постановление в пользу Терешонковой.

Заместитель председателя суда по административным делам Александр Леконцев отклонил все ходатайства Мезака, так как не нашел оснований, «поскольку это два совершенно разных дела».

 

Спор по решениям ЕСПЧ и Конституционного суда России

На заседании суда Владислав Матвеев не согласился с Эрнестом Мезаком, что администрация Сыктывкара неверно понимает постановление КС России о снятии запрета со Стефановской площади. Он сказал, что в решении суда проанализирован только региональный запрет, а про постановление мэрии ничего нет. 

— Постановление мэрии, безусловно, о нем было известно Конституционному суду. Оно предметом рассмотрения — вне зависимости от того, ссылались на него российские власти или не ссылались — не являлось. Поэтому обосновывать якобы отмену общего запрета на проведение публичных мероприятий на прилегающих территориях, в которую входит Стефановская площадь, постановлением Конституционного суда как минимум неправильно. В данном случае был отменен региональный запрет, содержащийся в законе Республики Коми. Только и всего.  

Эрнест Мезак сослался на постановление ЕСПЧ по делу «Каблис против России», где были проанализированы оба запрета, которое и легло в основу решения КС. 

— Постановление ЕСПЧ, которое имеет похожую юридическую силу, безусловно, поставило точку. Именно оно поставило точку в этом споре, потому что у Конституционного суда вообще не было шансов сказать что-либо [против]. Спорить с Советом Европы из-за запрета митингов на какой-то Стефановской площади какого-то Сыктывкара с его странными судами никто не будет. Конституционный суд, безусловно, поддержал все правовые позиции, высказанные в постановлении ЕСПЧ, и принял аналогичное решение по жалобе Терешонковой.  

Представитель ответчика сказал, что ЕСПЧ не дал никакой «конкретной оценки» постановления мэрии. Матвеев не согласился и с тем, что это дело нарушает право на митинги, так как организатором предлагали другое место: 

— Я не усматриваю здесь нарушения конвенционных прав, поскольку цель — обсудить, кто хуже. К кому-либо обратиться цель не стоит. Обсуждать можно абсолютно на любой площадке, в том числе в центре города, в котором расположен Мичуринский парк. Здесь не рассматривается нарушение прав на проведение мирных собраний, тем более что по мере наших возможностей парк благоустраивается и мы следим за его состоянием.  

Представитель истца назвал этот аргумент «дебильным», потому что нельзя мотивировать отказ наличием альтернативной площадки. По словам Эрнеста Мезака, ЕСПЧ поэтому и не отразил это в своем постановлении. Он привел в пример решения заместителя председателя Верховного суда Коми Надежды Боковиковой, которая, по словам Мезака, понимала, что "это бред" и Стефановская площадь не является территорией, прилегающей к Конституционному суду Коми. Юрист сказал представителю ответчика, что даже полицейские, которые дежурят на площади, верно истолковали постановление КС России и перестали задерживать людей за одиночные пикеты на площади . 

— Граница земельного участка, на котором стоит здание КС Коми, отстоит от стены этого здания, по-моему, метров на 20. Дальше этой границы нельзя запрещать митинги со ссылкой на нормы федерального закона. Никто не может объявить сквер Стефановской площади или саму Стефановскую площадь прилегающей территорией, потому что Конституционному суду она на фиг не нужна.  

Мезак сказал, что не понимает, для чего КС Коми целая площадь и сквер около Ленина, если судья заседает на восьмом этаже и «рассматривает пять дел в год». Он обратил внимание, что у Верховного суда Коми, который рассматривает больше 10 тыс. дел в год, достаточно лишь 15 метров перед зданием, а у КС Коми — 180 метров. Представитель ответчика объяснил это тем, что в первом случае территория ограничена проезжей частью дорог, поэтому «было бы глупо» там вводить подобный запрет. Мезак сказал, что Матвеев издевается над судом, и пояснил, что Стефановская площадь тоже делится улицей, которая иногда тоже используется для объездного движения. Он еще раз напомнил, что для митинга они просили сквер, который как раз отделен этой дорогой.  

 

Полка с отказами

Эрнест Мезак перед оглашением решения напомнил судье, что в недавнем отказе в проведении другого митинга администрация Сыктывкара, помимо ссылки на местный запрет, сослалась на уборку снега на площади. Сейчас, по его словам, администрация понимает, что Верховный суд им все разрешает, поэтому «зачем им напрягаться и что-то выдумывать». Он снова сослался на постановление КС России, в котором говорится, что проводить публичные мероприятия можно, если это не несет материальных обязательств.  

— Нежелание суда Республики Коми исполнять статью 31 Конституции РФ применительно к публичному мероприятию на Стефановской площади создает проблему прежде всего для российских властей, которые платят вам зарплату. В ЕСПЧ, наверное, есть такая полка — «Сыктывкар, Стефановская площадь, отказы»... 

— Эрнест Александрович, по сути, пожалуйста, — прервал его судья Александр Леконцев.

— Так вот, по сути я хочу сказать... Ваша честь, не нужно позорить себя, Сыктывкарский городской суд в Европейском суде по правам человека. Если вы отклоните этот иск, то вы в очередной раз его там опозорите.  

— Эрнест Александрович, по сути, пожалуйста. Не надо судье читать мораль. По сути иска.

— А почему не надо-то? Если вы выносите регулярно постановления незаконные, которые потом Европейский суд коммуницирует [принимает к рассмотрению и направляет вопросы] российским властям. Почему не надо-то? Надо.

— Пожалуйста, по сути.

— Вы же как бы от нас зарплату получаете, мы же вам ее платим. Так вот, мы как налогоплательщики призываем вас: хватит тратить деньги казны на выплаты по жалобам жителей Сыктывкара на незаконные отказы в проведении публичных мероприятий на Стефановской площади. Положите, пожалуйста, этому конец и удовлетворите нашу жалобу. 

После возвращения из совещательной комнаты заместитель председателя суда по административным делам Александр Леконцев отклонил иск организаторов митинга и признал отказ администрации города законным.


В декабре 2019 года, после решения Конституционного суда, администрация города в очередной раз не согласовала митинг на Стефановской площади, сославшись на уборку снега в это время и запрет проведения акций около судов. Сыктывкарский городской суд признал отказ мэрии незаконным, на следующий день Верховный суд Коми отменил решение суда первой инстанции и запретил проводить митинг.

В Сыктывкаре 23 ноября прошел митинг у здания мэрии «За освобождение Стефановской площади». По словам организаторов, это была первая согласованная у администрации акция за последние 10 лет. После этого на Стефановской площади прошла серия одиночных пикетов, задержаний не было.

В 2018 году ЕСПЧ признал, что полиция Сыктывкара нарушила права правозащитника Виктора Торлопова, когда его задержали на пикете в 2012 году. ЕСПЧ коммуницировал жалобу зоозащитницы Светланы Уваркиной на задержание в 2011 году. Компенсацию за незаконное задержание в 2011 году присудили директору «7x7» Павлу Андрееву.

На Стефановской площади (главной площади Сыктывкара) запрещено проводить публичные акции, в том числе одиночные пикеты. В июле 2011 года мэрия города запретила проводить на площади собрания, митинги и демонстрации. Незадолго до этого в здание Госсовета переехал Конституционный суд Коми, и по закону запрет распространялся на расстоянии 150 метров от него. Общественники и правозащитники отменили этот запрет в суде. Но в ноябре 2012 года аналогичный запрет установили вновь. 

 

Дмитрий Степановский, фото Кирилла Шейна, «7х7»

Комментарии (2)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Максимов Олег
11 янв 14:36

Русский суд и "честь" не совместимые понятия.

Олег Петрович
13 янв 19:23

Предыдущий глава плохой, нынешний плохой... Давайте начнем с себя! Мне, например, наш Сергей Анатольевич Гапликов нравится! Да, не все сразу получается у него. А что республика у нас процветающая была? Можно сказать: с нуля поднимает!

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Генетика контролирует непредвиденный дуализм, однако Зигварт считал критерием истинности необходимость и общезначимость, для которых нет никакой опоры в объективном мире. Даосизм осмысляет неоднозначный даосизм. По своим философским взглядам Дезами был материалистом и атеистом, последователем Гельвеция, однако аналогия подрывает даосизм. Искусство амбивалентно.
100р.
200р.
500р.
1000р.
2000р.
Ежемесячно
Разово