«Это не секта и не пожизненная обязанность». Урбанист Святослав Мурунов рассказал в Рязани, что такое городские сообщества и почему пора надеяться не на власти, а на себя · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Рязанская область
  1. article
  2. Рязанская область

«Это не секта и не пожизненная обязанность». Урбанист Святослав Мурунов рассказал в Рязани, что такое городские сообщества и почему пора надеяться не на власти, а на себя

Расшифровка "7х7"

Екатерина Вулих, фото автора
Святослав Мурунов

Урбанист Святослав Мурунов рассказал на рязанском фестивале урбанистики «Город — Человек» зачем нужны городские сообщества, как они меняют облик городов и почему власти пытаются поставить их под свой контроль. Главные тезисы его лекции - в расшифровке "7х7".

Лекция Святослава Мурунова

Лекция Святослава Мурунова

«Самоорганизуются вокруг того, что их волнует»

Что такое городское сообщество, какова его модель? Это не семейные и не рабочие отношения, поскольку в семье и на работе другие ценности и цели. Сообщество — это самоорганизованная группа людей, и в этом понятии ключевое слово — «самоорганизованная». Именно оно отличает сообщество от семьи, потому что в семье с детства говорят: «Ты еще мал, вырастешь — поймешь», а на работе говорят: «Ты чего выступаешь, я тебе плачу деньги, вот и помалкивай». В семье, школе и на работе человеку кто-то указывает, что надо делать и как именно, в городском сообществе каждый участник сам принимает решение, с кем взаимодействовать, с кем нет.

Деятельность городских сообществ «крутится» вокруг города и городских проблем.

Типы городских сообществ:

— Которые формируются вокруг городских проблем: зоозащиты, экологии, сохранения исторического наследия;

— Которые формируются вокруг молодежных субкультур: косплея, йоги, хенд-мейда;

— Которые формируются вокруг городских «уникальностей»: личностей, мест, объектов.

Люди cобираются в городские сообщества, чтобы объединить свои знания, идеи и ресурсы, чтобы достичь какой-то цели. Участники сообществ — те самые «странные люди», которые тратят свои силы, время и деньги безвозмездно. У них нет уставов, порой нет четкого плана работы, зачастую нет четко поставленных целей, потому что городские сообщества — это институты, которые в настоящее время развиваются.

Городские сообщества возникли примерно в 2010-х годах, «потому что в 1990-е было страшно, в 2000-е было всем до себя», после этого у них появилось свободное время, либо они самоопределились и поняли, что могут не только брать, но и отдавать.

 

«Не гнаться за количеством, а изменить отношение к проблеме»

Во многих сообществах есть один лидер, от которого зависит все: он ставит задачи и цели, раздает указания и планирует, как надо сделать. Он — генератор идей, он же — «движок» и обладатель всех накопленных знаний. Уйдет он — распадется сообщество. Он может просто устать, жениться, уйти в армию. В этом первая проблема.

В крепком сообществе есть активное ядро — лидеры и активные люди, пассивное ядро, которое активизируется только в моменты конкретных действий, мероприятий, и виртуальное ядро — поддерживающие «на расстоянии».

Настоящее городское сообщество отличается от ненастоящего тем, что оно создает событие, а не обсуждает в интернете, что нужно сделать. Оно пытается влиять и влияет на изменение жизни в городе, оно постоянно проводит реальные гаражные распродажи, воркшопы, барахолки и т. д. Эти сообщества открыты для всех желающих. Чаще всего они постоянно собираются в каком-то месте — кафе, у памятника, в определенном месте парка. Его участники должны уметь четко ответить на вопросы: зачем он этим занимается, для чего, а не просто: «мне нравится, меня это интересует».

Еще одна проблема городских сообществ — стремление к количеству. Количеству проведенных мероприятий, велосипедистов, тонн собранного мусора. Можно собрать очень много тонн мусора, но он появится вновь, потому что нужно влиять не на количество, а на сознание. Цель сообщества — изменить отношение окружающих к существующей проблеме, либо памятному месту, либо событию. Им не надо выполнять или перевыполнять какой-то план.

 

Опасения городских властей и гранты

Городские сообщества — те люди, которые умеют договариваться внутри себя и с другими сообществами. Если внутри сообщества каждый будет бесконечно бороться за лидерство, сообществу некогда будет заниматься конкретными делами, если одно сообщество не сумеет договориться с другим, то они все вместе не смогут сделать одно большое конкретное дело.

Городские власти обычно опасаются городских сообществ, так как считают, что «они метят на их место», открыто и понятно говорят о проблемах и на их сторону может встать большинство горожан. Если они скооперируются с бизнесом и властью, получат ту же самую власть. Поэтому пытаются зарегистрировать городские сообщества, пересчитать и расписать повестку волонтерам.

Для нормального существования городских сообществ требуются следующие условия:

— В городской повестке должно быть само определение городского сообщества — какое оно и зачем;

— Для них должно быть место, штаб. Для этого [в Рязани] отлично подходит Торговый городок: раздать все павильоны велосипедистам, йогам и всем остальным. Виртуальное общение — это хорошо, но участники должны где-то постоянно встречаться «вживую». Должно быть пространство для проведения мероприятий. Для этого не подходят музеи и библиотеки, потому что туда пустят только после кучи согласований и предъявления бумажек.

Самоорганизованные сообщества «сажают» на гранты, после чего они не могут не только развиваться, но и делать что-то, выходящее за рамки гранта. Исчезают время и силы: участникам нужно постоянно заполнять отчеты в Министерство юстиции. С одной стороны, растет репутация: «о, это же обладатель гранта!», с другой — абсолютно непонятно по отчетам, достигло ли сообщество ту цель, которую ставило. Главное — изменилось ли что-то в обществе, в сознании людей, после того как сообщество отработало свой грант.

Святослав Мурунов

Святослав Мурунов

Не держаться за «героев»

Горожанин и житель города — это разные понятия. Житель живет в этом городе, а горожанин — это позиция, он может уже не жить в этом городе, но переживать о нем, стараться как-то влиять на развитие и что-то для него делать.

Городские сообщества стараются уходить от лидерских моделей. Потому что сообщество не может бесконечно держаться на героях — их мало и их можно заблокировать. Сообщества должны объединяться вокруг какой-то цели, манифеста: к такому-то сроку мы снизим количество мусора на столько-то. Нельзя объединяться для того, «чтобы заниматься экологией» или «оказывать помощь больным», нужна конечная конкретная цель. Городские сообщества — это не бесконечно продолжающееся действо, не надо бесконечно ловить бездомных животных, нужно сделать так, чтобы их не стало.

Городское сообщество — это временное явление, которое возникает, когда городу плохо или хорошо, когда ему нужна поддержка. Оно исчезает, когда проблема решена или сознание горожан изменено так, что проблема вот-вот решится. Это не секта, из которой нет выхода, и не пожизненная обязанность.  


В рязанском Торговом городке, расчищенном от мусора и подготовленном для свободного творчества волонтерами, 17–18 августа прошел открытый фестиваль урбанистики «Город — человек». «Увлекательные лекции о городах, интервью, дискуссии и занятия от спикеров всей страны, от ученых до городских активистов. Понятно будет всем, интересно каждому» — так представили фестиваль-лекторий организаторы.

Директор по региональному развитию Центра территориальных инициатив «Архполис» Святослав Мурунов — урбанист, исследующий российские города. Он называет себя «социальным инженером». Занимался проектированием и ребрендингом отдельных территорий в Казани, Сочи, Саратове, Саранске, Москве, Петербурге и других городах России.

Екатерина Вулих, фото автора, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных