Элитопольская дивизия · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Кировская область
  1. post
  2. Кировская область

Элитопольская дивизия

Николай Голиков
Николай Голиков
Коллаж ТДТ

 

Вр.и.о. губернатора Игорь Васильев не выстраивает отношений с местными элитами не потому, что не умеет. Для решения поставленных перед ним задач ему это попросту не нужно.

Начну с аксиомы: ни один назначенный из федерального центра губернатор, приехав в новый для себя регион, не сможет нормально заниматься его социально-экономическим развитием, не заручившись поддержкой в местном экономико-политическом сообществе или, как сейчас говорят, в местных элитах. Тем более если речь идёт о такой сложной для управления области, как Кировская, которая, по определению экспертов Центра информационных коммуникаций «Рейтинг», «является очень специфичным регионом с очень непростым внутриэлитным взаимодействием». Причём специфика эта возникла у нас не вдруг, а сложилась, так сказать, исторически: архивы кемеровского телевидения сохранили реплику Вадима Бакатина, руководившего Кировской областью ещё в перестроечные (1985-87) годы: по его словам, работать в «более саботажном регионе» ему за всю карьеру не приходилось. Для «народного» губернатора Владимира Сергеенкова его нежелание учитывать интересы региональных групп влияния (в частности, энергетических компаний) обернулось публичной травлей и пенсией, а для «либерала» Никиты Белых конфликт с так называемой «группой КГБ» (Валерий Крепостнов, Константин Гозман, Олег Березин) в феврале 2013-го едва не закончился импичментом.

В сухом остатке

Кандидатура Игоря Васильева, прежде чем о его назначении кировским вр.и.о. было объявлено официально, безусловно, была всесторонне рассмотрена в администрации Президента, первый зам руководителя которой – Сергей Кириенко – прекрасно знаком с Кировской областью и спецификой её региональных элит ещё по работе в приволжском полпредстве. И если по итогам этого рассмотрения решение о назначении Игоря Владимировича было всё-таки принято, значит, остаётся одно из двух: либо в федеральном центре были уверены, что поддержка местных фигур влияния Игорю Владимировичу гарантирована, то есть он едет не на пустое место, а на заранее подготовленные позиции (это первое) – либо задачи, поставленные перед ним, не были связаны с социально-экономическим развитием региона, а потому не требовали выстраивания конструктивного взаимодействия с туземными элитами (это второе). Ну, или – как третий вариант – и первое, и второе в одной тарелке.

Который из названных сценариев реализуется сегодня в Кировской области? С ходу ответить на этот вопрос довольно сложно. Во-первых, потому что – в отсутствие какой-либо внятной (пусть даже предвыборной) программы действий – остаются непонятными цели кировской командировки Игоря Васильева и его команды, а с публикацией этого документа васильевский штаб покуда не спешит. Те же из направлений будущей программы, которые в черновом варианте до общественности таки дошли (опережающее развитие молочной промышленности и образования, повышение активности населения и т.п.), фактически повторяют тезисы васильевского предшественника Никиты Белых – что и вовсе вгоняет экспертов в мыслительный ступор, ибо официально всё, что связано с именем Никиты Белых, в Сером доме подвергается жесточайшей критике.

Во-вторых, много неясного остаётся в отношениях Игоря Васильева с региональными элитами, поскольку многие из тех конфликтов, которые молва списывает на нежелание Игоря Владимировича вести диалог с местными фигурами влияния, на поверку оказываются лишь обострением давно существующих межэлитных противоречий.

Под знамёнами структур

Взять, к примеру, ту чёрную кошку, которая якобы пробежала между вр.и.о. губернатора и депутатом Государственной Думы, совладельцем компании «Уралхим» Рахимом Азимовым, наглухо испортив конструктивные отношения, которые – опять же, якобы – всегда существовали между «Уралхимом» и правительством Кировской области. Что ж: дружескими эти отношения сегодня и вправду не назовёшь. Когда представители облправительства публично упрекают крупнейшее предприятие региона в том, что из-за него бюджет недосчитался двух миллиардов рублей – это точно не дружба. А когда крупнейшее предприятие почти в открытую поддерживает избирательную кампанию выдвиженца от оппозиционной партии – не дружба тем более. И это – если не вспоминать про скандальное трудоустройство в «Уралхиме» отставного белыховского министра Бориса Веснина, с именем которого в народе связывают появление популярного телеграмм-канала «Кировский шептун», дерзко высмеивающего едва ли не каждое телодвижение вр.и.о.

В наличии и сама чёрная кошка, из-за которой, дескать, Рахим Азизбоевич никак не может Игоря Владимировича простить: в 2004 году Игорь Васильев, образно выражаясь, оставил Рахима Азимова без работы, заняв его место сенатора от республики Коми в Совете Федерации. Называется даже причина, по которой оппонент Игоря Васильева на предстоящих губернаторских выборах – выдвиженец ЛДПР Кирилл Черкасов – якобы оказался ближе к сердцу и кошельку уралхимовского совладельца, нежели выдвиженец от «Единой России»: они дружны ещё с начала 90-х, когда оба работали в республике Коми.

И – тем не менее, тем не менее: сводить очевидно существующий конфликт между правительством области и «Уралхимом» к личной неприязни между Игорем Васильевым и Рахимом Азимовым – или к персональному неумению Игоря Васильева выстраивать отношения с местными элитами – было бы, на мой взгляд, некорректно. Хотя бы потому, что ровными эти отношения не были и до васильевского назначения. И трюки с предвыборной поддержкой «неправильных» партий «Уралхим» проделывает уже не первый раз, более того – на памяти случай, когда руководство предприятия и вовсе дружно вступило в ряды «Справедливой России». Искать же корни этого конфликта следует, на мой взгляд, в событиях почти пятнадцатилетней давности, когда кировским губернатором стал Николай Шаклеин, пришедший к власти, как известно, при финансовой и организационной поддержке группы ресурсоснабжающих компаний, представляющих интересы Виктора Вексельберга. Он же, то есть Виктор Феликсович, пролоббировал, как поговаривают, в 2008-м отправку в Киров и Никиты Белых. Таким образом, областное правительство все эти годы находилось «под присмотром» энергетиков (сегодня это кировский филиал ПАО «Т Плюс», который объединяет генерирующие и теплосетевые активы в городах Кирове и Кирово-Чепецке: ТЭЦ-1, ТЭЦ-3, ТЭЦ-4, ТЭЦ-5, «Кировская теплоснабжающая компания»), - АО «Кировские коммунальные системы», входящее в группу «Российские коммунальные системы», и иже с ними). «Уралхим» же – производство чрезвычайно энергоёмкое, и его конкурентоспособность (а, следовательно, и прибыль собственников) напрямую зависит от цены киловатта. Для энергетиков предприятия такого рода – самые что ни на есть дойные коровы. А потому представить себе идиллию между топ-менеджментом «Уралхима» и руководством подконтрольного энергетикам областного правительства столь же трудно, как между мышью и котом. Так что, повторюсь, персонально к Игорю Васильеву этот конфликт отношения не имеет. «Уралхим» попросту вынужден каким-то образом восполнять утраченный экономический ресурс – и приобретение ресурса политического для этого не самый плохой способ. Те, кого исполнительная власть отодвигает от бюджета, стараются компенсировать это, продвинув своих людей, например, в региональную думу и получив дополнительные рычаги. Так было всегда – и не только в Кировской области. А альтернативный кандидат на губернаторских выборах – это, согласитесь, и вовсе лучший аргумент для политического торга.

Медовый месяц

Диаметрально противоположным образом отношения с вр.и.о. складываются (или, вернее сказать, не складываются) у другой крупной местной группы влияния, представляющей интересы ещё одного депутата Государственной Думы – Олега Валенчука. В отличие от своего коллеги по парламенту Рахима Азимова, Олег Дорианович столь внушительным финансовым ресурсом не обладает, однако и от энергетиков – в силу особенностей своего бизнеса – сильно не зависит. С губернаторскими амбициями Олег Валенчук также благоразумно распрощался. А потому назначение Игоря Васильева воспринял спокойно – и даже инициативно предпринял в его направлении несколько дружественных шагов, пригласив в Москву выступить на съезде Союза садоводов России и устроив ему аудиенцию у патриарха Кирилла, в ходе которой Игорь Владимирович был удостоен Ордена русской православной церкви святого благоверного князя Даниила. В общем, их отношения можно было бы назвать идеальными – если бы не одно «но»: Олегу Валенчуку, похоже, очень бы не хотелось, чтобы по итогам сентябрьских выборов в гордуму главой города Кирова стал Валерий Крепостнов, представляющий конкурирующую группу влияния, так как это могло бы крайне негативно сказаться на его бизнесе. Между тем, Игорь Васильев, похоже, против этой перспективы – за некоторыми оговорками – ничего не имеет и к Валерию Васильевичу (по крайней мере, публично) благоволит. А потому Олегу Валенчуку приходится решать довольно сложную задачку – чтобы и с вр.и.о. отношения не испортить, и Валерия Крепостнова к власти не допустить. Или, как говорят в народе, и на ёлку влезть, и пятую точку не оцарапать.

Породы и виды   

Тем временем, у Валерия Крепостнова медовый месяц с Игорем Васильевым, судя по всему, тоже движется к концу. Появление в Кировской области альтернативного центра принятия решений в планы вр.и.о. очевидно не входит, а кировская городская дума в случае, если люди Валерия Васильевича и его партнёров по КГБ получат в ней большинство, грозит превратиться именно в такой альтернативный центр. Не радует чрезмерное усиление позиций Валерия Крепостнова и по-прежнему могущественные энергетические структуры, также имеющие в городе свои интересы. Вот если б Валерий Крепостнов согласился возглавить думу, не имея в ней устойчивого большинства – это да, этот вариант и энергетиков, и вр.и.о. устроил бы абсолютно, потому как в таком случае реальной власти глава города бы не получил, а сам город из региональной вертикали бы не выпал.

Ну, а чтобы опасных иллюзий в голове Валерия Васильевича не возникало, аккурат к выборам поспели очень показательные судебные решения, по которым горбюджет должен выплатить энергетикам порядка одного миллиарда рублей за обслуживание муниципального имущества и учреждений. То есть даже проведи он в думу всех своих протеже, заниматься им там придётся не приятным распилом денег, а их экстренным поиском. В том, конечно, случае если Валерий Крепостнов рискнёт начать свою игру и проявит непослушание и строптивость.

Не всё, к слову, ладно, как поговаривают, у Валерия Васильевича и в отношениях с партнёрами по КГБ. Если раньше троицу «Крепостнов – Гозман – Березин» считали образцом политического монолита, то теперь, судя по разрозненной информации, в этом монолите нарисовался целый ряд трещин. В частности, в узких кругах активно муссируется почти анекдотическая байка об участке земли под строительство микрорайона «Метроград-2», который ранее, мол, принадлежал Валерию Крепостнову, а при разделе «Дороничей», дескать, отошёл к Константину Гозману. Однако когда Константин Маркович якобы решил заложить эту землю в банке, принадлежащем Олегу Березину, то, мол, неожиданно получил отказ – поскольку выяснилось, что на её территории расположен сибиреязвенный скотомогильник, покупать жильё по соседству с которым никто в здравом уме не согласится. А потому-де в плохом настроении вятские элитарии пребывают вовсе не из-за того, что Игорь Васильев не хочет вести с ними равноправный диалог, а из-за того, не могут найти общего языка друг с другом.

Под присмотром

Есть, конечно, в поведении Игоря Васильева моменты, которые можно трактовать как свидетельство его близости (а, возможно, и принадлежности) к вполне определённым финансово-промышленным структурам, работающим в регионе. Так, объявив – в рамках наведения порядка в лесной сфере – беспощадную войну «ловкачам и спекулянтам», наживающимся на перепродаже леса под прикрытием инвестиционных проектов по освоению лесов, правительство отчего-то заведомо вывело из-под удара те проекты, которые реализуются под знамёнами структур из Segezha Group, входящих в АФК «Система» Владимира Евтушенкова. Более того: Игорь Васильев, давая интервью федеральному телеканалу, даже счёл возможным привести их в пример в качестве «добросовестных и перспективных партнёров», чем вызвал, мягко говоря, недоумение у остальных лесозаготовителей и лесопереработчиков, замордованных бесконечными проверками и судами. Неудивительно, что лозунг, озвученный вр.и.о. («наш принцип такой: с недобросовестными лесопользователями надо отношения заканчивать, а добросовестным – передавать высвобождающиеся ресурсы»), был однозначно воспринят лесным бизнес-сообществом как сигнал к переделу собственности в пользу АФК.

На невесёлые мысли навела представителей местных бизнес-элит и позиция новой региональной власти, когда в начале 2017 года энергетики без каких-либо оснований увеличили для предприятий, оплачивающих гарантирующему поставщику электроэнергию по двухставочному тарифу, плату за киловатт резервируемой максимальной мощности с 425 до 653 рублей. Ни региональная служба по тарифам, ни профильные структуры правительства Кировской области комментировать ситуацию тогда попросту не стали. И решать проблему руководителям машиностроительных предприятий пришлось, что называется, через голову вр.и.о. – в региональном управлении ФАС, в местной и российской торгово-промышленных палатах и федеральном Министерстве энергетики. Что, опять-таки, породило разговоры об «особых» отношениях между Игорем Владимировичем и вексельберговскими энергетиками – тем более что кировскому бизнесу к подобным отношениям уже не привыкать. Да и сама биография Игоря Васильева за период его работы сенатором от республики Коми (2004-10) прямо указывает на его давнюю и тесную связь с людьми из ближнего вексельберговского круга.

Кроме того, наличие у кировского вр.и.о. серьёзных покровителей из числа финансово-промышленных магнатов федерального масштаба – пусть и косвенно – подтверждается самой историей его назначения. Ведь, если верить расхожей версии, в Кировскую область он был направлен в наказание за некие финансовые огрехи, допущенные во время работы в Росреестре – типа в ссылку. Но в России есть целый ряд регионов куда более проблемных и депрессивных, чем Кировская область – взять ту же Тыву или Еврейскую АО. И если бы речь действительно шла о наказании, то трубить бы сейчас Игорю Владимировичу в Биробиджане или Кызыле, а не в часе лёта от Москвы. То есть без вмешательства влиятельных интересантов кировская карьера Игоря Васильева могло попросту не начаться. А любое покровительство нужно так или иначе отрабатывать.

В одной тарелке

Что остаётся в сухом остатке? Увы: почти ничего. Утверждать – с большей или меньшей уверенностью – можно только одно: в чистом виде ни один из двух возможных сценариев в Кировской области не реализуется. Сказать, что Игорь Васильев «равноудалил» все местные элиты, мешает его плохо скрываемая любовь к структурам Владимира Евтушенкова и Виктора Вексельберга. Однако и упрекать его в том, что он приехал работать в интересах какой-то определённой финансово-промышленной группы, веских оснований также пока не имеется. Всё упирается, повторюсь, в отсутствие у Игоря Владимировича и его команды внятной программы действий, из-за чего бизнес-сообщество – да и общество в целом – уже битый год не могут понять, зачем вообще он сюда приехал, а, главное, каким будет (и будет ли) при нём вектор развития региона.

Да и кто это сказал, что Игоря Васильева сюда направили что-то развивать? А, к примеру, не провести масштабную ревизию регионального хозяйства (как-никак, опытный аудитор), дабы подготовить нашу область к грядущему укрупнению путём присоединения, скажем, к Пермскому краю? Ведь вполне же может статься, что на самом деле Игорь Васильев умеет всё: и конструктивные отношения выстраивать с влиятельными аборигенами, и региональные стратегии развития разрабатывать, и крупных инвесторов привлекать. Просто для выполнения поставленной перед ним задачи эти умения в Кировской области ему попросту не нужны.

Для справки: слово «элита» далеко не всегда значило то, что сегодня в него вкладывают политики и социологи. В начале XIX века оно применялось исключительно в отношении храбрейших солдат французской армии, а потом – на долгое время – и вовсе ушло в сельскохозяйственную сферу для именования отборных пород животных и видов растений. К высшему обществу это слово стали относить уже позже – по аналогии. В СССР оно по понятным причинам не прижилось, и в словаре Ушакова в конце 30-х годов было помечено как «книжное» и «устаревшее». В сегодняшнем его значении – как «устойчивая общность с глубокими связями входящих в неё людей, имеющих общие интересы и доступ к рычагам реальной власти» – элита вернулась в русский язык только после крушения социалистической системы. Сегодня принадлежность к элите оценивается по факту обладания реальной властью или влияния на политические процессы, причём безотносительно к интеллектуальным и/или моральным качествам входящих в неё людей. За тем стоит ли удивляться, что в современном словаре синонимов рядом со словом «элита» – помимо аристократии, сливок общества, голубой крови и прочих красивых слов – можно обнаружить и такие термины как «крутяки», «мажоры» и «накипь».

Оригинал

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Новое в блогах

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных