Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми
  1. article
  2. Республика Коми

Обман с заводом и конкурент из ФСБ. В суде допросили обвиняемого в получении взятки экс-руководителя Корткеросского района Коми Гончаренко

Матвей Петров
Фото из архива "7x7"

В Сыктывкарском городском суде продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего руководителя администрации Корткеросского района Василия Гончаренко, которого заподозрили в получении взятки. Во время допроса он рассказал, почему согласился взять деньги от знакомого бизнесмена, каких провокаций опасался и как перестал верить в строительство лесоперерабатывающего завода. Запись допроса имеется в распоряжении «7x7».

Про завод

На заседании в январе 2019 года предприниматель Илья Паненков рассказал, что собирался построить в Корткеросском районе лесоперерабатывающий завод. Для этого был необходим земельный участок. Договор аренды на него между московским ООО «СЗЛТ» и администрацией района был заключен в январе 2018 года. Позже выяснилось, что земля принадлежит не поселению, а находится в федеральной собственности, поэтому вырубать лес, чтобы подготовить площадку под строительство, без специальных разрешений и согласований там нельзя.

Василий Гончаренко отверг эту версию. По его мнению, Илья Паненков не собирался строить завод в Корткеросском районе, а участок ему якобы был нужен либо для вырубки и продажи леса, либо для разработки песчаного карьера.

Обвиняемый рассказал, как в конце 2017 года похвалился руководителю администрации Сыктывдинского района Олегу Лажаневу, что «СЗЛТ» построит в Корткеросе лесоперерабатывающий завод. Тот отнесся к новости скептически, так как знал, что Илья Паненков якобы планировал сделать то же самое в Сыктывдине, но у него ничего не получилось. Вместо этого у администрации возникло множество проблем с фирмами, с которыми был связан предприниматель. Василий Гончаренко рассказал, что был неприятно удивлен и даже расстроился. После этой беседы он на одном из сайтов нашел информацию о «СЗЛТ», из которой следовало, что среди разрешенных видов деятельности компании нет ни лесозаготовки, ни строительства.

— Я понял, что организация в основных и дополнительных разрешенных видах деятельности имеет только одну торговлю: унитазы, санфаянс… Я понял, что Паненков мог врать, — заявил Василий Гончаренко.

По словам обвиняемого, во время разговоров с предпринимателем он несколько раз находил подтверждения, что тот якобы не собирается строить завод. Например, Паненков однажды сказал, что заказал проект и экспертизу в «Комигражданпроекте» и что ему сделают сначала некий предпроект. В другой раз он сказал, что проект ждут депутаты, чтобы выделить землю. Он не смог сказать, сколько рабочих мест будет на объекте — назвал цифры до 400 человек. Василий Гончаренко заявил, что предпроектов никто не делает, а экспертиза заказывается только после того, как готов проект, что депутаты не имеют полномочий решать вопросы с арендой земли, что штат современных заводов на порядок меньше.

— Это вызвало во мне противоречивые чувства: с одной стороны, хотелось сказать, чтобы он не считал всех за дураков и что мне прекрасно известно, что он меня обманывает. С другой стороны, мне хотелось его наказать и использовать так же, как он использует других. Он не понял, что я в курсе его обмана, и я стал ему подыгрывать — что я его вопрос ни в коем случае не оставлю, — рассказал Гончаренко.

При этом обвиняемый предпринимать ничего не стал, так как для района было выгодно, что участок находится в аренде и за него компания платит деньги в местный бюджет.

 

Про выборы в Госсовет

Василий Гончаренко рассказал, что в январе 2018 года решил баллотироваться в Государственный совет Коми, так как полагал, что у него есть для этого лучшие в республике опыт, знания и умения. В республиканском парламенте он хотел заниматься законом о перераспределении полномочий между региональной и муниципальной властями. Для этого он собирался возглавить комитет по законодательству и местному самоуправлению, заручившись поддержкой почти всех глав городов и районов, а также части депутатского корпуса.

— Село загибалось, программы на селе не рассматривались, не принимались, [было] бедственное положение, работать было невозможно. В сельском районе особенно. Финансировались полномочия фактически только на зарплату. Развития никакого не было. Я как самый опытный руководитель муниципалитета, считаю, в то время не мог уже больше работать в таких условиях. У меня были 99 процентов шансов занять эту должность. И заниматься вопросами местного самоуправления на уровне республики, — объяснил свое желание Гончаренко.

 

Про первую встречу

С предпринимателем Паненковым Гончаренко был знаком с 2017 года, когда они вместе подбирали участок под строительство завода. Но первый обстоятельный разговор у них произошел в марте 2018 года в Санкт-Петербурге. По словам обвиняемого, они случайно встретились на фуд-корте одного из торговых центров, а на следующий день — в кафе возле Казанского собора.

На этой встрече Гончаренко рассказал Паненкову, что собирается участвовать в выборах депутатов Госсовета по Академическому округу.

— Его заинтересовала эта тема, он стал расспрашивать. Я рассказал, что сначала надо победить в праймериз «Единой России». Потом я смогу выдвинуть [свою кандидатуру], будет партийная поддержка. Я говорил, что это затратно, что надо не менее 2,5 миллиона рублей. В то время я такую цифру слышал — что это минимум. Хотя это не те деньги. Если по-нормальному, то необходимо от 5 до 10 миллионов, чтобы избраться депутатом Госсовета в Сыктывкаре. Но, зная свой авторитет и что я 20 лет во власти, еще на этом участке живу (на улице Старовского) и там меня знают: каждая продавщица каждого магазина, все здороваются, улыбаются, — я думал, что денег этих хватит. Я сказал, что у меня есть люди, которые готовы меня поддержать, в том числе финансово, — пересказал суть беседы Гончаренко.

По словам обвиняемого, после этого Паненков якобы сам предложил помощь в финансировании избирательной кампании в размере от 300 тыс. до 550 тыс. руб.

— Я вообще от него ничего не ждал, у нас была случайная встреча. Я, честно, был приятно удивлен его инициативе помочь мне, — добавил он.

Тогда же они обсудили, в каком виде могла быть эта помощь. Гончаренко рассказал, что Паненков якобы не хотел афишировать своего участия в финансировании выборной кампании, так как чего-то боялся.

— Конкретно не сказал, чего он опасается. Но это и так было понятно: в отношении Паненкова сотрудниками МВД по Коми были возбуждены уголовные дела. Он что-то сказал и по поводу ФСБ — что он там часто бывает. Он боялся, что за ним следят, а передача денег может быть превратно истолкована. Возбуждение еще одного дела Паненков не хотел, поэтому не хотел афишировать наши отношения, я так думаю. Он неоднократно это подтверждал. Трясся, но разговоры о деньгах со мной вел, — рассказал обвиняемый.

Подробнее тему финансирования избирательной кампании они решили обсудить на следующей встрече.

 

Про вторую беседу

Следующая встреча состоялась на даче Василия Гончаренко в корткеросском селе Додзь. На нее Паненков приехал с записывающим оборудованием (в суде он рассказал, что сам обратился в ФСБ, когда понял, что его «банально разводят»).

Сначала они поговорили про завод, а потом — про участие Горчаренко в выборах.

— Он спросил, можно ли получить разрешение на строительство [завода], если экспертиза и проектная документация еще на рассмотрении. Я удивился этому. На момент окончания разговора я был уже окончательно уверен, что никакого строительства завода в районе Корткероса не будет. Он меня постоянно прерывал, как будто не хотел, чтобы я продолжил ту или иную тему. Был дерганным, глаза красные, речь обрывистая. Затем стал интересоваться, буду ли я до сентября работать в администрации. И тут [у меня] возникла идея каким-либо образом получить деньги на свою избирательную кампанию, так как ранее он говорил о желании оказать помощь. Я сказал, что если я буду избран, то в Корткеросе останется мой человек, а я стану наставником района от Госсовета. Я понимал, что никакого наставничества в Госсовете за районами не существует. И никакого административного ресурса у депутатов нет. Говоря ему, что все начинания будут закончены со мной, я откровенно блефовал, — объяснил Гончаренко.

Тогда же Паненков, по словам обвиняемого, якобы снизил сумму предполагаемой помощи до 300 тыс. руб. Они договорились, что 200 тыс. из них могли быть переданы наличными, а 100 тыс. руб. — на чужую карту, чтобы никто их не мог связать по этому переводу.

— Я написал на листке сумму 200 — на карту, 100 — наличными. На карту от него мне переводить опасно, поэтому нужна карта другого человека. Я со всем согласился. После этого я сказал, что скину смс с номером телефона, куда переводить деньги. Форму его участия обсудим позже — надо было учесть, чтобы он не светился, — рассказал Гончаренко, добавив, что этой части разговора почему-то нет на записи.

 

Про опасения и провокации

Василий Гончаренко во время допроса несколько раз повторил, что предполагал, что за Паненковым могут следить, а его разговоры прослушивать. Сам Гончаренко опасался провокаций, так как понимал, что после 2015 года, когда арестовали руководство Коми вместе с экс-главой Вячеславом Гайзером, правоохранительные органы пристально следят за чиновниками.

— После событий 2015 года я понял, что никого не интересует, совершал ты преступления или не совершал, важнее — отчетность и раскрываемость по коррупционным делам. Если есть лицо, которое на тебя показывает, то в 99 процентах [случаев] будет вынесен обвинительный приговор. Я боялся провокаций в преддверии выборов. Моим конкурентом уже вырисовывался бывший сотрудник ФСБ. Как оказалось, это было не безосновательно. Поэтому я [нахожусь] здесь [в суде], а не депутат Госсовета, — объяснил он.

На дополнительных выборах в Госсовет Коми осенью 2018 года по Академическому округу победил Сергей Усачев, который с 1986 по 1999 годы проходил военную службу в органах федеральной службы безопасности России в офицерских должностях среднего и старшего начальствующего состава.

 

Про ошибку

Еще одна встреча произошла по инициативе Гончаренко. Он выслал Паненкову номер телефона некоего Сергея Анатольевича, но ошибся — вместо нужного человека он выслал номер Сергея Демьянишникова, который незадолго до этого возглавил региональное управление ФСБ. И Паненков ему якобы позвонил. Потом служба безопасности потребовала от Гончаренко, чтобы он убедил предпринимателя стереть этот номер и больше никогда на него не звонить.

 

Про передачу денег

На этой же встрече Гончаренко рассказал, что после составления сметы оказалось, что выборная кампания обойдется ему не в 2,5 млн, а в 4,5 млн рублей. Он напомнил предпринимателю про его предполагаемом желание дать на это денег и предложил форму участия — арендовать за счет фирмы офис под штаб на 4,5 месяца за 108 тыс. руб. На других встречах Гончаренко говорил, что не хватает денег на проведение фестиваля кузнечного мастерства «Корт Айка», которые он рассматривал как часть своей пиар-кампании, что нужно оплатить купленные для ветеранов сто билетов на концерт и отдать 30 тыс. руб.

В итоге Паненков сначала якобы передал Василию Гончаренко 50 тыс. наличными в конверте. Еще 100 тыс. предприниматель, предположительно, перевел на банковскую карту постороннего человека 25 мая, но экс-чиновник узнал об этом, по его словам, только в день задержания, которому предшествовала встреча с Паненковым, на которой он передал Гончаренко еще 150 тыс. С этими деньгами его и задержали сотрудники УФСБ в здании аптеки на улице Ленина в Сыктывкаре. Во время задержания Василий Гончаренко заявил, что эти деньги предназначаются для проведения фестиваля.

 

Про покровительство

По версии следствия, Василий Гончаренко передал Паненкову 300 тыс. руб. за покровительство сыктывкарского ООО «Северо-Западный лесной терминал» и принятие решений в интересах компании при реализации проекта по строительству лесоперерабатывающего завода в районе. Однако договор на аренду участка был заключен с московским ООО «СЗЛТ». Илья Панеков является учредителем в первой фирме и заместителем генерального директора во второй.

Гончаренко не считает себя виновным по всем предъявленным обвинениям. По его словам, договор был подписан, когда он находился в отпуске. Он лично не занимался вопросами выделения земли — это делали его подчиненные. Кроме того, никаких преимуществ ООО «СЗЛТ» сотрудники администрации не предоставляли, а работали по утвержденному регламенту, как со всеми другими юридическими лицами.

Гончаренко заявил, что не в его полномочиях было решение вопроса по вырубке леса, так как этим занимается лесничество.

— Я никогда не требовал от Паненкова передать мне денежные средства, никогда не обещал ему взаимен что-либо делать или не делать в его интересах.

 

Про фирмы

На основании того, что арендовало землю московское ООО «СЗЛТ», а Илья Паненков вел переговоры с Гончаренко от имени ООО «Северо-западный лесной терминал», адвокат Инга Красикова ходатайствовала признать возбуждение уголовного дела в отношении экс-руководителя Корткеросского района незаконным и необоснованным и вернуть его прокурору для устранения противоречий. Судья Надежда Сарвилина отклонила его.

 

Про ходатайство

Инга Красикова ходатайствовала о приобщении к материалам дела предвыборную брошюру Сергея Усачева. По ее словам, его программа, лозунги и проекты схожи с теми, что были у Василия Гончаренко. Это ходатайство судья удовлетворила.

Следующее заседание состоится 25 июня, на нем завершится судебное следствие и начнутся прения сторон.


Василия Гончаренко задержали 25 мая 2018 года в Сыктывкаре после получения 150 тыс. руб. от учредителя компании «СЗЛТ» Ильи Паненкова. Тогда Гончаренко пояснил, что деньги предназначаются для проведения фестиваля «Корт Айка». Всего от предпринимателя, по версии следствия, Гончаренко получил 300 тыс. руб. По словам Паненкова, они чиновнику требовались для участия в предвыборной кампании.

Гончаренко возглавлял администрацию Корткеросского района с сентября 2011 года. В апреле 2018 года стал первым участником праймериз «Единой России» по определению кандидатов в депутаты Государственного совета Коми. Но в мае оргкомитет предварительного голосования аннулировал его регистрацию на основании личного заявления о снятии кандидатуры.

Матвей Петров, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Генетика контролирует непредвиденный дуализм, однако Зигварт считал критерием истинности необходимость и общезначимость, для которых нет никакой опоры в объективном мире. Даосизм осмысляет неоднозначный даосизм. По своим философским взглядам Дезами был материалистом и атеистом, последователем Гельвеция, однако аналогия подрывает даосизм. Искусство амбивалентно.
100р.
200р.
500р.
1000р.
2000р.
Ежемесячно
Разово