Горизонтальная Россия
Собирается ежемесячно 19 959 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
Андрей Новашов
  1. article
  2. Горизонтальная Россия

«Брить голову я буду, пока не переведут на восьмичасовую смену». Как врач скорой помощи из Кузбасса вдохновляет коллег на защиту своих прав

Андрей Новашов
Фото из архива Елены Шагиахметовой

Врач скорой помощи Елена Шагиахметова уже несколько лет борется за права коллег в Кемеровской области. Способы разные — от публикаций в Facebook до судебных процессов. Сейчас Шагиахметова отстаивает в суде свое право на работу по щадящему графику на 0,75% ставки, в знак своего сопротивления она обрила голову. Как к ее деятельности относятся коллеги и руководство — в репортаже «7x7».

«Нас просто тихо уничтожают?»

Свою группу в Facebook «Скорая помощь как она есть», созданную пять лет назад, врач кемеровской скорой помощи Елена Шагиахметова сравнивает со стенгазетой. Главные новости дублирует на личной странице «ВКонтакте»: там больше просмотров.

— Читают все на работе. Начальство — так даже до завтрака. Пытались анализировать мои посты на пятиминутках, придирались, будто распространяю личную информацию, но я законы соблюдаю. Некоторые работники по секрету делятся информацией, просят, чтобы я написала. Вот, например, отправили мне видео, на котором наша юристка бьет фельдшера, и попросили в соцсетях выложить. С «Действием» [межрегиональным независимым профсоюзом медиков] у меня отношения хорошие. У нас с [сопредседателем «Действия»] Андреем Коновалом разные подходы, а цель одна. Ему приходится осторожничать, а мне нечего терять, поэтому митингов не боюсь. Если что-то пишу про общие проблемы отрасли, то Коновал иногда делает перепосты в своей группе. Тогда читают везде, и в Греции тоже, — объясняет Шагиахметова, которая, несмотря на некоторые разногласия, в марте 2020 года вступила в «Действие».

Самые резонансные ее посты публиковал независимый сайт «Абажур. Вид из Кузбасса». Но медработников Елена Шагиахметова поддерживает не только в интернете. Прошлой весной она ездила в город Анжеро-Судженск, чтобы поддержать местных санитарок, которых заставляли перевестись в уборщицы. Местные врачи не заступились за них публично — нашлись даже такие, кто открыто встал на сторону администрации.

Центральная подстанция Кемеровской скорой помощи

Осенью 2019 года Шагиахметову саму чуть не перевели в «технички». Свои права она решила отстаивать в суде. Ответчик — руководство кемеровской скорой. В исковом заявлении Елена Шагиахметова пишет, что по щадящему графику — восьмичасовой рабочий день без ночных смен — она работала с июня 2018 года по сентябрь 2019-го. Возможность такого графика предусмотрена статьей 94 Трудового Кодекса РФ.

«17 июня 2019 года я получила уведомление об изменении условий трудового договора по инициативе работодателя и о переводе меня на одну ставку с рабочей сменой 12 часов с 1 сентября 2019 года», — говорится в иске. Там же врач утверждает, что ее пообещали уволить, если она откажется, или перевести в «технички». После того как ей предложили вакансии водителя и уборщицы, у нее впервые случился гипертонический криз. Шагиахметова расценила предложение работодателя как оскорбление и посчитала, что это — месть за письмо, которое она в июне 2019 года отправила на прямую президентскую линию. В нем врач сообщала, что если в 1990-е годы в Кемерове работали 48 автомобилей скорой и на срочный вызов бригада доезжала в течение четырех минут, а на неотложный — в течение 15, то теперь задержки составляют два-четыре часа и это "никого не удивляет". Причина, по ее словам, — в стремительном сокращении числа бригад и изношенных автомобилях.

Шагиахметова писала о том, что люди умирают, не дождавшись скорой помощи, и руководство не несет за это никакой ответственности, что не выполняются майские указы — зарплаты сотрудников кемеровской скорой практически не растут. «Нужна ли России скорая медицинская помощь или нас просто тихо уничтожают?» — так заканчивалось письмо. Автор опубликовала его в соцсетях и на сайте «Абажур. Вид из Кузбасса».

В телеэфире вопрос не прозвучал, но Шагиахметова получила уведомление о том, что администрация президента письмо получила. Оттуда его направили в администрацию Кемеровской области и в департамент здравоохранения. Вскоре, вспоминает Шагиахметова, в скорую нагрянула проверка. Через два дня главврач скорой Сергей Киреев пригласил ее к себе в кабинет и потребовал подписать уведомление о переводе на 12-часовые смены. Шагиахметова, по ее словам, сказала, что для изменения графика работы нужны веские причины, все они перечислены в Трудовом кодексе. Какая из них стала основанием, Киреев не объяснил: "Я так хочу. Это управленческое решение".

Тот разговор Елена Шагиахметова записала на диктофон и расписалась, что уведомление получила. Уже готовилась взять в руки ведро и тряпку, но потом все-таки решила временно перейти на 12-часовые смены и обратиться в суд.

В знак того, что она не согласна с решением, она подстриглась наголо. Свой портрет с обритой головой Елена Шагиахметова поставила на аватарку в соцсетях накануне нового 2020 года. Прежде она не экспериментировала с прической, и коллега, увидев снимок, поинтересовался в комментариях, что это за старая карточка. Шагиахметова ответила, что фотография, наоборот, новейшая. Радикальная стрижка — своего рода акция.

Елена Шагиахметова. Фото Андрея Новашова

— Брить голову я буду, пока снова не переведут на восьмичасовую смену и 0,75 ставки. Когда отнесла в приемную главврача скорой Сергея Киреева копию искового заявления, начальники притворились, что мой вид их не удивил, но невольно вздрогнули. Надеюсь, суд решит в мою пользу, тогда к маю обрасту, — рассказала «7x7» Елена Шагиахметова.

Суд по иску об изменении рабочего графика Шагиахметовой должен был состояться 30 марта, но из-за пандемии коронавируса судебное заседание перенесли на 7 мая.

«Конституцию — долой? Трудового кодекса не существует?»

На Центральной кемеровской подстанции скорой помощи только у Елены Шагиахметовой было право не работать ночью и трудиться по восемь часов — другим не хватило решимости. Врачу, которую тоже не устраивал навязанный график, Шагиахметова посоветовала составить заявление на имя Сергея Киреева.

— Вот она написала, приходит в приемную, а ей секретарша говорит: «Киреев сказал от вас никаких заявлений не принимать». Как так? Значит, Конституцию — долой? Трудового кодекса не существует? Но, только у главврача все наладится, президент все время вмешивается. Пришлось Кирееву в августе 2019-го поднимать нам зарплату, — вспоминает Шагиахметова.

Другая пожилая врач, по словам Елены Шагиахметовой, попросила не ставить ее в ночь, но получила отказ и расчет — это при том, что в Кемерове, как и в большинстве российских городов, в скорой дефицит кадров.

— До 90% карет [недоукомплектованы]. Вот вчера на смене было восемь бригад — и, кроме моей, все без врачей, — рассказывает она.

 
 
 

Руководители и некоторые знакомые упрекают Елену Шагиахметову, что она, требуя щадящего графика, подводит и коллег, и пациентов. Она, в свою очередь, объясняет, что много лет трудилась сутками (смены по 24 часа) — на две ставки, а во время отпусков, когда врачей не хватало, — почти на две с половиной. В 1994 году, когда у нее родилась младшая дочь, в отпуске по уходу за ребенком была всего один день, как выяснилось из справки для пенсии. 

Сейчас, когда после нескольких месяцев работы по щадящему графику Шагиахметову снова перевели на 12-часовые смены, она дорабатывает смену «на автопилоте». Последние четыре часа еле удерживает в руках электронный планшет для ведения документации. Благодаря огромному опыту не совершает врачебных ошибок даже в таком состоянии, но все-таки медик, работающий на износ, рискует навредить пациенту.

— Физиология. Восьмичасовой рабочий день научно обоснован. У шахтеров смены тоже когда-то были 12 часов, а потом стали восемь, шесть. И уровень травматизма у них почему-то снизился, — рассуждает Елена Шагиахметова.

18 января она опубликовала в своей группе «Скорая помощь как она есть» пост «То ли ветер свистит над пустым и безлюдным полем». Длинный список: слева — фамилии умерших врачей скорой, которых она знала лично, справа — возраст. До 65–67 лет доживают единицы. Гораздо чаще в правой колонке числа 54, 50, 45, 40. Выпускники вузов не идут в скорую. По словам Шагиахметовой, к ним устраивался врач из другого города и сотрудница отдела кадров растерялась: редкий случай, уже забыла, как оформлять врача на работу! Было это лет пять назад. Тот врач давно уехал на Дальний Восток по программе переселения специалистов. С тех пор в штате Центральной подстанции, где трудится Шагиахметова, новых врачей не появлялось.

«Открываем митинговый календарь»

В 2019 году коллеги Елены Шагиахметовой с Правобережной подстанции (Кировский район Кемерова) воспротивились решению департамента здравоохранения передать эту подстанцию в частные руки. И победили. Помог профсоюз «Действие», сопредседатель которого Андрей Коновал списался с Еленой Шагиахметовой, попросил контакты врачей Правобережной. Ячейку «Действия» организовали за полчаса.

C официальным профсоюзом медработников, который всегда на стороне администрации, Шагиахметова ничего общего иметь не хочет, хотя в 2017 году ее звали его возглавить — как говорит врач, предлагали выборную должность в обмен на отказ от митинга. 

С 2012 по 2017 годы зарплаты сотрудников кемеровской скорой помощи не увеличивались. В 2017 году врачам, фельдшерам и водителям, по словам Шагиахметовой, власти пытались навязать коллективный договор, по которому ночные надбавки снижались в два раза, а «колесные» — почти в полтора. Возмущенные медики писали обращения к Владимиру Путину, Дмитрию Медведеву, тогдашнему губернатору Кузбасса Аману Тулееву. Под каждым обращением стояло около 100 подписей. Результата не было.

Тогда врачи решили митинговать и даже приготовили плакаты. Заявку на митинг в горадминистрацию подала Шагиахметова. Ситуация накалилась до предела, медработники готовились выйти в центр города, даже если акцию не согласуют. По словам Елены Шагиахметовой, власти, не ожидавшие от медиков такой решимости, запаниковали. За три дня до митинга департамент здравоохранения сменил главврача кемеровской скорой — эту должность получил Сергей Киреев. Произошли и другие кадровые перестановки. Зарплату, пусть и не сразу, увеличили. Медики решили отказаться от митинга, а Шагиахметова — от предложенной должности главы официального профсоюза.

Сейчас зарплаты врачей скорой по кузбасским меркам приличные — около 45 тыс. руб.

— Но это гарантированная часть плюс доплата. Нас начальство предупредило: «Вы шибко не радуйтесь. Сегодня эта доплата есть, а завтра — нет». А гарантированная часть даже уменьшилась, — объясняет Шагиахметова.

Водители прошлым летом устроили «итальянскую забастовку». Возмущаются и фельдшеры.

— Осенью 2019 года появилась надбавка за интенсивность, но с января ее перестали платить. Особенно решительны фельдшеры, потому что они теряют до 15 тысяч рублей в месяц. Зарплата вернулась к уровню июля 2019 года. Думаем, нужно организовать митинг. — говорит Елена Шагиахметова.

7 марта премьер-министр России Михаил Мишустин подписал распоряжение о выделении 18,3 млрд руб. на увеличение фондов оплаты труда врачей и среднего медперсонала в 2020 году. Через несколько дней Шагиахметова опубликовала в соцсетях пост — возмутилась непрозрачностью зарплат кузбасских чиновников сферы здравоохранения, выразила сомнение, что в Кузбассе выделенные из федерального бюджета деньги дойдут до врачей и фельдшеров, и объявила о начале подготовки к митингу. «Весна пришла, ошибки тают, пришло время новых митингов и петиций. Открываем митинговый календарь», — заканчивался пост.

«Может быть истолковано как манипулирование общественным мнением»

«7x7» направил официальный запрос главврачу кемеровской скорой Сергею Кирееву. Вопросы касались не только конфликта Шагиахметовой с начальством, но и общего состояния службы скорой помощи в Кемерове: количества бригад, их укомплектованности, технического состояния автомобилей. В ответ пришло письмо на двух страницах, в котором нет ответа ни на один из восьми вопросов. Главврач объяснил нежелание комментировать тем, что «это может быть истолковано как манипулирование общественным мнением в отношении разбирательства — „скандализацией правосудия“ — и может вызвать преждевременную и необоснованную критику позиции любой из сторон по данному трудовому спору».

Официальный ответ из Министерства здравоохранения Кузбасса содержательнее. Глава ведомства Михаил Малин, отказавшись комментировать конфликт с Шагиахметовой, сообщил, что кемеровская служба скорой помощи укомплектована врачами на 43,8%, младшим медперсоналом — на 63,3% (данные на 26 марта 2020 года).

Как сообщает Малин, Кемерово с населением 526 тыс. человек по нормативам должны обслуживать 52 бригады скорой помощи, при этом в 2019 году на линию выходила в среднем 31 бригада. Кроме того, 82 тыс. населения обслуживают девять бригад частной скорой помощи, работающих в системе обязательного медицинского страхования (это не та подстанция, о которой речь шла выше и которую кемеровским медикам удалось отстоять). В целом бригад все равно значительно меньше, чем предусмотрено нормативами, но Малин пишет, что нормативы носят рекомендательный характер. По его словам, состояние автопарка кемеровской скорой признано удовлетворительным.

Гараж кемеровской скорой помощи

«7х7» уточнил у Елены Шагиахметовой, действительно ли улучшилась ситуация с автомобилями.

— Сейчас на подстанции, где я работаю, три иномарки почти новых, на которых работают спецбригады — две кардиологических и одна реанимационная. Еще одна новая «газель» есть. И семь автомобилей старых, ржавых, с дырявыми креслами, у которых срок эксплуатации вышел лет пять назад, их постоянно ремонтируют, меняют детали, двигатели. Такая же ситуация на других подстанциях, — ответила Шагиахметова.

Врач Правобережной подстанции, руководитель кемеровской ячейки «Действия» Екатерина Касьянова благодарна за поддержку, которую Елена Шагиахметова оказывает коллегам своими постами в соцсетях:

— Не вижу препятствий для перевода Елены Шагиахметовой на восьмичасовой график. В городе дефицит врачей, она человек пожилой, трудиться по 12 или 24 часа тяжело. По нашему мнению, в случае с Шагиахметовой главный врач Киреев нарушает статью 37 Конституции РФ, принуждая работать в тяжелых для нее условиях под угрозой увольнения.

Касьянова подтвердила, что состояние службы скорой помощи в Кемерове близко к плачевному, но есть и улучшения: в конце 2019 года на кемеровскую скорую поступили четыре новых автомобиля, в 2020-м ожидается еще несколько новых машин.

— На данный момент не видим целесообразности в организации митинга. Пока еще возможно решать проблемы кемеровской скорой относительно мирным путем, без привлечения народных масс. Когда была угроза расформирования Правобережной, мы были готовы к митингу. Но, сами понимаете, ситуация тогда была совершенно иная, более острая, — говорит Екатерина Касьянова.

Но Елена Шагиахметова — за митинг. Планировала организовать его до 22 апреля — дня, когда должно было состояться голосование по поправкам к Конституции. Сейчас сроки сдвинулись, но Шагиахметова намерена позже все-таки подавать заявку на митинг. По ее прогнозам, не побоятся выйти 100–150 коллег, которые подпишутся под резолюцией.

Рассказ Елены о том, что происходит с кемеровской скорой на фоне коронавируса, можно прочитать здесь.

Андрей Новашов, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Акции

Здравоохранение

Права человека

Лица

Кемерово

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности