Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Кировская область

Кировские активисты потребовали отменить статью Уголовного кодекса о «нежелательных организациях» на пикете против политических репрессий

Они считают уголовные дела против активистов заказными и политическими

Участники движений «Открытая Россия», «Солидарность» и члены партии «Парнас» 10 февраля провели у администрации Кирова пикет в поддержку «Марша материнского гнева». Акция протеста проходит в воскресенье в российских регионах из-за преследования активистки Анастасии Шевченко. Кировчане потребовали у властей прекратить давление на политических активистов, сообщила корреспондент «7x7», побывавшая на пикете.

 

«Молодежь у нас непуганая»

Участники кировского пикета выступили против преследований активистов «Открытой России» [сетевое движение, не имеющее официального статуса; весной 2017 года Генпрокуратура признала нежелательными организациями одноименные Otkrytaya Rossia и Open Russia Civic Movement, зарегистрированные в Великобритании] Анастасии Шевченко и Лии и Артёма Милушкиных. Кроме того, участники кировской акции напомнили об обысках и уголовном деле против псковской журналистки Светланы Прокопьевой. Все эти случаи, объяснил «7x7» организатор пикета Вадим Ананьин, он считает политическими репрессиями.

― В стране разгораются репрессии, и они не щадят никого, даже многодетных матерей. Мы считаем случившееся с Шевченко и Милушкиными заказным и политическим делом, потому что «Открытая Россия» ― это российская организация. Но после того, как мы провели акцию «Надоел» [всероссийская акция протеста с требованием к Владимиру Путину не баллотироваться на четвертый срок], все началось. Все, что связано с именем Ходорковского, будет резаться на корню. Даже если он создаст другую организацию, они найдут сто способов ее прикрыть или давить на нее, запугивать. Но молодежь у нас пока непуганая, и я рад, что они выходят на такие акции, ― сказал Ананьин.  

Участники пикета потребовали освободить женщин-политзаключенных и убрать из Уголовного кодекса статьи 284.1 («Деятельность иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной») и 205.2 («Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма»).

По мнению участницы акции Светланы, действия властей в отношении Шевченко, Милушкиных и Прокопьевой ― это «необоснованные репрессии»: оснований для какого-либо преследования нет, просто люди стали неудобными, и от них решили избавиться, считает она.

 

Кто пришел на акцию в Кирове

Светлана и еще один участник пикета Владимир, у которого есть маленький ребенок, сошлись во мнении, что аресты активисток с детьми не заставят других женщин отказываться от своей политической и общественной деятельности.

― Я думаю, что активисты, у которых есть дети, не будут участвовать меньше [в акциях протеста]. Они переживают не только за себя, но и за своих детей, за своих родителей, за их будущее. То, что сейчас произошло, думаю, наоборот, консолидирует всех активистов, и в их поддержку будет выходить еще больше людей. Давление [со стороны властей] будет усиливаться, но отступать уже некуда. Рано или поздно они все равно до всех доберутся, поэтому мы будем бороться, пока есть силы, не будем молчать, ― сказала Светлана.

 

 

 
 
 

 

Вадим Ананьин рассказал, что после инцидентов с Милушкиными и Шевченко только один член «Открытой России» из 35 регионов написал заявление о выходе из движения.

― Остальные даже не помышляют о выходе. У меня же тоже две административки, и, если будет третья, на меня так же могут завести уголовное дело. Я не говорю, что я не боюсь ― боюсь и переживаю, но не выйти сегодня на такую акцию просто не могу, я не прощу этого сам себе потом.

По его мнению, преследование активистов связано не с каким-то конкретным полом.

― Дело в активности ― Настя [Шевченко] была очень активной, она член федерального совета «Открытой России», ездила по регионам, проводила мероприятия, читала лекции в «Школе муниципального депутата». Она просвещала народ, говорила, что нужно заниматься гражданской активностью, поэтому на нее и положили глаз, ― предположил он.


21 января полиция задержала члена федерального совета российского движения «Открытая Россия» Анастасию Шевченко, ее обвинили в участии в нежелательной организации. У Шевченко было трое детей, 31 января ее старшая дочь, инвалид первой группы, скончалась в реанимации. До 30 января активистке не разрешали навестить дочь. Международная правозащитная организация Amnesty International признала Анастасию Шевченко узником совести.

В отношении координатора псковского отделения «Открытой России» Лии Милушкиной и ее мужа возбудили дело о сбыте наркотиков ― якобы активисты продали метамфетамин человеку, который сотрудничает со следствием. Лию Милушкину отправили под домашний арест до 15 марта, ее муж Артём останется в СИЗО до той же даты.

Журналиста «Эха Москвы в Пскове» Светлану Прокопьеву подозревают в оправдании терроризма из-за слов про теракт в УФСБ России по Архангельской области. Прокопьева рассказала «7x7» про обыск и уголовное дело против нее.

В апреле 2017 года Генпрокуратура признала «Открытую Россию» Михаила Ходорковского «нежелательной организацией». В сообщении ведомства упомянуты организации «OR (Otkrytaya Rossia) (Великобритания)», Institute of Modern Russia, Inc (США) и Open Russia Civic Movement, Open Russia (Великобритания). По версии Генпрокуратуры, все эти организации работают на «дестабилизацию внутриполитической ситуации, что представляет угрозу основам конституционного строя Российской Федерации и безопасности государства».

Ирина Шабалина, фото Марии Старцевой, «7х7»

Комментарии (3)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

В этот раз полиция как-то с особой тщательностью зафиксировала все баннеры и плакаты. Будем надеяться, что это для истории, а не для того, чтобы завести на нас новое дело.

иван
11 фев 01:11

надейтесь, только ждите худшего ...

это их обычная работа, за которую хорошо платят

Последние новости