Республика Коми
«У Царства АиДа должны быть свои церберы»: экс-мэр Сыктывкара Роман Зенищев рассказал в суде о пассажирских перевозках Республика Коми 0
Роман Зенищев
Фото Кирилла Шейна

В Сыктывкарском городском суде 10 мая заслушали показания экс-мэра столицы республики Романа Зенищева, обвиняемого в получении взятки за создание благоприятных условий на конкурсе по пассажирским перевозкам. Подсудимый утверждает, что никто не оказывал на него влияния, а конкурс прошел по закону. Зенищев рассказал о том, как экс-советник главы Коми Александр Зарубин управлял республикой. На заседании побывала корреспондент «7х7».

 

«Царство АиДа»

В начале заседания представитель стороны защиты спросил, известно ли подсудимому, что его обвиняют в получении взятки и покровительстве, а также известен ли ему Александр Зарубин. Зенищев поправил адвоката: его никто не обвиняет в покровительстве. По словам подсудимого, он косвенно знаком с Зарубиным с 1990-х годов. Зенищев был клиентом «Комисоцбанка», созданного Пенсионным фондом. Банком руководил Зарубин. По словам Зенищева, в этом банке в разные годы работали и другие люди — например, экс-глава республики Вячеслав Гайзер, бывший гендиректор ОАО «Фонд поддержки инвестиционных проектов Республики Коми» Игорь Кудинов, предприниматель Валерий Веселов и другие. В этом банке постоянно появлялся, но не работал еще один предприниматель — Юрий Бондаренко. С Зарубиным Зенищев впервые встретился в 2003 году в Москве, когда был избран депутатом в Госсовет Коми.

По информации подсудимого, 90% финансов на предвыборную кампанию на пост главы республики Владимира Торлопова Зарубин предоставил из личных средств. Эти деньги шли на технологов, на организацию мероприятий, а также на то, чтобы привезти из других регионов больше 800 наблюдателей. Наблюдатели были нужны, чтобы не дать команде действующего главы Юрия Спиридонова подтасовать результаты.

После победы Торлопова на выборах Зарубин стал его советником и сформировал команду из топ-менеджеров различных предприятий. Зарубин говорил, что советовать — значит управлять. Республику Коми называли «ЗАО „РК“», но помимо этого было другое название — «Царство АиДа», то есть Царство Александра [Зарубина] и друзей, но это название было принято не продвигать, потому что грубо звучало. По словам Зенищева, о взятках, например, бывшему прокурору Коми, говорили открыто, потому что «у Царства АиДа должны быть свои церберы, прикормленные, хорошие, надежные, на хорошей цепи, дорогой и золотой».

Как советник Зарубин проработал немного — после продажи «Боксита Тимана» компании «Ренова» он стал соучредителем и акционером «Реновы» и владельцем четырехпроцентного пакета акций. Он получил их не только за «Боксит Тимана», который республика неожиданно продала, — там были акции и других компаний, например, «Комиэнерго». Зенищев заявил, что знал все, потому что этого никто не скрывал.

С 2002 до 2006 года ни одно назначение не проходило без согласования Зарубина. С 2006 года советником стал питерский предприниматель Алексей Чернов, и регулировка кадрового вопроса полностью перешла к нему.

После 2008 года Зенищев с Зарубиным не общались. Подсудимый согласился с тем, что знал Зарубина достаточно неплохо, был на его днях рождениях и других мероприятиях, но никогда не был его другом, протеже или партнером. Ранее Торлопов подтвердил, что Зенищев стал главой администрации города при поддержке в то время председателя Госсовета республики Ивана Кулакова.

 

«Больно, неприятно, невыгодно, неинтересно»

Валерий Веселов был известен в 1990-х не как начальник службы охраны «Комисоцбанка», а как один из лидеров преступной организации «Айвенго». Служба безопасности занималась возвратом долгов практически по бандитской схеме.

Во второй половине 1990-х годов собственниками «Комиснаба» стали Зенищев со своими партнерами и некая группа, которую представляли Веселов и Бондаренко. Проработали чуть больше года, Зенищеву предложили сыграть в «русскую рулетку». Суть игры, по словам подсудимого, заключалась в том, что за рабочую неделю [всего три дня из-за майских праздников] он должен был выкупить 50% акций Веселова и Бондаренко. Цена была занижена в несколько раз, но взять кредит за три дня, не используя имущество, было незаконно, а продать свою долю на сторону по правилам игры было нельзя. По меньшей мере, Зенищев потерял 10 млн руб., но рад, что остался жив. Когда Зарубин предложил заняться бизнесом с Бондаренко и Веселовым, Зенищев отказался, потому что это «больно, неприятно, невыгодно, неинтересно».

 

Братья Бондаренко

Роль Александра Бондаренко подсудимому неизвестна, так как они не общались. А его брат Юрий Бондаренко, по словам Зенищева, формировал боевую бригаду, которая обеспечивала силовое прикрытие банка и занималась «охраной» бизнеса, покупкой акций и долей.

В должности главы администрации Зенищев в 2006 году несколько раз встречался с Юрием Бондаренко, но Зенищев всегда отказывал ему в его просьбах. В первый раз Бондаренко хотел стать депутатом. Через какое-то время Бондаренко захотел выкупить из государственной собственности гостиницу «Сыктывкар». После этого в 2007 году здание гостиницы по предложению Гайзера было передано в собственность республики, но, по словам Зенищева, до 2013 года продано так и не было. Третья встреча с Бондаренко была по поводу договоров на прибыльные автобусные маршруты.

Все предложения Бондаренко Зенищев характеризовал как неразумные и разрушительные для совета и Сыктывкара.

 

«Газельный биатлон»

По словам подсудимого, когда он стал главой администрации, в сфере автоперевозок ничего не регулировалось: не было контроля за транспортными средствами, водители выходили на работу в состоянии алкогольного опьянения, «газельки» играли в «газельный биатлон», обгоняя и подрезая друг друга, автобусы на невыгодных маршрутах (в Верхний Чов, Верхнюю Максаковку, Краснозатонский, Седкыркещ) либо вообще не выезжали, либо не соблюдали расписание.

По его словам, мэрия занималась созданием системы контроля за перевозками, для чего и организовали конкурс. Зенищев заверил, что конкурс проводился по закону после выхода постановления правительства республики. Положения конкурса проверяла прокуратура республики, нарушений не нашла.

Проведением конкурса занимался замглавы горадминистрации Сергей Гераймович. Для этого на должность начальника отдела транспорта был привлечен Евгений Сидоров. Гераймович предложил проводить конкурс по двум лотам: городским перевозкам и перевозкам в Эжвинском районе. По словам подсудимого, он не помогал с конкурсом и с документацией не знакомился, так как это было вне его компетенции. Конкурсную документацию разрабатывало управление ЖКХ и проверял юридический отдел администрации. Целью конкурса был поиск управляющей компании, которая наведет порядок в общественном транспорте. Критерии к компании сформировались на основании законных и подзаконных актов России. Зенищев утверждал, что конкурса бы не потребовалось, если бы была государственная компания, готовая взять на себя автобусные перевозки.

На вопрос адвоката, знает ли Зенищев, кто выиграл конкурс, он ответил: «Сейчас мы используем те документы, которые никем не подписаны, не проштампованы. Мы не знаем, откуда они взяты». По словам Зенищева, он не знает, как «Сыктывкаравтотранс» выиграл конкурс. Заключать договор напрямую не стали, так как государственное предприятие было на грани банкротства. Зенищев заявил, что не видел смысла разбираться в том, что не имело отношения к муниципальному бюджету. Подсудимый еще раз повторил, что все было по закону. Суд проверил итоги конкурса по иску одного из проигравших перевозчиков. Итоги не отменили.

На следующем заседании Роман Зенищев продолжит давать показания.


В июле 2017 года экс-мэра Сыктывкара Романа Зенищева обвинили в том, что он за деньги предоставлял выгодные маршруты автотранспортным предприятиям города. Речь шла о том, что владельцы крупных транспортных предприятий, фигуранты дела Гайзера Александр Зарубин и Валерий Веселов, а также их компаньоны братья Бондаренко через своих подчиненных якобы передавали мэру взятки за организацию конкурса на пассажирские перевозки. После него они, как считает следствие, должны были получить контроль над маршрутами, включая наиболее выгодные.

В конце марта 2016 года предприниматели Валерий Веселов, Юрий Бондаренко, Николай Шлопов, курировавший часть автотранспортных предприятий, и финансист-технолог Антон Фаерштейн одновременно написали  явки с повинной. На одном из заседаний защитники Зенищева рассказали, что тексты явок полностью совпадают. В них говорилось, что предприниматели стремились монополизировать бизнес пассажирских перевозок. В 2007 году подконтрольная бизнесменам компания «Сыктывкаравтотранс» действительно выиграла конкурс на пассажирские перевозки. Но на заседании в начале марта выяснилось, что был и второй конкурс в том же году, — на маршруты от центра города до Эжвинского района города. Его выиграли в том числе и предприятия, не подконтрольные Зарубину и Веселову.

Часть свидетелей заявляла, что деньги, которые бизнесмены передавали экс-мэру, шли на предвыборные кампании «Единой России», а также на оплату работы политтехнологов в Коми из PR-агентства «Корпорация „Я“». Компанию, с которой сотрудничало руководство Республики Коми с 2007 года, основали нынешний министр культуры России Владимир Мединский, Егор Москвин, Сергей Михайлов и Дмитрий Сокур.

На заседании 12 апреля были зачитаны показания умершего в СИЗО Антона Фаерштейна: он признался в посредничестве при передаче денег и объяснил, зачем Зенищеву понадобились предприятия ЖКХ. 

На момент предъявления обвинений Зенищев уже отбывал наказание. Его осудили на девять лет лишения свободы за взятки, растрату и злоупотребление полномочиями. 


Нина Попугаева, «7x7»

Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: