Собирается ежемесячно 51 876 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. Прецеденты Анастасии Коптевой. Юрист Забайкальского правозащитного центра и проекта «Зона права»* — о том, как медицинские дела меняют судебную сферу России

Прецеденты Анастасии Коптевой. Юрист Забайкальского правозащитного центра и проекта «Зона права»* — о том, как медицинские дела меняют судебную сферу России

Алёна Хлиманова
Анастасия Коптеева
Коллаж Марии Старцевой

В юности юрист Забайкальского правозащитного центра и проекта «Зона права»* Анастасия Коптеева мечтала поступить в медицинский вуз, но судьба распорядилась иначе: Анастасия стала журналистом, а затем получила диплом юриста. Ее желание связать жизнь с медициной случайно реализовалось более десяти лет назад, когда она заинтересовалась судебными делами в сфере здравоохранения. Сейчас в ее практике уже около 40 дел по Забайкальскому краю и другим регионам России, компенсации по которым достигают миллионных сумм. В интервью «7х7» Анастасия Коптеева рассказала, с какими нарушениями сталкиваются пациенты российских клиник и как защитить свои права.

«Раз дефекты установили, значит, медпомощь не может быть качественной»

— Как вы начали заниматься судебной практикой по медицинским делам?

— В 2009 году я готовила доклад о нарушении прав граждан в сфере здравоохранения, в основном на примере Забайкальского края. По этому докладу я увидела, что за 2009 год пошли первые врачебные дела — раньше их было мало в целом по стране. Они проходили всегда очень тяжело, разбирательства длились годами — пять лет и больше. Мы с партнером ощупью, потихоньку начинали прощупывать эту ятрогенную тематику и понимать, как можно эффективно рассматривать такие дела в судах.

 
Что такое ятрогенные преступления?

 

— Какой была эта сфера, когда вы ей заинтересовались?

— По статистике 2009 года, суды редко вставали на сторону пострадавших пациентов. Иск пациента удовлетворялся только при наличии причинно-следственной связи между действиями медиков и наступившими последствиями. Например, в виде гибели пациента или причинении ему вреда. Так продолжалось очень много лет, именно по этой причине мы проигрывали много дел — потому что судам и экспертам редко удавалось установить причинно-следственную связь.

Львиную долю составляют дела, по которым устанавливается много дефектов, но причинно-следственной связи нет. Например, это онкологические дела, когда пациенты приходят в суд с тем, что по вине медиков им вовремя не диагностировали онкологическое заболевание, когда было необходимо оперативное лечение, а промедление не позволило вовремя его начать.

— Как изменилась судебно-применительная практика к этому моменту?

— С тех пор ситуация преломилась и распространяется, как покрывало, на все регионы. Это связано с тем, что Верховный суд России вынес около десяти знаковых определений. Из них следует, что отсутствие причинно-следственной связи между действиями медиков и наступившими последствиями не является основанием для полного отказа в исковых требованиях. По федеральному закону «О защите прав потребителей» пациент приравнивается к потребителю. Верховный суд пояснил, что пациент во всех случаях оказания ему услуг в любых учреждениях — государственных или коммерческих — вправе рассчитывать на качественную медицинскую помощь в соответствии с утвержденными стандартами, протоколами и клиническими рекомендациями. За последние пять лет я не припоминаю ни одного проигранного мной дела. Это все благодаря четким разъяснениям Верховного суда.

— Что происходит с числом медицинских дел?

— Пресс-релизы Следственного комитета, касающиеся статистики по ятрогенным преступлениям, и экспертные организации говорят о том, что за последние пару-тройку лет эти дела существенно «взлетели». Их стало настолько много, что экспертные организации уже захлебываются от такого потока. Это происходит по разным причинам, в том числе потому, что граждане стали понимать, что они вправе потребовать компенсацию за некачественную помощь. Когда в суды приходят защитники со стороны врачей и говорят «как вы смеете, вы опорочили светлое имя врача, это же белый халат, к нему нельзя прикасаться, это святое» — это все пафос. Суды это давно не воспринимают.

В тех регионах России, где работают медицинские юристы, все больше инициируется судебных разбирательств по медицинским ошибкам. А чем их больше разбирается в судах, тем больше собирается ценной практики, судебные решения становятся все более прогрессивными.

Фото Алёны Хлимановой

«Тяжело слушать, что я посягнула на врачей»

— Какие нарушения прав пациентов наиболее распространены в российских клиниках?

— Отказ в госпитализации, проведение медицинских манипуляций без согласия пациента на медицинское вмешательство, неадекватное и неполное лабораторное, диагностическое и инструментальное обследования, ошибочные диагнозы, которые автоматически влекут за собой назначение неправильной медикаментозной терапии. Еще, конечно, неполное и неправильное оформление медицинской документации, формальный подход к описанию жалоб и симптомов болезни больного.

— О каких нарушениях чаще всего замалчивает врачебное руководство?

— В 99% случаях руководство вообще не признает предъявленные претензии со стороны пациентов. Замалчивают зачастую информацию о проблемах с алкоголем у врачей, о привлечении медиков ранее к уголовной либо дисциплинарной ответственности по ятрогенным делам.

— К вам за помощью обращаются сотрудники медучреждений?

— Обращаются и сотрудники, но чаще — пациенты. Несмотря на то, что статистика по ятрогенным преступлениям стремительно пошла вверх, нужно понимать, что большинство из этих дел прекращаются из-за отсутствия состава или события преступления, некоторые — из-за срока давности. Да, таких дел много, но в большинстве случаев врачи невиновны. Поэтому, когда ко мне поступает обращение, я провожу очень жесткий критический анализ: стараюсь понять, была ли тут вина врача и стоит ли нам вообще заходить в это судебное или уголовное разбирательство.

Тяжело слушать, что я посягнула на врачей и как я смею, как я могу... Я всегда говорила, что не преследую цели расквитаться с каким-то врачом. Зачем мне это нужно? Я также живу в этой стране, обращаюсь за медпомощью как любой россиянин. И с большим уважением отношусь к медицинской корпорации, к этому цеху. Но как юрист я понимаю, что есть и противоположенная сторона — пациент, у которого тоже есть права.

«Есть четкий алгоритм, который должен знать каждый из нас, чтобы себя комфортно чувствовать»

— Как к вам могут обратиться жители регионов, где нет юристов, специализирующихся на медицинской тематике?

— Для этого мы запустили проект «Врачебная тайна» по защите пострадавших от оказания некачественной медпомощи. Чтобы у людей была возможность обратиться за помощью, получить консультацию юриста.

— Как действовать пациенту, если он понимает, что его права нарушили?

— Есть четкий алгоритм, который должен знать каждый из нас. Если вы обратились за медпомощью, получили ее, но остались недовольны, потому что у вас начались какие-то проблемы после некачественного лечения, либо вы не достигли положительного результата в лечении, либо умер ваш родственник, первое, что вы должны сделать, — подготовить поток жалоб и обращений. Во-первых, в Росздравнадзор. По обращению пациента он проводит внеплановые проверки в больницах, требует всю документацию на тех медиков, на которых жалуется пациент, включая информацию, есть ли у них лицензия, все ли у них в порядке с документами об образовании. Известны примеры, когда [в медучреждениях] работают нелицензированные врачи или врачи-самозванцы. Это особенно касается сферы косметологии и стоматологии.

Более того, Росздравнадзор привлекает специалистов по заболеванию пациента и выносит заключение по качеству предоставленной медицинской помощи, оформляет акт, в котором описывает дефекты, обнаруженные по результатам внеплановой проверки.

Фото Алёны Хлимановой

Параллельно с Росздравнадзором пациент должен обратиться в Министерство здравоохранения.

Чаще всего Минздрав не готов признавать ошибки медиков. Моя практика показывает, что в 90% случаев ведомство встает на защиту медперсонала.

Но вам стоит туда обратиться, чтобы знать официальную позицию властей по вашему вопросу и наперед выстраивать свою тактику. Да, вы можете не согласиться с ответом, но вы будете знать, что вам предстоит оспаривать в суде, и какие нужно подготовить документы, чтобы разбить эти доводы.

Затем нужно обратиться в страховую компанию, которая практически всегда встает на сторону пациента. Нужно позвонить или направить письменное обращение в страховую компанию и попросить провести проверку. По результатам страховая компания накладывает штрафы на медицинскую организацию, и потом этот факт может стать аргументом в суде.

Эти три этапа пациент может пройти сам. В этом случае не всегда нужно обращаться к юристу или адвокату и нести финансовые затраты. Если вы владеете элементарными навыками работы на компьютере, напишите жалобу сами. Полученные ответы надо прикрепить и отправить нам, мы будем смотреть и понимать, какую тактику дальше избрать.

— А если проблема коснулась медика?

— Сотруднику клиники нужно описать, что произошло и в какой период. Нужна конкретика. Например, если дело касается выплат, то нужно указать, за какой период не доплатили, чем [руководство] мотивирует [решение], желательно запросить, на основании какого приказа было вынесено определение о сумме выплат или отказа в них. Что касается «ковидных» выплат — это тоже глубокий пласт проблем.

«Компенсации в 5-100 тыс. руб. — это суммы, которые сейчас звучат несерьезно и смешно»

— Можете привести примеры успешных дел?

— Забайкальский краевой суд на днях вынес решение по иску супругов Шемелиных. Это дело 17-летней давности. В иске говорилось, что мама вступила в роды в ГУЗ «Улетовская ЦРБ», роды прошли с нарушениями. У женщины была родовая слабость, ей необходимо было сделать кесарево, а ее вместо этого простимулировали окситоцином — когда матка под действием окситоцина начинает активно выталкивать плод из утробы матери, в это время ребенок серьезно страдает от гипоксии, ему не хватает кислорода. В итоге родился больной малыш. Суд первой инстанции присудил матери 1,5 млн руб., мы с этим не согласились. Была причинно-следственная связь, эксперты установили виновность врачей. В том числе, что ребенок стал инвалидом, и никакой прогрессии у него в здоровье не будет. Мы подали апелляционную жалобу, и суд увеличил сумму компенсации с 1,5 до 4,5 млн руб.

Я вспоминаю первые свои дела на протяжении десяти лет. Их результатом были компенсации в 5-100 тыс. руб. — это суммы, которые сейчас звучат несерьезно и смешно, но с этого все начиналось.

— К вам обращаются люди, которые находятся в местах заключения. Есть ли положительные прецеденты там?

— Там тоже есть уникальные случаи. У меня в производстве находится дело Михаила Баранова — молодого парня, который сидит за убийство. Его долгое время терроризировал односельчанин. Баранов не выдержал, пришел на поселковую дискотеку и выстрелил в него из ружья. Потом вернулся и пытался совершить самоубийство, но остался жив. В результате этой попытки он остался без глаза, без носа, у него как таковой нет челюсти, просто такая маленькая щелка и обезображенное лицо. Он не может дышать и есть. Через суд добились, чтобы ему измельчали питание в блендере, и он мог есть жидкую пищу через трубочку.

Также мы доказали, что осужденные наравне со свободными гражданами по закону имеют право на высокотехнологичную медицинскую помощь, — чтобы ему провели пластику лица по медицинским показаниям. Институт челюстно-лицевой хирургии в Москве согласился провести Баранову высокотехнологичную дорогостоящую операцию за счет федеральных целевых средств.

* Зона права выполняет функцию иностранного агента. Мы ставим эту пометку по требованию Минюста и Роскомнадзора. Мы не согласны с законами, обязывающими делать эту маркировку.
Материалы по теме
Комментарии (2)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Фарго
25 сен 14:22

Если учесть фактор COVID-19, то миллионы медицинских дел в РФ со стороны граждан к государству не только не учтены, но, ГЛАВНОЕ, не инициированы при фактическом их возникновении!!!

Доктор на грани
2 окт 13:25

Вот благодаря таким нецивилизованным разборкам и жалобщикам работа минздравов на местном уровне парализована. Вместо того, чтобы заниматься действительно организацией в условиях дефицита финансирования, целые отделы вынуждены заниматься разбором несущественных жалоб. Врач имеет право на ошибку, это называется добросовестное заблуждение. Достаточно увеличить вливания и решить кадровые проблемы, вернув прежнюю систему образования!! Большая часть проблем в медицине решится сама собой! Мы просто устали….а от прочтения таких вот материалов идея написать «по собственному» посещает все чаще…

Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
ЗдравоохранениеЛицаПравозащитники
Хватит читать
Москву!
Хватит читать Москву!
Подпишись на рассылку
о настоящей жизни в российских
регионах
Подпишись на рассылку о жизни в регионах
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!