Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия

Российские правозащитники о преследовании активистов Анастасии Шевченко и Вячеслава Егорова: власть пробует новый метод репрессий

Репортаж «7х7»

В Москве 7 февраля российские правозащитники обсудили уголовные дела в отношении активистки движения «Открытая Россия» Анастасии Шевченко и активиста «мусорных протестов» в Коломне Вячеслава Егорова. Корреспондент «7x7» узнала, в чем принципиальная особенность этих уголовных дел и как правозащитники планируют поддержать обвиняемых.


«Власть развязала массовые административные репрессии»

В пресс-конференции в агентстве «Росбалт» о преследовании властями активистки российского движения «Открытая Россия» Анастасии Шевченко и участника протестов против свалок в Коломне Вячеслава Егорова приняли участие правозащитник Лев Пономарёв, обозреватель «МБХ-медиа» и правозащитница Зоя Светова, координатор правовой помощи «ОВД-Инфо» Алла Фролова, правозащитник Валерий Борщев, глава московского представительства Amnestey International Наталья Звягина и журналист Игорь Яковенко.

Лев Пономарёв заявил, что обвинение Шевченко по статье 284.1 Уголовного кодекса РФ («Осуществление деятельности на территории Российской Федерации иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории Российской Федерации ее деятельности») и Егорова по статье 212.1 УК РФ («Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования») имеет общую основу — это попытка правоохранительных органов реанимировать так называемую «дадинскую статью».

Активист Ильдар Дадин был единственным осужденным по статье 212 за неоднократные нарушения во время собраний, митингов, пикетов. Эта статья предполагает, что человек, уже привлеченный к административной ответственности и наказанный, может быть повторно наказан за то же деяние, но теперь по уголовной статье. Пономарёв напомнил, что и Шевченко, и Егоров уже получали административное наказание, и возбуждение уголовного дела предполагает повторное наказание за те же деяния. Пономарёв предположил, что в дальнейшем такие уголовные дела могут возбудить в отношении большого количества активистов:

— Власть прежде всего развязала массовые административные репрессии: тысячи людей задерживались за участие в акциях, фабриковались административные дела. Путем этих административных дел власть подготовила новую волну — теперь уголовных преследований. Мы находимся на старте этой волны.
 

«Общество должно это остановить»

Координатор правовой помощи «ОВД-Инфо» Алла Фролова рассказала, что поводом к возбуждению уголовного дела в отношении участника протеста против свалок в Московской области Егорова стало его задержание у здания Коломенского городского суда в декабре 2018 года. Это первый за четыре года случай возбуждения дела по «дадинской статье». Фролова напомнила, что в 2017 году Конституционный суд обязал пересмотреть решение суда в отношении Дадина и решил, что применение статьи 212 допустимо лишь в том случае, если действия обвиняемого нанесли существенный урон общественной безопасности и конституционным ценностям. Правозащитница считает, что именно разъяснение КС долгое время не давало правоохранительным органам возможности возбуждать дела по «дадинской статье»:

— Эта статья оказалась очень трудной для правоохранителей, но 25 января им все-таки удалось возбудить первое за четыре года дело. Общество — гражданское, правозащитное — должно это остановить. Если сейчас это пройдет, то любого из нас, мирно выходящих на согласованную акцию в количестве трех-четырех человек, могут привлечь уже к уголовной ответственности.
 

«Возвращение к советской практике преследования за политическую деятельность»

Обозреватель «МБХ Медиа» Зоя Светова сказала, что возбуждение уголовного дела в отношении Анастасии Шевченко является незаконным, поскольку она не являлась членом признанной нежелательной в России британской организации Otkrytaya Rossia. Российское движение «Открытая Россия», в котором состояла Шевченко, по словам Световой, не имеет никакого отношения к британской организации.

Она сказала, что дело Шевченко — первое уголовное дело по статье о нежелательной организации, и предположила, что с этого дела начнется масштабное уголовное преследование людей не только за участие в митингах, но за любую политическую деятельность. Она сравнила содержание статьи 284 УК РФ со статьей 70 УК РСФСР, в соответствии с которой диссидентов признавали виновными в покушении на конституционный строй СССР, когда преступлением считалось участие в митингах, собраниях, выборах:

— В России шесть лет дают за убийство, а не за то, что человек проводил лекции про избирательные права граждан, — сказала Светова и добавила, что на попечении Анастасии Шевченко находятся двое детей и мать, жесткие условия домашнего ареста ставят под угрозу здоровье этих людей. Старшая дочь Анастасии Алина умерла в реанимации 31 января.

— Вспомните Евгению Васильеву по делу «Оборонсервиса». Во время домашнего ареста она имела право на три часа прогулки. Анастасия Шевченко не может вызвать врача без согласия следователя. Если ночью произойдет что-нибудь, а следователь спит в своей кровати — что ей делать? — спросила Светова.
 

«Нужно требовать полной отмены этих статей»

Валерий Борщев сказал, что и в случае с Егоровым, и в случае с Шевченко силовики пытаются создать новую правоприменительную практику: статья 212 не применялась много лет, а статья 284 применяется впервые:

— Власть пробует новый метод репрессий, идет экспериментирование, нащупывают некую линию, чтобы провести волну репрессий. Это — тест для всех нас.

Корреспондент «7x7» спросила у правозащитников, считают ли они возможным добиться частичной декриминализации 212 и 284 статей, как это произошло со статьей 282 («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»). Зоя Светова ответила, что общественная кампания за декриминализацию 282-й статьи велась на протяжении нескольких лет, объединив усилия адвокатов, правозащитников и депутатов Госдумы, и организация подобной кампании — это одна из целей сегодняшней пресс-конференции. Алла Фролова добавила, что частичная декриминализация упомянутых статей не изменит ситуацию:

— Мы будем требовать только полной отмены этих статей.

Лев Пономарёв сказал, что в борьбе за отмену этих статей готов использовать все возможные методы, в том числе призывать людей выходить на уличные акции:

— Я сам привлекался к административной ответственности за нарушение на митингах и могу повторить судьбу Егорова. Но дело не в том, что я такой смелый, а в том, что мы должны защищать людей.


Полиция 21 января задержала члена федерального совета российского движения «Открытая Россия» Анастасию Шевченко. Ее обвинили в участии в нежелательной организации по статье 284.1 Уголовного кодекса РФ. Шевченко находится под домашним арестом. У нее было трое детей. Старшая дочь, инвалид первой группы, жила в интернате, навещать ее Шевченко не разрешали. Матери удалось увидеть дочь только 30 января, когда ту в критическом состоянии госпитализировали с обструктивным бронхитом, на следующий день девушка скончалась в реанимации. Международная правозащитная организация Amnesty International признала Анастасию Шевченко узником совести.

Вячеслав Егоров — активист «мусорных протестов» в Подмосковной Коломне, выступающий против увеличения мощностей полигона «Воловичи» и строительства мусоросжигательного завода в Мячкове. Полиция задержала его 31 января, 2 февраля суд отправил Егорова под домашний арест. Активиста обвинили в нарушении статьи  212.1 Уголовного кодекса РФ.

Елена Кривень, фото автора, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.