Рязанская область
В деле о «Доме Циолковских» в Рязани появились новые исторические факты Рязанская область 4
Фото Екатерины Вулих

Рязанские краеведы и активисты установили, что в доме № 40 на улице Вознесенской проживали или гостили друзья Александра Пушкина и Юрия Лермонтова (отца поэта), представители княжеского рода Вяземских, графского рода Демидовых и многие другие высокопоставленные известные особы.

 

«Созидательной работы нет!»

Поздней осенью прошлого года рязанцам стало известно, что дом № 40 по улице Вознесенской вскоре будет снесен. В единственном строении, оставшемся от усадьбы Колеминых, по данным рязанских краеведов, несколько лет проживал ученый-космист Константин Циолковский. Активисты встали на защиту дома и установили на нем памятную табличку. Общественный резонанс вынудил рязанские власти расторгнуть контракт на снос дома, была создана комиссия (под председательством вице-губернатора Сергея Филимонова), которая должна точно установить, проживал ли в этом доме Константин Циолковский. Уже после этого будет принято решение, вносить ли строение в список объектов культурного наследия.

До настоящего времени комиссия не обнаружила документов, подтверждающих факт пребывания ученого в этом доме. Градозащитники и краеведы, включившиеся в работу по поиску доказательств, встретили отпор со стороны комиссии. Любое предложение или начинание общественности встречается в штыки. В частности, на недавней научно-практической конференции по вопросам сохранения историко-культурного наследия Рязанской области председатель комиссии, вице-губернатор региона Сергей Филимонов дал «оценку» деятельности рязанского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК):

«На сегодняшний день, кроме шума и пыли, от этой организации больше нет ничего. Созидательной работы нет <…>. Все только поучают, выступают в роли экспертов, но никто не занимается делом. Никто не занимается делом! Ну выступайте организаторами, выступайте. Предлагайте, говорите, что нужно этот объект признать объектом культурного наследия, выявляйте, предлагайте, собирайте деньги. Сами себя назначают и сами выступают, это тоже неправильно. Кстати, я хочу напомнить, что у нас на территории региона действует закон об общественном контроле, и там очень четко прописано, кто может быть экспертом. Я, например, не могу быть экспертом в области медицины. У нас же почему-то в области охраны объектов культурного наследия все выступают экспертами и все делают заключения, все говорят, как должно быть», — произнес он.

Представители рязанского отделения ВООПИК на конференцию приглашены не были и узнали о производимом ими «шуме и пыли» из прессы.

Член президиума Рязанского областного отделения ВООПИК Андрей Петруцкий пояснил корреспонденту «7x7», чем же все это время были заняты краеведы и общественники:

— Начали работать над поиском доказательств проживания в доме Циолковского, а обнаружили такое, чему сами удивились. Есть роман «Дворянское гнездо», а в доме Колеминых, как оказалось, существовало культурное гнездо, если можно так выразиться. Собирались деятели культуры и науки. Так что дом оказался гораздо ценнее в историческом и культурном плане, чем мы предполагали ранее. Еще один важный момент: в Рязани почти у каждого старого дома имеется такая вот ценная история. Сколько таких строений мы уже потеряли, сколько еще снесут — это просто варварство. Недаром во Франции вышел закон: законсервировать все старинные дома сроком на 20 лет. И теперь историки разбираются, какое строение чем именно ценно для потомков. Нам о таком остается только мечтать. Дом на Вознесенской — это такая тонкая и ценная духовная нить с прошлым, прервать которую было бы преступлением. Так что мы работаем… без шума и пыли.

 

Краеведы об известных людях, которые жили или гостили в доме Колеминых

Рязанский губернатор Пётр Петрович Новосильцев (1797–1869).

Переведен в Рязань из Москвы, где служил сначала адъютантом московского генерал-губернатора князя Дмитрия Голицына, затем вице-губернатором. Во время службы в Москве в круг общения Новосильцева входили известные писатели и поэты: Александр Пушкин, Николай Гоголь, Иван Тургенев, Афанасий Фет. Есть сведения, что Александр Пушкин благодарил Новосильцева за посредничество в получении запрещенных в России сочинений Огюстьена Тьери и О. Меньи, необходимых поэту для работы над статьей о Французской революции.

 

Портрет Петра Новосильцева. Художник Владимир Боровиковский, 1817 год.

 

В Рязани Новосильцев жил в «большом доме», то есть именно в доме № 40 по улице Вознесенской. В двух небольших флигелях часто останавливались родственники супруги — представители родов Вяземских и Демидовых. Летом семейство перебиралось на дачу Рюминых.

Среди прочего, Новосильцев стал известен тем, что был избран ктитором Вознесенской церкви и самостоятельно собирал пожертвования прихожан, которые приходили послушать пение хора, созданного из воспитанников подведомственного губернатору училища. «Весь бомонд стремился туда посмотреть, как губернатор шествует по церкви с тарелкой в руках», — свидетельствовал помощник губернатора Михаил Бутурлин. Это было сделано ради привлечения пожертвований, так как церковь находилась в плачевном состоянии.

Вместе с тем Новосильцев прославился жестокостью в отношении бунтующих крестьян. Был героем заметок Александра Герцена и Николая Огарева в знаменитом журнале «Колокол» и стихотворения Николая Некрасова «Бунт».

 

Врач Иван Христианович Шенрок

Иван Христианович был личным врачом губернатора Новосильцева и довольно часто захаживал в дом № 40 на Вознесенской. Шенрок с супругой были родителями литературоведа Владимира Ивановича Шенрока, автора монументального исследования жизни и творчества Гоголя.

Еще один факт из жизни Шенрока-старшего: именно он первым прибыл к телу умершего от инсульта Михаила Андреевича Достоевского, отца писателя. Событие произошло в Зарайске, который относился тогда к Рязанской губернии.

По свидетельствам Бутурлина, Шенрок был замечательным врачом и применял «смелые методы», но слишком много пил. Скончался от апоплексического удара.

 

Доктор медицины Николай Петрович Попов

Был постоянным гостем Новосильцева. В Рязани занимал должность старшего врача больницы Приказа общественного призрения, а также инспектора Рязанской врачебной управы. Бутурлину запомнился не служебным рвением, не медицинскими познаниями, а любовью к спиритическим сеансам, которые проводились в доме Колеминых. Инициатором была супруга губернатора Меропа Александровна, урожденная Беринг.

«Опыты… Меропа Александровна проводила обыкновенно вдвоем с тогдашним инспектором врачебной управы Поповым. Наложат, бывало, руки на столик, и он пойдет чертить каракули на подложенном под ним бумажном листе», — следует из записок Бутурлина.

 

Генерал-майор, князь Николай Сергеевич Вяземский

Супруг Екатерины Петровны, дочери губернатора Новосильцева. Неоднократно бывал в известном доме в гостях у тестя.

Учился в Школе юнкеров вместе с Михаилом Лермонтовым, был его товарищем. Вместе с поэтом участвовал в военных действиях на Кавказе. В одной из юнкерских карикатурных акварелей Лермонтова («Бивуак лейб-гвардии Гусарского полка под Красным Селом», 1835 г.) изображен отдыхающим под кустом.

 

 

Известно, что Вяземский был также дружен с Александром Ивановичем Тургеневым, историком, братом известного писателя.

 

Семья Белопольских

Управляющий Рязанским губернским управлением государственных имуществ Василий Аполлонович Белопольский (брат академика Аристарха Аполлоновича Белопольского) с семьей был соседом Циолковских. Сам Константин Циолковский трижды упоминает о Белопольских, вот одно из них: «Переезд в другое отделение дома, а на нашем месте Белопольские». Речь снова идет о «большом доме», что подтверждается другим воспоминанием: «Переезд в большой дом. Рытье колодца. Белопольские. Катанье с насыпи песчаной. Спуск в колодец. Елка. Балкон. Сад. Белопольские».

Известно, что Константин дружил с сыном Белопольского Петром, который впоследствии стал известным юристом.

 

Пётр Белопольский

 

В 1920-е годы между друзьями детства завязалась переписка, которая дошла до наших дней.

«Я помню, — писал Белопольский в своем первом письме от 24 июля 1926 года, — что, когда мне было лет 9, я жил в Рязани на Вознесенской улице в доме Калемина, и в этом же доме жили Циолковские — два брата, немногим старше меня. Если это были Вы, то, конечно, мне было бы очень интересно об этом знать», — писал Пётр Белопольский в июле 1926 года Циолковскому.

 

Письмо Петра Белопольского Циолковскому

 

 

Предводитель Ряжского дворянского собрания Дмитрий Павлович Яблочков

Был владельцем Ибердского металлургического завода и винокуренного завода. Известен тем, что создал в Ряжске первую публичную библиотеку, был почетным смотрителем Ряжского Уездного училища. В 1855 году руководил формированием 101-й дружины Государственного подвижного ополчения из жителей Ряжска в связи с Крымской войной. Был частым гостем у губернатора Новосильцева.

Известный электротехник, изобретатель дуговой элетролампы «свечи Яблочкова» Павел Николаевич Яблочков — племянник Дмитрия Павловича. Известно, что дядя оказывал финансовую поддержку одаренному родственнику.

 

Владелец усадьбы Александр Иванович Колемин

Представитель древнего боярского рода, российский государственный и общественный деятель, участник подготовки крестьянской реформы 1861 года. В Рязани известен как владелец доходного дома на ул. Вознесенской, в котором в 1850–1870-е годы останавливались многие деятели культуры, науки, образования, а также крупные государственные чиновники. С 1851 по 1858 год в доме были общественно-политический и литературно-музыкальный салоны, которые содержала супруга губернатора Меропа Александровна. На встречи приходили представители высшего чиновничества Рязани и Рязанской губернии.

Получил образование в Царскосельском лицее, был третьим на курсе по успеваемости. Входил в десятку богатейших помещиков губернии, владел землями в Спасском и Касимовском уездах, имел более 3,5 тысяч крепостных крестьян. В Спасском уезде построил два конных завода. Был членом губернского комитета по устройству быта помещичьих крестьян, который вел подготовительную работу к реформе по отмене крепостного права в России.

В 1870 году выступил одним из инициаторов установки первого в России памятника Александру Сергеевичу Пушкину.

В 1872 году Колемин разорился, в связи с чем пришлось продать усадьбу, состоящую из господского дома на ул. Абрамовской (№ 180 по дореволюционной нумерации, в настоящее время не сохранился) с флигелями и доходного дома на ул. Вознесенской (№ 161 по дореволюционной нумерации, № 40 — по современной нумерации) с флигелями.

 

Надгробие на могиле Колемина.

 

Ссылки на источники фактов, биографий и портретов опубликованы в группе «Рязань экология».


Екатерина Вулих, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

ну,надеюсь - кто ищет, тот всегда найдет, и у ребят все получится.

большой дом давно уже снесли -историки

Историк
# 11 / 02 / 201720:42

ЦЦЦ, давно - понятие растяжимое. ЦЦЦ, может, вы скажете, в каком году? Есть ли подтверждения сносу или это только ваше, ЦЦЦ, предположение?

Петруцкий Андрей
# 12 / 02 / 201717:58

Подлинный дом, в котором родился С.А. Есенин сгорел в 1922г. Но , никого же не бесит, что построили новый дом вместо сгоревшего. Важно само памятное место, где жил великий мыслитель К. Э. Циолковский, а домов мы можем воссоздать кучу.

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: