Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Права человека
Собирается ежемесячно 36 595 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Права человека
  2. О самопрекращении деятельности Пермской гражданской палаты

О самопрекращении деятельности Пермской гражданской палаты

Игорь Аверкиев
Игорь Аверкиев
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Больше года назад Пермская гражданская палата (ПГП) фактически прекратила свое существование по доброй воле, находясь в здравом уме и твердой памяти. Ровно год назад 12 мая 2020 года краевое управление Минюста по нашему заявлению ликвидировало ПГП.

В ближайшие дни я буду публиковать по частям «Общественный отчет о причинах самоликвидации Пермской гражданской палаты и о результатах ее деятельности (1996–2019 годы)». Основной автор Общественного отчета я - председатель ПГП Игорь Аверкиев, мне самоотверженно помогали мои друзья, соратники и сооснователи ПГП, люди, определявшие все эти годы лицо организации, носители всего сокровенного знания о ней: Любовь Теплых и Сергей Максимов.

Этот отчет должен был выйти в свет еще в конце прошлого года, но занятость в группе «Стоп коронаперегибы. Пермь» и мое не тяжелое, но с когнитивными последствиями заболевание коронавирусом осенью прошлого года, к сожалению, существенно затормозили работу над отчетом.

Отчет состоит из 5 частей, по частям я и буду его публиковать здесь и на своем сайте. Чуть позже, в полном виде, отчет появится на сайте ПГП и будет разослан всем нашим партнерам.

Содержание отчета:

1. Констатация.

2. Причины самопрекращения деятельности ПГП.

3. Результаты деятельности ПГП.

4. Благодарности.

5. Гипотеза об общественных и профессиональных достижениях ПГП.

Сегодня здесь публикуется первый раздел - Констатация.

И в заключение этого введения:

Спасибо всем нашим многочисленным коллегам, знавшим о самоликвидации ПГП, но по нашей просьбе не афишировавшим этот факт (нам было важно синхронизировать обнародование факта с публикацией этого отчёта, помогла нам в этом и пандемия, перенеся общественное внимание на несравнимо более важные аспекты пермской жизни).

При чтении отчёта важно учитывать, что большинство выводов и оценок сделаны в 2020 году по данным, полученным до конца 2019 года. То есть события 2020 года, включая пандемию, а также протесты в защиту Алексея Навального в начале 2021 года, как правило, не являлись предметом анализа, не влияли на его результаты и не имели никакого воздействия на процесс самоликвидации ПГП, который уложился в первые пять месяцев 2020 года.

Общественный отчет о причинах самоликвидации пермской гражданской палаты и о результатах ее деятельности (1996–2019 годы). Констатация

Решение о самопрекращении деятельности Пермской гражданской палаты (ПГП) никак не связано с эпидемией коронавируса или с каким-либо давлением властей. Просто за 24 года существования Пермской гражданской палаты произошел необратимый износ миссии, мотивов, мировоззрения, окружения – всего, что породило и вмещало нашу деятельность. В последнее десятилетие ПГП существовала фактически ради сохранения рабочих мест, постепенно превращаясь в грантоеда, а это ненормально. Постоянное обновление социально-технологического оснащения и стратегической повестки ПГП не решало главной проблемы – архаизации самого института – универсальной «прогрессорской» организации, опекающей с негосударственных позиций процесс становления гражданского общества в регионе.

За 24 года многое изменилось и в людях, создававших организацию и определявших ее лицо. Да, в сути своих характеров, в базовых когнитивных свойствах люди не меняются, но меняются их интересы, взгляды, жизненные установки. В этом смысле мы очень изменились. Невероятный социальный и духовный опыт, приобретенный нами за эту четверть века, подарил каждому из нас свое новое видение жизни и ее смыслов. Этот внутренний апгрейд каждого из нас требовал и серьезных внешних изменений.

За всю свою историю Пермская гражданская палата трижды обновлялась, пересобиралась заново – радикально меняла внутри миссии основные методы и направления деятельности, набирала новую команду, переключалась на новые группы благополучателей. Но и этого уже стало мало.

Собственно говоря, исчерпание миссии и выработанность ядра организации проявились ещё в начале 2010 годов. Поэтому в 2013 году мы начали готовиться к свёртыванию своей деятельности, но властям в том же году очень захотелось нацепить на Пермскую гражданскую палату ярлык «иностранного агента». Мы посчитали делом чести не только не допустить этого, но и «назло врагам» сохранить и расширить свою деятельность. В итоге всё это нам удалось, я бы даже сказал – с лихвой. Однако с тех пор мы уже существовали не столько из энтузиазма и общественной потребности в наших услугах, сколько «из принципа», что всё-таки – недостаточный мотив для продуктивной деятельности команды и недостаточный аргумент для сохранения самой организации.

Решение о ликвидации ПГП было принято на собрании нашей команды еще 7 февраля 2020 года. 10 февраля 2020 года мы подали в краевое управление Минюста заявление о ликвидации ПГП. 12 мая 2020 года организация была официально ликвидирована Минюстом (целых 3 месяца им понадобилось, чтобы, соблюдая все процедуры, закрыть нас. Стоило нам это удовольствие 9 тысяч рублей. Интересен сам прейскурант: 1500 рублей - нотариальное удостоверение подписи под уведомлением о ликвидации; 2500 рублей - оплата публикации о ликвидации в Вестнике государственной регистрации; 2500 рублей - нотариальное удостоверение заявления с информацией об утверждении промежуточного ликвидационного баланса; 2500 рублей - нотариальное удостоверение заявления о прекращении деятельности юридического лица).

С 1 апреля 2020 года Пермская гражданская палата прекратила приём посетителей; перестали обновляться сайт ПГП, Пермские некоммерческие новости и Общественная афиша Перми, была прекращена правовая и ресурсная поддержка НКО и гражданских инициатив. В течение апреля-мая были завершены оставшиеся патронажные и судебные дела. Сейчас часть коллег продолжают свою деятельность в других пермских гражданских организациях, часть пытаются реализовывать собственные проекты. Имущество ПГП было передано гражданским и гуманитарным организациям Перми. Ризограф ПГП доступен всем желающим в «Штаб-квартире Дениса Галицкого».

Однако эпидемия коронавируса все-таки вмешалась в наши планы. Почти сразу же после фактического прекращения деятельности ПГП стало ясно, что эпохальным эпидемическим событиям явно не хватает простого гражданского контроля за противоэпидемическими действиями властей. Команда ПГП вновь собралась, но временно, с заранее оговоренным внутри команды сроком - ровно на два месяца: с 10 апреля по 10 июня 2020 года (новые дела и проекты не ждали). Срочно, «на коленке» мы сочинили и запустили группу «Стоп коронаперегибы. Пермь».

Были возобновлены выпуски Пермских некоммерческих новостей и Общественной афиши Перми, но уже на других интернет-платформах, создан специализированный телеграм-канал, был возобновлен мониторинг социальных сетей, пермских и районных СМИ, запущены правовые мониторинги судов Пермского края и деятельности краевого оперативного штаба. Мы провели несколько компаний гражданского контроля в наиболее спорных сферах региональной противоэпидемической госполитики. Активно реагировали на все, что считали злоупотреблением, некомпетентностью или халатностью пермских властей (медийные кампании, прямые публичные и непубличные обращения, прецедентные суды). Сотрудничающие с нами пермские общественные юристы и адвокаты были готовы оказать практически любую правовую помощь пермякам, пострадавшим от злоупотреблений «принудительной самоизоляции».

Надо сказать, обращений именно за правовой помощью было немного – пермяки во время эпидемии на практике оказались довольно терпимы к невзгодам и нарушениям прав (нетерпимость в социальных сетях не в счет). Сегодня мне трудно сказать, насколько эффективным было влияние группы «Стоп коронаперегибы. Пермь» на противоэпидемическую политику пермских властей – факторов воздействия на эту политику было очень много – но, надеюсь, что-то полезное для пермяков в нашей деятельности было.

После 10 июня члены команды ПГП окончательно разошлись по новым проектам и организациям, хотя за время эпидемии некоторые возможности были утрачены. Напоследок мы сделали все возможное, чтобы сохранить наш основной медийный ресурс: Пермские некоммерческие новости (ПНН), они имеют свою стабильную аудиторию и ощутимую общественную полезность. Сайт ПГП будет в доступе еще несколько лет (к нашему удивлению, несмотря на то что уже больше года сайт не обновляется, посещаемость его снизилась всего на 25% – это продолжает приносить людям пользу собранная нами на сайте большая библиотека активистских лайфхаков). Под конец мы еще вложились в несколько гражданских медийных проектов, но по прошествии года их общественная полезность пока вызывает сомнения, но ПГП за это уже не отвечает.

И мы обязательно издадим электронную книгу воспоминаний Петра Ивановича Бондарчука – большого и прекрасного человека, ушедшего от нас в конце 2019 года. Мы успели записать его воспоминания (последние страницы Пётр Иванович надиктовал буквально за два дня до смерти, большое спасибо Ивану Васильеву) и расшифровать их (большое спасибо Людмиле Горбач). Затем всевозможные обстоятельства, связанные с пандемией и с самоликвидацией ПГП, приостановили эту работу, и только в начале 2021 года она была возобновлена. Сейчас над текстом работает литературный редактор. На завершающем этапе подготовки воспоминаний к публикации нам еще понадобятся какие-то не очень большие деньги (в основном на оплату труда литературного редактора и на верстку), поэтому в ближайшее время я обращусь за финансовой поддержкой к пермякам, знавшим, восхищающимся и помнящим Петра Бондарчука.

Справка о создании Пермской гражданской палаты

В самом начале 1995 года мы с Сергеем Исаевым и Сергеем Максимовым создали Пермский региональный правозащитный центр (ПРПЦ)*. Как только при Центре открылась общественная приемная сразу же стало ясно, что в его поддержке нуждаются не только частные люди, но и различные инициативные группы и уже начавшие появляться в Перми новые постсоветские общественные организации, ещё не знавшие, что во всем мире они называются НКО (некоммерческие) или НГО (негосударственные) (российский закон о некоммерческих организациях был принят только 1996 году). Причем эти новые гражданские инициативы (по сути «прогрессорские» - действовавшие в отсутствии общественного спроса на них), нуждались не только в бесплатной правовой помощи, но и не в меньшей степени в методической, экспертной, фандрайзинговой, материально-технической (большой проблемой было элементарное ксерокопирование, отправить факс, найти место для собраний и т.п.; о доступе к интернету речи еще не было, Рунет только еще формировался).

Поэтому уже в конце 1995 года нами было принято решение создать специализированную организацию – своего рода комплексный ресурсный центр для НКО и гражданских инициатив. Совмещать правозащитную и ресурсную функцию в одной организации (точнее, в одном юридическом лице), оказалось неудобно и с точки зрения администрирования этих разных некоммерческих услуг, и с точки зрения эффективного фандрайзинга.

Пермская гражданская палата (название, кстати, предложила Светлана Маковецкая, тогда она была директором Уральского агентства поддержки малых и средних предприятий) была зарегистрирована как региональная общественная организация 10 апреля 1996 года. Учредителями ПГП стали ведущие сотрудники ПРПЦ* и представители общественных организаций, бывших на том этапе нашими основными партнерами: Израиль Зекцер (Пермский «Мемориал»*), Сергей Исаев (ПРПЦ*), Андрей Летягин (Пермская молодежная лига), Сергей Максимов (ПРПЦ*), Любовь Теплых (ПРПЦ*), Вера Шишкина (Пермское областное отделение Всероссийского общества инвалидов), Игорь Аверкиев (ПРПЦ*).

Первые 6 лет я совмещал руководство обеими организациями: был директором ПРПЦ* и председателем ПГП. Большинство сотрудников так же совмещали работу в обеих организациях, но были и узко специализированные на правозащитной или ресурсной деятельности. Четкое размежевание организаций происходило именно в администрировании процессов, в фандрайзинге, бухучете, в работе с разными группами потребителей, которым оказывались разные услуги.

В 2001 году, когда численность сотрудников достигла 18 человек, а количество посетителей составило 4 тысячи в год (в среднем 15–20 человек в день, а в приемные дни до 60 человек), мы приняли решение о физическом разделе организаций (разные руководители, разные офисы, разный персонал). Директором ПРПЦ* стал мой заместитель Сергей Исаев, я же сконцентрировался на ПГП. Основные причины раздела: необходимость в повышение управляемости и качества администрирования, потребность в более глубокой специализации сотрудников, повышение эффективности фандрайзинга, пиара и джиара.

После разделения ПРПЦ* и ПГП еще долгие годы оставались стратегическими партнерами, запускали совместные инициативы, имели совместные ресурсы, печатные издания, проводили общие внутренние обучения и т. д. Но в середине 2010 годов организации фактически прекратили любое взаимодействие, скажем так, по идеологическим мотивам. В Пермском региональном правозащитном центре большим влиянием стал пользоваться Роман Юшков, известный и высокоэффективный пермский зеленый активист, бывший лидер местных анархо-экологов, который постепенно, хоть и не совсем неожиданно, эволюционировал в фанатичного антисемита, белого расиста, идейного гомофоба, поборника патриархальной семьи, пропагандиста социального замыкания женщин в пределах «кухня-дети» и так далее. Особенности мировоззрения Романа Юшкова постепенно стали сказываться на предмете деятельности ПРПЦ*, от имени правозащитной организации стал распространяться и соответствующий контент. Я считал это не приемлемым и требовал увольнения Романа Юшкова. Директор ПРПЦ*, мой старый школьный друг Сергей Исаев, в какой-то степени не без основания, считал, что взгляды Юшкова не противоречат представлениям о политическом плюрализме, даже внутри правозащитной организации, а его увольнение было бы фактическим запретом на профессию по мировоззренческим основаниям. На том и разошлись.

________________________________

Продолжение Отчета в четверг, 13 мая. Раздел - Причины самопрекращения деятельности ПГП.

Оригинал

* выполняет функцию иностранного агента. Мы ставим эту пометку по требованию Минюста и Роскомнадзора. Мы не согласны с законами, обязывающими делать эту маркировку.
Материалы по теме
Мнение
2 май
Лев Шлосберг
Лев Шлосберг
Работа «Команды 29» — это прямое столкновение с неправовым государством
Мнение
21 апр
Дмитрий Константинов
Дмитрий Константинов
Общественная правозащитная приемная на грани закрытия
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
ПравозащитникиИстория

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!