Кировская область
«Я сразу сказал, что наркотики мне подкинули». В Кировской области возобновился суд против подозреваемых в подлоге полицейских Кировская область 0
Фото Ирины Шабалиной

В Юрьянском районном суде Кировской области 20 и 21 августа допросили понятых по делу майора полиции Кима Тупицына и старшего лейтенанта Олега Шишкина. Их обвинили в превышении полномочий и подлоге: по версии следствия, они подложили наркотик в одежду задержанного жителя Юрьи Михаила Храмцова. Среди слушателей судебных заседаний был корреспондент «7x7».

 

Суть обвинений

Следствие пришло к выводу, что 31 мая 2017 года житель Юрьи Михаил Храмцов поехал в Киров и забрал спрятанные в «закладке» наркотики. Он спрятал их в пачке сигарет и оставил в такси. Инспектор ДПС нашел их в машине и передал наркотики полицейским Тупицыну и Шишкину, а они, по версии следствия, подложили их в кофту Храмцова и изъяли при понятых. После оформления протокола с признанием Храмцова его отпустили. 

7 июня 2017 года его вызвали в прокуратуру, где он рассказал о задержании. Постановление о возбуждении дела в отношении Храмцова отменили, на самих сотрудников полиции завели уголовное дело о превышении должностных полномочий и служебном подлоге. Вину полицейские не признали и продолжили работать. В августе 2017 года Храмцова осудили по другому делу — за умышленное причинение вреда здоровью — и отправили в колонию.

 

«Многочисленные противоречия»

20 августа суд продолжил допрос одного из понятых ― 60-летнего Шабана Гадчиева. 31 мая 2017 он присутствовал при досмотре Андрея Устюжанинова, который вместе с Храмцовым ездил в Киров за наркотиками.

После задержания Устюжанинова и Храмцова отвезли в полицию и развели по разным кабинетам. Поскольку именно Олега Шишкина обвиняют в том, что он подложил наркотик в кофту потерпевшего, основная часть вопросов к свидетелю касалась месторасположения Шишкина в разные моменты времени.

Его показания в суде разошлись с теми, которые он давал во время допросов. В суде Гадчиев повторял, что Шишкин точно не заходил в кабинет, где в тот момент находился Храмцов с другим сотрудником полиции, а следователям он говорил обратное: якобы он видел, как Шишкин выходил и заходил в кабинет с Храмцовым, после чего оттуда была слышна громкая речь.

20 августа Гадчиева попросили вспомнить, как проходила процедура опознания Шишкина во время расследования. Выяснилось, что на очной ставке с подсудимым свидетель сказал, что у человека, который провожал его в здание полиции, «было смуглое лицо». У человека же, которого следователь предложил ему опознать по видеозаписи, лицо было «обычное».

Защита и гособвинение по нескольку раз задавали одни и те же вопросы, поочередно прося председательствующего запретить другой стороне делать это. Судья Андрей Черных решил, что не будет отводить повторные вопросы:

― Следствие много раз допрашивало, имеются многочисленные противоречия.

 

«Следователь сказал, что показания не сходятся»

В суде допросили и других понятых, которые присутствовали при досмотре Михаила Храмцова. Александр Рышкин и Евгений Шеромов дали показания, отличающиеся друг от друга важными деталями. В частности, они указали разных полицейских, которые были с Храмцовым в кабинете до прихода понятых, и слов, которые сказал сам задержанный.

Оба помнят стоящего в дверях кабинета высокого сотрудника полиции в гражданской одежде, его фамилию они не знают. Рышкин показал, что в кабинете в момент их прихода находился также полицейский Андрей Вершинин, а Олега Шишкина он в тот день не видел вообще. Он уточнил, что его вызывали на допрос «три или четыре раза»: следователь говорил, что его показания не сходятся с показаниями второго понятого. Но что именно не сходится, сотрудник следственного комитета не уточнил.

В протоколе задержания Храмцова не оказалось фразы «Это не мое, мне подкинули». Однако Рышкин эти слова потерпевшего помнит, на суде он подтвердил, что слышал их. Его позиция не поменялась и после того, как огласили протоколы его допросов: во время следствия свидетель говорил, что заявлений о подкинутых наркотиках не слышал.

Евгения Шеромова остановил сотрудник не ДПС, как Рышкина, а полиции. Этого человека свидетель тогда видел впервые, на заседании он опознал в нем Олега Шишкина. Полицейский проводил понятого в здание полиции, после чего ушел на улицу. В кабинете, где держали Храмцова, свидетель помнит только высокого сотрудника ― Вершинин, по его словам, зашел позднее.

Шеромов рассказал, что после изъятия пачки с серым пакетиком Храмцов сначала говорил, что ему это не принадлежит, однако через минуту-полторы согласился, чтобы изъятое записали на него.

― Ни Тупицын [он вел протокол досмотра], ни Вершинин не говорили, что в пачке наркотик. Это слово вообще не звучало. Фразу «Это мне подкинули» я тоже не помню, ― добавил свидетель.

― Как вы можете не помнить?! Я сразу, как вы вошли, громко и четко сказал, что это не мое, что мне подкинули, ― возмутился из камеры Храмцов.

Прокурор Виталий Чесноков прочел протоколы предыдущих допросов свидетеля. В материале от 21 ноября 2017 года были фразы про подброшенные наркотики. Шеромов возразил, что не помнит такого.

― Но вы говорили эти фразы? ― спросил Чесноков.

― Раз следователь записал, значит, говорил, ― ответил Шеромов.

― Тогда почему сейчас вы говорите другое?

― Да мне тогда уже все равно было, что сказать. Лишь бы что-то ответить, да уйти. Протоколы я читал мельком, не придавая особого значения.

― Так каким показаниям нам верить в итоге?

― Тем, что я дал сегодня. Что не помню, как Храмцов говорил про подкидывание.

 

«Это обычная работа»

21 августа показания дали начальник отдела полиции «Юрьянский» Олег Згоранец и его заместитель по оперативной работе Александр Шелеметьев. Они не задерживали Храмцова и Устюжанинова, поэтому им задавали общие вопросы: о характеристике подсудимых, системе поощрений сотрудников, взаимоотношений внутри коллектива.

Прокурор попросил рассказать, по каким критериям можно судить об эффективности деятельности отдела уголовного розыска (подсудимые являются его оперуполномоченными). Шелеметьев объяснил, что число раскрытых преступлений влияет, но на первом месте соблюдение законности.

― Основная задача полиции ― выявление и раскрытие преступлений против личности, но сейчас не те критерии. Сейчас важнее качество расследования, ― уточнил в свою очередь Згоранец.

Оба свидетеля подтвердили, что ни Тупицын, ни Шишкин не были поощрены или как-то выделены за задержание Храмцова. Как отметил Шелеметьев, «никаких премий не выписывали, нет такой практики, это обычная работа». Более того, добавил он, если бы подсудимые не выявили данное преступление, никаких санкций не последовало бы.

Вопросов к документам о задержании Храмцова и изъятия пакетика с неким веществом у начальства подсудимых не возникло. Обоих полицейских они характеризовали положительно, как грамотных и исполнительных сотрудников.

Прокурор поинтересовался, могут ли сотрудники полиции помогать друг другу по службе, например, раскрывать преступления.

― У каждого свои цели и задачи. Они все работают в рамках закона, выгораживать друг друга не будут, ― понял направление его мысли Шелеметьев.

― Сейчас не те времена, каждый сам за себя, ― согласился Згоранец.

Следующее заседание по этому делу состоится 28 августа. Суд допросит начальника отдела уголовного розыска Сергея Харюшина, который руководил задержанием Храмцова.


Дело против старшего оперуполномоченного Кима Тупицына и оперуполномоченного уголовного розыска лейтенанта Олега Шишкина возбудили в июне 2017 года. В суд материалы передали в конце апреля. В настоящее время Тупицын и Шишкин находятся под подпиской о невыезде и продолжают работать в полиции.

В качестве свидетелей обвинения уже допросили сотрудников ГИБДД, которые принимали участие в операции, понятых и второго задержанного, а также сестру Михаила Храмцова.


Ирина Шабалина, «7x7»

Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: