Собирается ежемесячно 51 826 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Архангельская область
  2. Утро после путча

Утро после путча

Олег Пшеничный
Олег Пшеничный
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов. Источник

Дизайнер Кирилл Кувырдин жил на Ленинском, в кооперативном доме архитекторов. Мы с Азаматом зашли к нему. Выпивали. Потом Кирилл ушел спать, мы сидели на кухне, о чем-то говорили, и подумали, что неплохо было бы взять еще водки. Непонятно почему, в те годы было принято по вечерам бегать за добавкой, сейчас уже так, по-моему, никто не делает.

Короче, мы с Азиком задумались о том, что неплохо бы взять еще, с учетом того, что у нас оставался один доллар одной бумажкой и два рубля двумя бумажками. За два рубля нас довезли до Арбата, потому что других ночных магазинов мы не знали. Как назывался это магазин? Не помню, но не подумайте, что я имею ввиду гастроном «Смоленский». Это было чуть дальше вглубь Арбата.

На крыльце стоял милиционер, вот именно ему мы и продали наш доллар. Через 26 лет я плохо помню, по какому курсу, но кажется за тридцать один рубль. Мы взяли батл по коммерческой цене, пакет сока, и у нас еще оставалось. Пошли в автомат звонить Павлову (Мишка был кооператором, он издавал брошюряк про налоги, а также Осипа Мандельштама и других поэтов).

Автомат не работал, мы пошли к другой будке, там аппарат тоже был выключен. Мы обошли еще два или три автомата, и все не работали! Азамат пошутил: «Ну вот, коммунисты сделали переворот и выключили все автоматы».

Была тёплая ночь, было пустое Садовое кольцо, Мишке было не позвонить, а без звонка заходить неудобно - вдруг у него личная жизнь.

Мы взяли тачку и вернулись на Ленинский к Кувырдину (дверь мы благоразумно не захлопнули). Мы сидели с Азаматом на кухне у Кирилла, пили водку, запивали ее соком и разговаривали о коммерческих биржах. Ничего не понимая в экономике, мы при этом считали, что развитие коммерческих бирж вольет живительную кровь в экономические артерии страны и она сможет встать с колен. Мы этого очень хотели.

А утром проснулись, было похмелье, хотелось пить, мы выпили холодного чая. Мне нужно было на работу в редакцию, Азамату тоже куда-то было нужно, и мы пошли в метро.

В метро мы встретили бывшего однокурсника Азамата с юрфака. Он держался за поручень с очень загадочным лицом и водил глазами в разные стороны.

«С Новым годом!» - сказал однокурсник значительным голосом.
- Что такое? 
- А вы не знаете что ли? - у Паши было высокомерное выражение лица, как у человека, который что-то узнал первым. 
- Ну давай, колись уже. 
- Краснопузые сделали переворот. Чрезвычайное положение. На Парке Культуры танки.

Мы с Азаматом переглянулись. Азамат был в кожаной куртке и очках в тонкой оправе. У него было самое антисоветское выражение лица в этом вагоне метро.

Мы, как вы уже поняли, ехали как раз по красной ветке и вышли на Парке культуры. Около жилых палат шестнадцатого века стояли три бронетранспортера. На крыше одного из них курил сержант, с виду дембель: в ушитых штанах и с щегольскими твердыми погонами.

Я побежал в автомат и позвонил в редакцию. Трубку взял Муратов. Он говорил раздраженным голосом, как будто я отвлекаю его от чего-то важного, впрочем так оно и было.

- Дима, что делать?
- Делай что хочешь…

Ответ меня обидел. Я по другому себе представляю взаимоотношения в хорошем, слаженном коллективе. Ну если делай что хочешь, так тому и быть. Мы решили всё-таки отправиться к Павлову. Мишка жил во дворе Неопалимовского переулка, в обычной хрущевке. Когда мы поднимались к нему на пятый этаж, Азамат остроумно заметил: «Спорим, он сейчас сидит на кухне, пьет вискарь и слушает «Свободу»?

Мы остановились у двери и переглянулись. Просто так позвонить мы не могли, не тот момент. Азамат кулаком постучал в дверь. За дверью раздавался голос диктора радио «Свобода». Когда Азик постучал второй раз, голос затих, установилась тишина, Азамат постучал еще и еще. Было тихо, потом скрипнула половица в прихожей.

Я сказал низким, измененным голосом:

- Товарищ Павлов! Открывайте! Мы знаем что вы дома!

Тишина.

- Павлов! Откройте! Это в ваших интересах - продолжил Азамат наш невинный розыгрыш.

Но я всё-таки пожалел Павлова и сказал, мол, ну ладно, Михась, открывай, это мы пришли.

Павлов стоял в прихожей в трусах, сзади за резинку был засунут газовый пистолет. Мы пошли на кухню и выпили вискаря. По радио «Свобода» рассказывали о том, что создано какое-то ГКЧП, а Горбачев в Форосе объявлен больным.

- Врут, - веско сказал Мишка насчет болезни своего тёзки.

Мы выпили еще виски. Что делать? Это был вопрос дня. Мы решили поехать к Бобу Гриноллу, который работал в корпункте Би-Би-Си и мог проконсультировать нас на случай, если нужно будет переходить границу и просить политического убежища.

Мишка не поехал - у него был тираж на складе и его нужно было передавать на реализацию. Павлов был романтиком коммерции, и верил, что это еще возможно.

Боб жил на Бауманской со своей молодой женой Оксаной, тусовщицей и светской дамой...

Ой, чуть не забыл: когда мы вышли от Павлова на Садовое кольцо, нам встретился еще один кооператор, Гена Филиппов по кличке Гений, с экономического факультета. Я его знал по университету, однажды я пришел к нему с трехлитровой банкой пива и он за одну ночь рассказал мне весь «Капитал» Карла Маркса, в итоге я получил четверку по политэкономии.

Гений был весь какой-то понурый. В руке у него был потертый полиэтиленовый пакет с большим логотипом «Marlboro». Мы закурили, и значительно помолчали, глядя на бронетранспортеры. Потом Гена запустил руку в пакет и пошуршал содержимым. Достал пачку пятирублевых купюр, перетянутую банковской бумажкой.

- Ребята, деньги нужны? Возьмите, мне наверное столько уже не пригодится!

Мы обнялись и помчались в «Смоленский». На Бауманскую, к Бобу с Оксаной, мы приехали на такси, с щедрыми дарами и в приподнятом расположении духа: мы были готовы к борьбе с коммунистическим режимом.

Боб и Оксана сидели у телевизора и смотрели пресс-конференцию ГКЧП. Во время пресс-конференции наша однокурсница Таня Малкина задала свой знаменитый вопрос про переворот. У Янаева тряслись руки, как ни банально это сегодня звучит.

Выяснилось, что наши друзья ждут приезда знакомых девушек из Лондона. Этот приезд был запланирован давно, так уж совпало. Вскоре раздался звонок - девушки позвонили из шереметьевского автомата.

- Давайте им ничего не скажем - предложил Азамат, хитро блестя очками, и мы выключили телевизор.

(Впрочем, пока девушки ехали, мы немного послушали «Свободу», и узнали, что Ельцин объявил о сопротивлении путчистам и призвал всех приходить к Белому Дому.)

И вот, приехали Бетси и Харриет. Бетси была пышногрудая блондинка, живая и смышленая. Я бы мог назвать ее типичной секс-туристской, но это как-то неловко, и я по крайней мере здесь в рассказе изменил ее имя. С Харриет сложнее. Она жила в сельской местности в настоящем замке (я слышал, что она и сейчас там живет), и писала стихи. Харриет была настоящей английской поэтессой! Она больше молчала, немного пряталась за Бетси, но очень мило улыбалась, своей туманной английской улыбкой. Наш с Азаматом расклад был ясен с первого взгляда, без всякого обсуждения.

Мы пили ром и делали немножко small talk, а потом Бетси спросила - ребята, а где тут у вас в Москве традиционное место прогулок? Нам так не терпится погулять и посмотреть Москву!

Ну конечно же! Гулять! Азамат подробно объяснил, что обычно в это время суток москвичи гуляют на Краснопресненской набережной, у здания парламента, который называется Белый Дом, прямо как в Америке, хехе.

Таксист, узнав, что мы едем на Краснопресненскую, предупредил, что везет нас бесплатно. Азамат поднял два пальца - victory.

Когда мы выгружались из такси, Бетси и Харриет пищали от удивления, восторга и страха - там уже возводили баррикады, виднелись какие-то флаги и лозунги, на крыльце Белого Дома шел митинг. Мы всё-таки смилостивились и прочли девушкам краткую политинформацию о происходящем.

Мы прошли на крыльцо - еще ничего не было перекрыто, и можно было свободно передвигаться. Увидели знакомых, Азамат достал из сумки бутылку болгарского «Солнечного берега». Я стал ее открывать, но открывал как-то неловко, уронил на ступеньку, и у бутылки откололось горлышко... Ну, можно сказать, открыл.

Однако, когда я суетливо пытался поймать бутылку, то порезал себе ладонь, довольно сильно (у меня до сих пор шрам). Пошла кровь. И тут ко мне развернулась Харриет, со всей решительностью английской поэтессы. Она взялась за подол своей длинной, красивой фиолетовой юбки, приподняла её, а под юбкой обнаружился белоснежный шелковый подъюбник. Она взялась за него обеими руками и оторвала большой лоскут!

Пока Харриет перевязывала мне руку, я ей шептал:

- Oh no, why, you don’t have to do this…
- I am happy to do something for russian freedom!

Эх, ребята, вы бы видели эти огромные карие глаза, которые смотрели на меня в эту секунду…

* * *

Но нет, мы не остались защищать Белый дом. Мы с Азаматом подумали, что если нас прямо сейчас всех расстреляют, то мы будем виноваты в гибели двух совершенно невинных подданных английской королевы, а отправить их домой мы тоже просто так не могли. Ну вы понимаете - на чашах весов колебались многие факторы. Короче, мы пошли к Кремлю, посмотреть что происходит в окрестностях Красной площади.

Мы спускались по улице Горького в огромном потоке людей, здоровались со знакомыми, отхлебывали болгарский «Солнечный берег», держали Бетси и Харриет за руки, и нам казалось, что мы участвуем в событии колоссального значения, и мы совершенно не чувствовали себя песчинками в этом потоке, мы были участниками и героями тревожных, но великих событий и были готовы на всё.

Манежная была перекрыта цепью солдат в касках. У солдат были испуганные детские лица. За цепью бесновался гэбэшный провокатор в клетчатой рубашке. Он задирал скопившихся перед цепью людей, буквально кричал матом и оскорблял их. Мне он крикнул - «Ну что пришел сюда! У тебя руки в крови!» - и он был прав, конечно, но зачем он все это кричал, я не понимаю до сих пор. Мы всё переводили нашим подругам, но нам постепенно стало скучно, наступил вечер, на чистом московском небе выступили звезды, и мы решили поехать к Кувырдину на Ленинский.

Мы приехали на метро и по пути от «Университета», на улице Строителей, Харриет сказала, что пока ехала, ей в голову пришли стихи.

Мы шли по утопающей в августовской зелени улице Строителей, Бетси ела мороженое, Харриет нараспев читала стихи без рифмы, мы делали вид, что хорошо ее понимаем, но я конечно же сейчас не вспомню ни строчки, хотя я уверен, что стихи эти были прекрасны.

На кухне сидел мрачный Кувырдин (сейчас у него в Америке своя дизайнерская фирма). Он говорил что-то в стиле Геши из «Бриллантовой руки»: «Всё пропало! Вcё пропало! Это конец всему!» А мы его утешали, и говорили, что у Белого дома мощный очаг сопротивления, и мы завтра сделаем всё возможное для того, чтобы коммунизм не прошел.

Потом Бетси и Азик ушли в свободную комнату, потом ушел и Кирилл, а мы с Харриет остались одни на просторной кухне. Карие глаза Харриет были полны слез, они капали на ее фиолетовую юбку, и она спрашивала, как же мы теперь все будем тут в России жить. Ее совершенно не волновало, как она сама вернется домой, если перекроют границы. Ее сердце было полно боли и любви к этой огромной, странной, сумасшедшей и несчастной стране.

Я ее успокаивал… и знаете что? У меня не было ни капли чувственного влечения к этой молодой и прекрасной женщине, я испытывал только любовь и нежность, и гладил ее по голове, а потом мы не раздеваясь легли на колченогий кувырдинский диван, и тихо уснули, обнимая друг друга детскими девственными объятиями.

А наутро, рано утром я уехал в редакцию, и началась совершенно другая история. Харриет я больше никогда не видел.

Как она там поживает, в своём замке?

Оригинал

Материалы по теме
Мнение
13 май
Константин Ларионов
Константин Ларионов
Социальные и политические последствия трагедии в Казани
Мнение
21 май
Нисон Руппо
Нисон Руппо
На этот Шаббат у нас в общине гости
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
Хватит читать
Москву!
Хватит читать Москву!
Подпишись на рассылку
о настоящей жизни в российских
регионах
Подпишись на рассылку о жизни в регионах
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!