Республика Карелия
Редактор «Северных берегов»: Мы знаем вкус свободы слова. Нас невозможно заставить работать по-другому Республика Карелия 3
Фото Глеба Ярового

На прошлой неделе российское медийное пространство взорвала новость из Верховного суда Карелии, который обязал редакцию районной газеты «Северные берега» опубликовать опровержение редакционной статьи. Сама по себе статья была вполне обычной — если у единственной независимой карельской районки вообще могут быть обычные статьи. Речь в ней шла о правонарушении, совершенном сотрудником Калевальского РОВД. И все бы ничего, если бы автор статьи, редактор «Северных берегов» Любовь Горохова не использовала бы в названии и тексте статьи русскую народную пословицу «Законы святы, да законники — лихие супостаты». Законники — республиканское МВД — на журналистов осерчали и подали иск в суд. Оспаривали не сами пословицы, а контекст их употребления, но в решении суда было сказано: редакция должна напечатать опровержения нескольких предложений, в том числе тех, где приведены пословицы. Следовательно, надо искать и способ опровержения пословиц — квинтэссенции народной мудрости. Что само по себе звучит по меньшей мере странно.

Редакция «Северных берегов» направила кассационную жалобу в Президиум Верховного суда Карелии, а корреспондент «7x7» поехал в далекую — почти 600 километров на север от Петрозаводска — Калевалу (поселок назван в честь карело-финского национального эпоса «Калевала», тоже своего рода сборника народной мудрости), чтобы пообщаться с сотрудниками газеты. И получил от общения с редакцией истинное удовольствие. Всем, кто заявляет о смерти журналистики в России — приглашение в Калевалу, одну из центральных улиц которой украшает инсталляция с выгравированными по дереву… пословицами.

 

 

Тираж «Северных берегов» — 800 экземпляров, из которых чуть больше ста расходятся по району, а остальные продаются в Калевале по 22 рубля. Получается, что каждый шестой житель поселка, включая детей и молодежь, покупает газету. Реально читателей в 2–3 раза больше, потому что газеты читают обычно всей семьей. Официальная районка, выходящая тиражом 1 000 экземпляров, тоже пользуется популярностью. Отчасти по привычке, отчасти потому, что там публикуются нормативные акты. Еще потому, что там есть программа передач первого и второго телеканалов — да-да, люди по старинке ее изучают. Из примерно десятка случайных людей, с которыми мы пообщались в центре села, лишь один сказал, что отдает безусловное предпочтение «Северным берегам». Остальные признались, что читают обе газеты.

 

«Новости Калевалы» нам не конкурент

— Давайте начнем с истории газеты «Северные берега». Передо мной лежит свежий выпуск, на первой полосе я вижу номер пятьдесят два. Поскольку газета выходит раз в две недели, значит, ей примерно два года. Расскажите, кому из вас пришла идея издавать независимую районную газету?

Любовь Горохова: Сложно сказать, кто из нас первым предложил издавать независимую газету. В 2013 году нам пришлось всем нашим небольшим коллективом — маленьким, сплоченным, достаточно креативным и работоспособным — уйти из редакции официальной районной газеты «Новости Калевалы». Именно мы втроем ее и делали несколько лет. Уйти пришлось в никуда, потому что другой работы для журналистов в районе нет. Тогда мы и приняли коллективное решение о том, что будем продолжать заниматься творческой деятельностью, журналистикой, сделаем свою газету.

— Почему вы ушли из «Новостей Калевалы»?

Андрей Туоми: До 2012 года мы свободно освещали любые темы, которые были нам интересны. Потом районная власть стала накладывать, что называется, вето и табу на многие темы. Мы чувствовали постоянно усиливающееся давление. И уже тогда, в 2012 году, мы стали понимать и даже обсуждать, что нам придется рано или поздно расстаться с официальной газетой и делать что-то свое. Тогда не было совершенно никакого понимания, что это будет за газета, как она будет выглядеть. Но постепенно этот образ формировался, и, когда после выборов 2013 года пришла новая администрация и нам совсем перекрыли кислород, мы ушли. С тех пор мы живем в состоянии, можно сказать, постоянной войны с местной властью.

 

Андрей Туоми, журналист


 

— А почему новая власть на вас так ополчилась?

А. Туоми: Сложности в отношениях с администрацией всегда были связаны с нашим желанием писать на самые важные и непростые для района темы. Но обострилась ситуация, когда я выдвинулся кандидатом на выборах мэра Калевалы и был основным противником «Единой России». С этого момента началось очень жесткое давление, и в первую очередь даже не на меня, а на Любовь, как на редактора газеты. Причем давление оказывалось не с уровня районной администрации, а с уровня республиканского правительства. Требовали моего увольнения, хотя на тот момент я находился в отпуске в связи с ведением предвыборной кампании. А после выборов мы проработали буквально два месяца. Дальше началось не только административное давление, но и личное преследование. Вот тогда мы и приняли окончательное решение об уходе.

— В чем заключалось это личное преследование, если об этом можно говорить?

Л. Горохова: Ну давайте ограничимся тем, что мне стало известно, что на меня собирали, что называется, досье по разным направлениям и инстанциям. Компромата собрать, конечно, не получилось, биография у меня чистая. Но когда я об этом узнала из разных источников, поняла, что надо либо уходить, либо ждать каких-то провокаций, чего мы все пытались избежать. И мы ушли.

— Довольно типичная история для современной России. С одной лишь разницей: обычно такие демарши происходят на федеральном или региональном уровне, но не на местном, где рынок СМИ сильно ограничен. Как вам удалось раскрутить газету и как удается конкурировать с официальной районкой?

А. Туоми: А мы не конкурируем. Во-первых, мы все — выходцы из «Новостей Калевалы», поэтому мы не пытаемся сводить счеты ни с редакцией, ни с газетой. Отдаем дань уважения своей alma mater. Во-вторых, сегодняшняя районка и не может нам составить конкуренцию. Там работают молодые люди, не имеющие ни образования, ни опыта работы, не знающие историю края и народа, здесь живущего. Эту газету после нашего ухода «слепили из того, что было». Это можно легко заметить, полистав любой номер газеты.

***

На восьми полосах последнего выпуска «Новостей Калевалы» поместились сообщения оргкомитета «Лыжни России», пресс-службы городского суда, управделами районной администрации, отделов социальной политики и ЗАГС, отчет о работе главы Калевалы за 2015 год, рассказ на карельском языке и документальная повесть — на русском, телепрограмма и объявления. Ни одного журналистского материала не обнаружено, если не считать краткую заметку об учениях по линии госкомитета ГО и ЧС под названием «КШТ: учебные задачи выполнены».

***

«Это борьба не за какие-то материальные ценности, это борьба за честь журналиста и за свободу слова»

— Нынешняя ситуация с проигрышем в суде по «делу о пословицах» — это эхо противостояния с властью?

Л. Горохова: А у нас все — эхо тех событий. Мы же неспроста это говорим, у нас есть свои источники информации, которые говорят о том, что был определенный заказ на нас. Об этом говорят и некоторые косвенные факторы. Только через два месяца после публикации статьи о том, что местный полицейский совершил правонарушение, мне пришло письмо из МВД с требованием опровержения всего двух предложений из моей статьи. Я подготовила мотивированный отказ, который полицейских не удовлетворил. Через два месяца родился иск, где было уже больше претензий, в том числе и к предложениям с пословицами.

Городской суд отказал МВД в удовлетворении иска в полном объеме, по всем четырем позициям, а вот Верховный принял очень странное решение, в том числе не принял во внимание те документы, которые мы в судебном заседании представили. У меня есть источники, которые подтверждают, что это был правительственный заказ, хотя родился он наверняка в недрах районной администрации. Общеизвестен факт, что глава районной администрации Валентина Булавцева пользуется покровительством лично [главы Карелии] Александра Худилайнена.

— Связываете ли вы этот судебный процесс с тем, что 2016 год — год выборов?

Л. Горохова: Да, конечно, давление усиливается. Сейчас ищут любой повод для «наезда» на нашу газету. Насколько нам известно, каждый номер «Северных берегов» вычитывается под лупой на предмет подачи исков в суд или, к примеру, заявлений в прокуратуру.

 

Любовь Горохова, главный редактор «Северных берегов»

 

— А вам не кажется, что этот судебный процесс сделал вам хорошую рекламу, в том числе — на федеральном и региональном уровнях?

Л. Горохова: Мы, признаться, не ожидали такого эффекта. Но не ожидали мы и такого решения Верховного суда Карелии. Мы были полностью уверены, что правда на нашей стороне. Мы были уверены на 100%, что победим. И лично я была шокирована таким решением суда. И до сих пор я не понимаю, как мне, журналисту, работать дальше. Суд ведь фактически признал официальные документы не документами, личные суждения — недопустимыми. Так что это борьба не за какие-то материальные ценности, это борьба за честь журналиста и за свободу слова.

А. Туоми: Ну это же не первый наш судебный опыт. Были у нас суды и до этого, и на городском уровне, и на региональном. Интересно посмотреть, как работает система правосудия. Иногда на местном уровне суд принимает спорные решения с оттенком ангажированности, иногда суды первой инстанции принимают обоснованные решения, которые опротестовываются уровнем выше. Это, на мой взгляд, показатель работы всей системы: когда требуется, на суд оказывают давление. Это, конечно, мое оценочное суждение [улыбается].

— Но вы эту ситуацию пытаетесь в свою пользу повернуть. Налицо, как говорится, тонкий троллинг судебной системы: в последнем номере «Северных берегов» в рубрике «Год отечественного кино» вы приводите знаменитую цитату из «Кавказской пленницы» про самый гуманный суд в мире.

Л. Горохова: Мы, конечно, стараемся к этому относится проще. Думали и о творческом конкурсе на лучшее опровержение народной пословицы, и про издание книги запрещенных поговорок и их опровержений. Можно это все повернуть в свою пользу, ведь мы владеем словом. Но я повторю свою мысль: согласиться с таким решением суда и опубликовать опровержение, значит — «наступить на горло своей песне». А как работать завтра? Как мне завтра садиться и писать материал, если Верховный суд запрещает высказывать свое мнение? Именно в этом главный вопрос: как работать дальше, если подходить к этой ситуации принципиально. А мы люди принципиальные. Поэтому мы будем бороться и за свободу слова, и за конституционное право на свободу самовыражения. Мы пойдем до конца — в Верховный суд России и, если потребуется, в Европейский суд по правам человека. Спасибо медиа-юристу Елене Пальцевой за поддержку!

А. Туоми: Я хочу еще вот что подчеркнуть. Смотрите: Надежда Васильева у нас — опытнейший работник. До «Северных берегов» у нее было только одно место работы — редакция газеты «Новости Калевалы». Она застала все времена и все способы давления на журналистику. Я сам начинал работать в «Новостях Калевалы» в 1993 году. Нам есть с чем сравнивать нынешние времена. В советские времена никто не запрещал использовать пословицы, поговорки, эзопов язык. В ельцинские времена вообще никто ничего не запрещал. Мы откровенно называли бандитов у власти бандитами, и никто нас в суды за это не тащил и на улице нас не стреляли. Мы знаем вкус свободы слова. Нас невозможно заставить работать по-другому.

Мы откровенно называли бандитов у власти бандитами, и никто нас в суды за это не тащил и на улице нас не стреляли. Мы знаем вкус свободы слова. Нас невозможно заставить работать по-другому

Надежда Васильева, редактор


«Работаем на голом энтузиазме, вопреки всему»

— Расскажите про ваши финансы: за счет чего живет газета, как зарабатывает?

Л. Горохова: Наша газета продается в розницу в магазинах-партнерах. В населенных пунктах района у нас есть помощники — люди, которые распространяют газету. Делают они это на добровольных началах, потому что доходов у нас нет. За счет продажи мы оплачиваем полиграфические услуги и доставку из Петрозаводска. Мы и себе не можем никак компенсировать наши временные и трудовые затраты. Мы работаем на голом энтузиазме, вопреки всему. Сейчас стали практиковать доставку на дом: сами ходим и кидаем газету в почтовые ящики. Это в основном самые внимательные читатели, которые ни одного номера не пропускают и даже ведут подшивку.

— То есть вам эта деятельность дохода не приносит? Вы не получаете зарплату или какие-то гонорары?

А. Туоми: Дохода газета не приносит никакого. Но наши оппоненты никак в это не верят, все пытаются узнать, откуда же мы получаем деньги. Им не понять, что можно работать из энтузиазма, из принципов, из убеждений. Деньги тут — не решающий фактор, и вообще никакой фактор. Самое страшное, что и наши сторонники — наши читатели — порой не верят в то, что мы это делаем совершенно бесплатно. Спрашивают, мол, на что вы тогда живете? А каждый из нас зарабатывает по-разному. Я, например, после ухода с прежнего места работы вынужден был заняться кролиководством, свиноводством, птицеводством. Это тоже дохода не приносит, но позволяет семью прокормить.

 

 

«Аудитория очень требовательная»

— Как вы считаете, можно ли сказать, что у единственной независимой (и даже оппозиционной) районной газеты Карелии свой читатель остался благодаря тому, что есть еще в жителях Калевалы тот бунтарский ухтинский характер?

Л. Горохова: А мы все время шутим между собой: «Даешь Ухтинскую республику!». Это, конечно, шутка. Но не принимать во внимание тот факт, что и Ухта, и потом Калевала всегда стояла особняком, нельзя не признать. Люди, которые сюда приезжают, говорят нам, что наша территория сильно отличается от остальной части Карелии. Можно вспомнить, что Ухта и во времена Российской империи была ориентирована преимущественно на Финляндию. И торговые, и культурные, и родовые отношения всегда в первую очередь выстраивались с населением по ту сторону границы. Потому что там тоже живут карелы, там те же фамилии, та же культура, и она отличается от культуры остальной Карелии. А до советских времен этой границы как таковой и не было, торговцы-коробейники — в том числе и наши предки — свободно ходили туда и обратно.

— В нынешней обстановке читатель нормально воспринимает критику в отношении властей?

Л. Горохова: Читатель у нас весьма консервативный, в хорошем смысле слова: люди привыкли к тем жанрам и к тому формату, который был у газеты «Новости Калевалы», когда мы там работали. У нас есть и литературные рубрики, мы ведем различные годовые творческие спецпроекты, которые тоже перекочевали с нами из старой редакции, потому что там их продолжить все равно не смогли. У нас есть поисковые рубрики, есть краеведческий раздел и т. д. Аудитория очень требовательная. На одном противостоянии с властью газета бы не выжила.
 


Глеб Яровой, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Н. братнеков
# 03 / 03 / 201619:12

А слабо написать в 7х7 про такую же газету "Веськыд серни" ("Прямой разговор"), которая выходит в Ижемском районе Республики Коми с 2000 г. (на русском языке)?Хотя она выходит один раз в месяц, всего выпущено уже 80 номеров с 2000-ного года. Газета уже расходится в трех районах (Ижемский, Усть-Цилемский, Усинский) и в трех городах Республики Коми (Ухта, Печора, Сыктывкар) общим тиражом 4000 экземляров. Средства на выпуск газеты собирают сами селяне и горожане на типографские и почтовые расходы. А материалы собирают и делают газету три человека бесплатно, работа для души, работа за свободу слова. С нами судились и сам Спиридонов Ю.А. и районные власти, нашу газету в свое время изымали из рук распространителей местная милиция. Кому интересно, читайте ее в интернете по адресу: www.m-iz.ru. Благодаря во многом этой газете ижемцы отстояли свой наплавной мост через р. Ижма, добились чтобы была снова открыта больница-стационар в п. Том, закрытая властями, и даже произошда смена руководителя администрации района, засланного нам из другого города республиканской властью. Редактор газеты, Андрей Истомин.

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: