Республика Карелия
«Хотелки» о. Константина, или Как желание петрозаводского священника меняет отношение властей Карелии к законам Республика Карелия 1
Фото Глеба Ярового

На общественных слушаниях 25 мая 2017 года православные горожане поддержали передачу участка земли в центральной площади Петрозаводска под строительство часовни в честь канонизированного в 2000 году блаженного Фаддея Петрозаводского. Одним из выступавших за часовню был и врио губернатора Карелии Артур Парфенчиков, не скрывающий своей воцерковленности. Месяц спустя на месте предполагаемого строительства часовни в исторической «Петровской слободе» начались археологические раскопки. Представители госкомитета Карелии по охране объектов культурного наследия считают, что работа ведется в соответствии с законодательством. Археолог Андрей Спиридонов полагает, что закон мог быть нарушен. В ситуации разбирался корреспондент «7x7».

 

Губернатор и часовня

Пост петрозаводского журналиста Александра Гнетнева о том, что на площади Кирова в центре Петрозаводска появился высокий забор, а за ним ведутся археологические работы, не вызвал большого резонанса в сети. Несмотря на то, что ровно месяц назад история с передачей земли под строительство часовни разделила петрозаводчан на активных сторонников и гневных противников идеи.

 

 

Против строительства часовни высказалось немало политиков и общественников, включая известного архитектора академика Вячеслава Орфинского и скульптора Александра Кима.

Церковники, празднуя победу, не стеснялись ни в выражениях, ни в апелляции к авторитетам. Отец Константин Савандер, автор идеи строительства часовни, назвал противников «интернет-лаятелями», а министерству культуры, отказавшему ему в феврале 2017 года в проведении археологических работ на площади Кирова, напомнил, что «...Будущий Глава проект наш уже одобрил», и призвал его «подчиненных» «одуматься» [стиль автора сохранен].

 

 

Пророчество ли это отца Константина по поводу нового главы, станет известно 10 сентября. Но в части «одуматься» его слова уже сбываются. Подтверждение тому — начавшиеся на площади Кирова археологические работы.

Оставалось бы порадоваться за отца Константина и часовню блаженного Фаддея, если бы не одно важное обстоятельство, упомянутое и запротоколированное самим священником — тот самый февральский отказ Минкультуры в производстве археологических раскопок. Почему отказало министерство в феврале и почему поменяло решение в июне? Не нарушено ли российское законодательство об объектах культурного наследия, о котором идет речь в ответе министерства на обращение гражданина Савандера?

 

 

Культ вместо истории

О тонкостях законодательства в сфере охраны объектов культурного наследия, в том числе археологических памятников, «7x7» рассказал Андрей Спиридонов. Он — единственный археолог, «копавший» в центре Петрозаводска, в тех местах, где когда-то располагалась «Петровская слобода» — поселение вокруг заводов, основанных здесь Петром Первым, ставшее впоследствии городом. Спиридонов признался, что на площади Кирова, в том числе в том месте, где сейчас ведутся работы, раскопок не было никогда. Были лишь археологические наблюдения, и те довольно старые и «беглые». Зато сохранился «Чертеж Петровских заводов строений...», выполненный в масштабе полковником Витвером в 1720-е годы. На нем отчетливо видна боевая фортеция, построенная по аналогии со знаменитой Петропавловской крепостью Петербурга в 1712–1713 годах. В 2000-е этот чертеж был нанесен на современный план города с применением технологий геоинформационных систем (ГИС) — по просьбе Спиридонова это делал сотрудник Центра новых информационных технологий ПетрГУ Владимир Непряхин. При наложении планов видно, что участок, отведенный под строительство часовни, при всех допущениях совпадает с местом расположения одного из бастионов крепости.

 

Чертеж полковника Витвера (1720-е годы) — схема расположения фортеции Петра Первого в Петровской слободе

 

План Витвера, наложенный на современный план Петрозаводска. Место проведения археологических работ совпадает с расположением одного из бастионов фортеции Петра Первого

 

Проблема строительства часовни как культового сооружения ученого интересует мало. Как человек невоцерковленный, Спиридонов не готов отвечать на вопрос о том, достаточно ли в Петрозаводске мест для молитв православных верующих. Как человек далекий от архитектуры, он не видит проблем с историческим обликом площади Кирова: «На бывшей Соборной площади после строительства гостиницы „Маски“ портить уже нечего». Как человек, знакомый с практикой охранных работ на памятниках, Спиридонов считает, что заявленную стоимость строительства часовни (5 млн руб.) надо умножить на пять, а то и на десять, потому что строительство потребует так называемых «спасательных» археологических раскопок, перенесения инженерных коммуникаций и собственно строительных работ. В археологической части, если судить по схеме, которую Константин Савандер показывал в мэрии и которая была опубликована в СМИ, спасательным раскопкам должна быть подвергнута площадь минимум 200–250 м². «В целом нынешняя затея — это, скорее, „хотелки“ отца Константина, не более», — заключает археолог.

 

 

Как кандидат исторических наук, Спиридонов считает личность Фаддея Петрозаводского противоречивой, мифологизированной. Он ссылается на научные труды коллег, восстановивших наиболее вероятный ход событий, который привел к написанию Петром Первым письма с упоминанием Фаддея. В своей статье, опубликованной в прошлом году в журнале «Ученые записки ПетрГУ», три доктора наук — два историка и один филолог — показывают, насколько мало достоверных данных существует о личности Фаддея и как «народное предание» дополняет исторические факты новыми подробностями и «придает ему нравственно-философское осмысление». «Ясно одно, — пишут авторы, — в своем письме царь повелевает ограничить свободу „умалишенного“ „мужика“, держать его на заводе, чтобы тот не ходил „в деревню“ (то есть в Петровскую слободу) и „дабы не было блазни“, но при этом приказывает „кормить“ его до самой смерти». По мнению Спиридонова, в происходящем сегодня есть доля комичности. Но когда речь доходит до археологических тонкостей, Спиридонов говорит серьезно, уверенно, взвешивая каждое слово:

— В том месте, где предполагается строительство часовни, есть культурный слой XVIII столетия с Петровской слободой. А если перенести вопрос в юридическую плоскость, то 26 октября 2016 года был подписан приказ министерства культуры [Карелии] о границах территории «Объект археологического наследия „Петровская слобода“». Тот участок, где предполагается строительство часовни, полностью входит в эти границы.

 

Андрей Спиридонов

 

Приказ Минкультуры появился по инициативе Спиридонова как результат многолетних раскопок на месте Петровской слободы, соотнесения исторических чертежей и современных планов, их компьютерной обработки с использованием ГИС-технологий. Этот приказ, по мнению археолога, мог стать важным шагом к музеефикации «Петровской слободы», то есть сохранению исторического памятника и, возможно, последующему воссозданию некоторых строений, в том числе Дворца Петра Первого. Объекты «Петровской слободы», разбросанные по нынешнему Парку культуры и отдыха, находятся в 300–400-х шагах от водного вокзала, где причаливают все туристские теплоходы, следующие и в Кижи, и на Валаам. Неподалеку, на площади Кирова, расположено здание музея «Кижи» и музея ИЗО. В шаговой доступности Национальный музей республики. Воссозданные объекты «Петровской слободы» могли бы стать привлекательными для туристов, ведь в Петрозаводске так мало исторических объектов, которые не стыдно было бы показать.

Вместо этого в центре города появился двухметровый глухой забор, за которым ведутся какие-то земляные работы. Проход на объект запрещен, охраняется частной охранной компанией, которая не позволяет даже фотографировать происходящее за забором. Такой подход к организации работ говорит о нарушении действующего законодательства и нормативов. В обязательном для археологов Положении о порядке проведения археологических полевых работ, утвержденном Российской академией наук в 2013 году, говорится (пункт 4.10), что «при проведении спасательных археологических полевых работ на объектах археологического наследия, разрушаемых в ходе земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных и иных работ … объемы исследований и конфигурация раскопов определяются с учетом проекта строительства и (или) угрозы разрушения объекта археологического наследия».

На сегодняшний день заказчик работ отец Константин Савандер не продемонстрировал публично проект строительства будущей часовни (есть только ее компьютерный макет, показанный на общественных слушаниях). А площадь раскопа в разы меньше, чем установленная приказом Минкультуры площадь объекта культурного наследия «Петровская слобода».

 

Пятилетку за полгода

Спиридонов считает незаконными в границах «Петровской слободы» поиск фундамента Воскресенской церкви, сгоревшей при невыясненных обстоятельствах в 1924 году, и строительство часовни блаженного Фаддея. По его словам, министерство культуры еще в мае 2017 года, а может и раньше, стало искать возможности если не отменить свой же приказ от октября 2016 года о границах «Петровской слободы», то максимально упростить производство археологических работ в границах исторического памятника.

— У меня есть опасение, перерастающее в уверенность, что отец Константин Савандер, в чем и была суть всего этого спектакля [с общественными слушаниями] в мэрии, обзавелся, если говорить на современном языке, «крышей» в лице врио главы республики [Артура Парфенчикова], который уже дает некие приказы министерству культуры. И министерство вынуждено их выполнять, — говорит Спиридонов.

Именно об этом — поддержке со стороны врио губернатора, которая обеспечит поддержку «зарубленному» в Минкультуре проекту — писал отец Константин в своем аккаунте в соцсети в начале мая 2017 года. Так предположение это было или просто отец Константин просил Парфенчикова о помощи и знал, что она ему будет оказана? Этот вопрос интересен не только в этическом, но и в юридическом ракурсе: если врио губернатора дает распоряжения, принуждающие орган власти в лице регионального Минкульта нарушать не только собственные приказы, но и федеральное законодательство в угоду структурам РПЦ или даже в интересах православных верующих, этим вопросом могут заинтересоваться правоохранительные и надзорные органы.

 

 

Аргументы Спиридонова убедительны. С одной стороны, есть приказ министерства культуры и вводимые им ограничения. С другой — начавшиеся на территории памятника истории археологические работы (почему нельзя проводить археологические работы (раскопки) в установленных границах исторических памятников без специальной подготовки? Ответ ищите в интервью карельских ученых о проблемах охраны культурного наследия Валаама). В приказе со ссылкой на федеральный закон «Об объектах культурного наследия...» (ФЗ-73 от 25.06.2002 года) сказано: «... на территории памятника запрещается: строительство объектов капитального строительства, проведение земляных, строительных и мелиоративных и иных работ, за исключением работ по сохранению памятника или отдельных его элементов». Тот же документ относит «осуществление любых работ, затрагивающих сохранность культурного слоя, без согласованных органом охраны объектов культурного наследия [в данном случае — госкомитет Карелии по охране объектов культурного наследия] обязательных разделов об обеспечении сохранности объекта культурного наследия либо плана проведения спасательных археологических полевых работ...» к деятельности, «противоречащей требованиям обеспечения сохранности памятника».

Вместе с тем «музеефикация и консервация фундаментов» отнесена в документе к деятельности, «не противоречащей требованиям обеспечения сохранности памятника». Однако она должна быть на основе специально разработанных проектов, согласованных с органами охраны памятников. Пока же на интернет-странице госкомитета Карелии по охране объектов культурного наследия (образован в сентябре 2016 года, полномочия министерства культуры в сфере охраны памятников переданы на основании Положения о госкомитете от 14 апреля 2017 года) есть только информация о выдаче так называемого открытого листа — документа, разрешающего вести археологические работы, Марку Шахновичу, сотруднику Национального музея Карелии. Причем выдан этот открытый лист через неделю после проведения общественных слушаний, 2 июня 2017 года.

В самом госкомитете на запрос редакции «7x7» ответили, что все документы, необходимые для получения разрешения на археологические раскопки (открытого листа), необходимо искать в Министерстве культуры России, где они и выдаются. А карельский госкомитет лишь получает уведомление о проведении раскопок.

На вопрос о том, все ли устраивает госкомитет в ситуации с проведением работ на площади Кирова, представитель органа власти Татьяна Амелина ответила уклончиво:

— Устраивает, не устраивает... Это действующее законодательство, которое мы с вами должны выполнять.

Именно Татьяна Амелина значится исполнителем документа, в котором Министерство культуры Карелии наотрез отказывало Константину Савандеру в проведении каких-либо работ в границах «Петровской слободы». Однако сейчас такого факта чиновница вспомнить не может:

— Мы кучу документов пишем, поэтому вспомнить, что там было написано по этому объекту, я, честно говоря, не могу, и не буду по данному вопросу ничего комментировать. Если у вас есть конкретные вопросы, вы делайте официальный запрос с приложением нашего письма и тех моментов, по которым вы хотите получить комментарии.

Редакционный запрос о предоставлении копий документов уже отправлен в Министерство культуры России. Вопрос о документах, на основании которых ведутся работы, — сейчас самый важный и юридически значимый. Только по ним можно понять, действительно ли соблюдены нормативы и не противоречат ли раскопки законодательству. Именно из-за того, что нет каких-либо документов на ведение археологических работ, в конце февраля министерство отказало Константину Савандеру в реализации его идеи «музейного окна», в котором должны быть видны остатки фундаментов. Тогда руководство министерства, а также представители мэрии и Академии наук сочли проведение археологических работ «невозможным» без «детальной проработки программы исследования и проекта поисковых работ». А вопрос строительства часовни тогда даже не поднимался. По признанию самого Константина Савандера, министерство тогда «отослало» его «аж на после 2020 года». Именно таким виделся срок подготовки документации и реализации проекта в феврале 2017 года. Но работы начались уже через полгода.

 

 

Получить комментарий отца Константина не удалось: корреспондент «7x7» несколько дней безуспешно звонил священнослужителю, а когда дозвонился, отец Константин говорить не захотел и повесил трубку. После этого его телефон больше не отвечал.

Попасть на место проведения работ тоже не удалось: дежуривший у объекта охранник преграждал журналисту проход к забору и препятствовал съемке раскопа. По информации карельских СМИ, в раскопе уже показались остатки фундамента.


Глеб Яровой, фото автора, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Mikhail Batcer
# 07 / 07 / 201709:34

Зачем замазали лицо охранника? Страна должна знать героев. Столичные СМИ ничего не замазывают, это провинциальная привычка.

«приказ министерства культуры [Карелии] о границах территории «Объект археологического наследия „Петровская слобода“». Тот участок, где предполагается строительство часовни, полностью входит в эти границы.»

В приказе же написано, что объект находится в парке. А не площади Кирова. План объекта можно показать читателям?

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: