Республика Коми
«То Крым, то Чемпионат мира, то наводнение на Дальнем Востоке». В Госсовете Коми выяснили, что мешает реализации экологических проектов Республика Коми 3
Государственный совет Республики коми
Фото Кирилла Шучалина

На заседании комитета Госсовета Коми по природным ресурсам, природопользованию и экологии 18 октября выяснилось, что финансирование государственной программы «Воспроизводство и использование природных ресурсов и охрана окружающей среды» сократили в пять раз. 

Открывший заседание председатель комитета Василий Смалий рассказал, что на программу из республиканского бюджета собирались выделить 500 млн руб., но в итоге ограничились 100 млн руб. Одной из важных задач программы, по его словам, было создание 22 площадок под свалки, но эти планы оказались не реализованными. Сообщив это, Смалий передал слово основному докладчику — первому заместителю министра промышленности и природных ресурсов республики Роману Полшведкину.

Чиновник рассказал, что пока истрачено только 30% средств, но основной срок сдачи работ приходится на ноябрь-декабрь 2017 года, поэтому до января выделенные средства будут полностью освоены. За этим последовал подробный отчет об основных задачах программы.

 

О регулировании использования минерально-сырьевых ресурсов

После экспертизы запасов новых месторождений полезных ископаемых стало ясно, что объем ресурсов, имеющихся в республике, вырос на 7 млн м³, но после получения окончательных результатов эта цифра может увеличиться до 20 м³. Недропользователи уже перечислили в бюджет республики более 53 млн руб. налога на добычу общераспространенных полезных ископаемых, к концу года к ним добавится еще 10 млн руб. 

 

О строительстве на затопляемых территориях

У замминистра вызвало сожаление то, что активная застройка ведется на паводкоопасных территориях. Границы зон затопления должны быть внесены в Единый государственный реестр недвижимости. Для этого в сыктывкарском местечке Заречье уже провели замеры. Если и допускать строительство в паводковых зонах новых домов и капитальных объектов, то они должны сопровождаться специальными защитными мероприятиями, считает чиновник.

 

Расположение скважины №1 Южно-Ипатской площади

 

Рассказывая об этом, Роман Полшведкин не упомянул о размещении новых нефтяных скважин в пойме реки Печора в Усинском районе. Против их появления в зоне затопления протестовали жители соседних поселений. Активист Комитета спасения Печоры Екатерина Дьячкова рассказала «7x7», что скважину Южно-Ипатскую, появившуюся этим летом рядом с деревней Новикбож, расположили на довольно высоком месте. Общественница считает, что для нее сохраняется риск затопления, если паводок будет значительно превышать годовые нормы. 

 

 

Того же мнения она придерживается по поводу многострадального месторождения им. Алабушина, скважины на котором затопило в 2015 году, а в 2017 году они загорелись. Весной этого года площадку, на которой расположены скважины, подняли на несколько метров и сделали прочную обваловку (заградительные сооружения), но при более высоком паводке опасность затопления будет сохраняться.

 

Об охране окружающей среды

Отчитываясь об охране окружающей среды,Роман Полшведкин перечислил проведенные в 2017 году мероприятия.

В конце сентября республиканская комиссия совместно с общественниками провела приемку пострадавших от нефтезагрязнений земель после восстановительных работ. Замминистра упомянул о проверке только ООО «Лукойл-Коми» и его структурных предприятий. Осталось неясным: то ли нефтеразливы допускала только эта компания, то ли ряд компаний просто не был упомянут, то ли части добытчиков удалось скрыть разливы.

Министерство промышленности, природных ресурсов, энергетики и транспорта провело 946 рейдов и проверок, обнаружило 421 нарушение законодательства, и 313 из них по требованию чиновников были устранены.

Сотрудники министерства подготовили проект проект закона «Об особо охраняемых природных территориях». Теперь они собираются в течение пяти лет привести региональные нормативно-правовые акты в соответствие с федеральным законодательством. Сейчас две трети особо охраняемых природных территорий (ООПТ) нуждаются в уточнении границ, после этого они будут вноситься в лесной план. Систем ООПТ была сформирована в 70–80-е годы, и пока большинство территорий не соответствует действующему законодательству.  

В 2019 году переиздадут Красную книгу Республики Коми. 

 

О несанкционированных свалках

После доклада Полшведкина депутаты перешли к вопросам. Один из них касался включения объектов размещения коммунальных отходов в соответствующий государственный реестр. Сейчас в республике 350 крупных несанкционированных объектов размещения отходов, которые нужно либо легализовать, либо ликвидировать.

— Это объекты, которые не подлежат включению в государственный реестр объектов размещения отходов (ГРОРО), но эксплуатируются, потому что мусор просто некуда вывозить. В основном они находятся на территории лесного фонда, — рассказал Полшведкин.

Руководитель управления республиканского Росприроднадзора Александр Попов сообщил, что от администраций муниципальных образований поступили заявки на внесение в реестр только 32 свалок. Причина в том, что решения о местах для свалок принимались 30–40 лет назад, и сейчас возникают проблемы с документацией.

— Наша функция, к сожалению, сводится к почтальонской: мы только принимаем и передаем заявки для рассмотрения в центральный аппарат Росприроднадзора, — объяснил Попов. — При нормальном наседании на администрации муниципальных образований можно чего-то добиться. В Инте была найдена документация, разработанная еще в 1970-е годы, благодаря этому объект удалось включить в реестр.

— Эта тема представляет потенциальную опасность с точки зрения роста социальной напряженности. Прогнозирую, что, с учетом тех объектов, которые включены в ГРОРО, будет взрывной рост тарифов на вывоз мусора [после включения свалок в реестр], это повлечет за собой недовольство населения, — не согласился с ним природоохранный прокурор республики Юрий Гудков. — Я смею вас заверить, 90% — это просто несанкционированные свалки, они объектами размещения отходов не являются, их нужно рекультивировать и закрывать. Мы постоянно говорим о новых объектах размещения отходов, две трети республики остаются без объектов, а это огромные затраты на перемещение мусора. Региональным операторам придется вывозить его за многие километры. Но одними объектами мы проблему не решим. Нужны мусороперерабатывающие и мусоросжигающие заводы.  

По словам Полшведкина, есть проект полигона ТБО в поселке Мандач Сыктывдинского района. Под строительство мусоросжигательного завода, где отходы будут уничтожаться в печах высокого давления, выделен участок в Эжвинском районе Сыктывкара. Планируется, что он будет перерабатывать до 200 тысяч тонн мусора в год (а Сыктывкар за то же время производит 140 тонн отходов). Впервые о том, что появился инвестор, готовый вложиться в строительство завода, Полшведкин заявил на круглом столе в Общественной палате Коми 15 марта 2017 года. 

— Простите, но отходов на всех не хватит, —  сказал Полшведкин. — Мы должны расставить приоритеты, баланс этих проектов к концу следующего года должен быть достигнут.

 

О вопросах финансирования экологических проектов

Продолжая отвечать на вопросы коллег, Роман Полшведкин рассказал о проблемах неуплаты за негативные воздействия на окружающую среду. Начиная с 2014 года по этому виду платежей взыскали более 1 млрд 300 млн руб. 

— То, что будет изменение системы платежей по негативным воздействиям, мы знаем и были морально готовы, — прокомментировал Александр Попов. — Была такая динамика, которая всех вдохновила, казалось. что это бесконечный источник, а он стал кончаться. С 2016 года система оплаты изменилась. Северный коэффициент — это один из коэффициентов, который пропал при новом порядке расчетов. Ситуация хуже, чем плохая. В этом году мы ожидали доплаты за 2016 год и не получили ее. С начала года у нас собрано 75 млн руб. Есть еще и постановление за март 2017 года, которое предписывает нам возвращать выплаты в счет будущих платежей. Сейчас нужно вернуть 200 млн руб. «Лукойлу», немного «Комнедрам» и 27 млн руб. «Воркутауглю». Законодатель и правительство поставило нас в такие ножницы, что мы не знаем, что делать. Доходная часть [республиканского] бюджета полностью рухнула. Может быть, это потому, что когда в 2000 году бюджетный кодекс все доходы слил в [федеральный] бюджет, тогда это перестало восприниматься как плата, направленная на решение конкретных задач, а стало просто источником дохода, психологически все изменилось. Сегодня спрашивают только «Почему так мало?». Но это понижение носит временный характер, потому что законодатель и правительство считает, что дали пользователям вложить эти деньги в наилучшие достижения технологии. Если к 2020 году этих достижений не будет, все опять может измениться. 

Роман Полшведкин объяснил, что раньше платежи за негативные воздействия шли в экологические фонды субъектов, и это был реальный источник решения экологических проблем, ликвидации свалок, модернизации производства, в том числе и в сфере ЖКХ. Представители Минпрома республики общались с сенатором от Коми Дмитрием Шатохиным и депутатом Госдумы Ольгой Савостьяновой о возможности возвращения системы экологических фондов. Этот вопрос, как сообщил чиновник, сейчас активно обсуждается, и даже президент России Владимир Путин упомянул его в экологической стратегии.

Председатель комитета Госсовета по законодательству и местному самоуправлению Нина Нестерова поинтересовалась дальнейшим благоустройством Кажимского водохранилища, имеющего статус памятника природы.

— Нам в течение, наверное, четырех лет подряд Федеральное агентство отказывает в финансировании по разным причинам: то Крым, то Чемпионат мира, то наводнение на Дальнем Востоке. В прошлом году 120 млн руб. республика «отгрузила» федералам, извиняюсь за жаргон, назад мы получили 11 млн руб. в виде субвенций и на берегоукрепительные работы около 60 млн руб., хотя должны были получить 260 млн руб. В этом году по прогнозу мы перечислим 150 млн руб. Уровень субвенций останется тем же самым, если не меньше. 

Обсуждение депутаты символично закончили вопросом дноуглубительных работ. Сложность их финансирования связана с низким товарооборотом посредством речного транспорта. Роман Полшведкин предположил, что для начала работ по углублению дна надо объединиться с другими регионами.


Елена Соловьёва, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

Мне одному кажется, что все доклады гос чиновников об охране окружающей среды являются сказками? беспомощные, безрукие и безногие. Несет их по течению. Что сверху скажут, то и делают. Поколение попова преуспело только в развале и уничтожении. Надеюсь в скором будущем эти имена придадут забвению

При чём
# 20 / 10 / 201713:10

здесь Крым? Он же реально наш, родной.

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: