Трудовых конфликтов в сфере медицины стало больше. Как в России разрешаются споры между работниками и работодателями · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
  1. article
  2. Горизонтальная Россия

Трудовых конфликтов в сфере медицины стало больше. Как в России разрешаются споры между работниками и работодателями

Екатерина Малышева
Коллаж Кирилла Шейна

Эксперты научно-мониторингового центра «Трудовые конфликты» при Санкт-Петербургском гуманитарном университете профсоюзов проанализировали количество и причины возникновения социально-трудовых конфликтов в 2019 году. Они определили масштабы конфликтов, формы и динамику протестов, выявили наиболее конфликтные отрасли и тренды развития конфликтов в ближайшем будущем. «7x7» публикует основные тезисы доклада на основе этих данных.

В 2019 году эксперты зафиксировали 171 трудовой конфликт. Это на пять конфликтов больше, чем в 2018 году, и на пять меньше, чем в 2017 году. Рост числа конфликтов авторы отчета объясняют отсутствием системных экономических реформ, «пробуксовыванием» нацпроектов, отложенным действием пенсионной реформы и увеличения НДС. В конечном счете покупательная способность населения снизилась, а количество социально-трудовых конфликтов — выросло.

Наиболее конфликтными остаются Центральный и Уральский федеральные округа. Третье место по уровню конфликтности Дальний Восток уступил Поволжью. Центр «Трудовые конфликты» наблюдает за спорами между работниками и работодателями в России с 2012 года. Впервые за семь лет наблюдений конфликты в сфере здравоохранения в 2019 году вышли на первое место: на медицинскую отрасль пришлось около трети всех конфликтов (29%). Все они происходили в медучреждениях государственной формы собственности.

Авторы отмечают, что за последние три года количество конфликтов в сфере здравоохранения выросло в шесть раз (в 2017 году на их долю приходилось всего 5%). Это стало главным трендом года. Даже в проблемном 2013 году, когда был зафиксирован первый значительный всплеск протестов в здравоохранении, конфликтов в медицинской отрасли было втрое меньше.

На втором месте в отраслевом разрезе в 2019 году были конфликты в обрабатывающих производствах (24%), на третьем — в сфере транспорта и муниципальных пассажирских перевозок (12%). При этом конфликты в сфере строительства, например, снизились больше чем вдвое — с 20% до 8%.

 

 

Другой тренд — впервые количество так называемых конфликтов по интересам (требования повышения заработной платы и улучшения условий труда) превысило количество конфликтов по праву (прямые нарушения трудового законодательства). Причем две трети конфликтов в 2019 году случились на предприятиях и в учреждениях, где имелись коллективные договоры. По мнению работников, эти соглашения были недостаточно хороши и требовали пересмотра. Эксперты спрогнозировали этот тренд и считают, что в ближайшем будущем он сохранится.

Количество конфликтов из-за низких зарплат впервые за семь лет превысило количество конфликтов из-за ее невыплаты. Доля конфликтов из-за нарушений условий труда тоже выросла — это каждый пятый конфликт в 2019 году.

Конкретными причинами конфликтов в здравоохранении, по мнению экспертов, стали низкий уровень оплаты труда (невыполнение «майских указов» президента) и нарушения со стороны работодателей условий и режима работы сотрудников.

Еще одна тенденция — рост средней продолжительности трудовых конфликтов. За последние три года она увеличилась почти вдвое — с 15 до 28 дней. Доля так называемых длинных конфликтов — сроком от полугода и выше — тоже выросла на 6%. Одновременно увеличилась доля «коротких» конфликтов (от месяца до недели), тогда как «средних» по срокам конфликтов длиной в квартал стало заметно меньше. То, что «коротких» конфликтов стало меньше, эксперты объясняют усилением роли надзорных ведомств и активным освещением конфликтов в СМИ. «Длинные» конфликты, в свою очередь, были связаны с банкротством и ликвидацией предприятий.

Средняя вовлеченность работников в конфликты выросла на 10% и составила в 2019 году 32%. То есть если на предприятии или учреждении был конфликт, то в него был вовлечен каждый третий работник. Потери рабочего времени от забастовок и приостановок работы в ходе конфликтов составили около 29700 человеко-дней.

В прошлом году конфликты стали более насыщены событиями — во время них эксперты зафиксировали 427 акций протеста работников. Это на треть больше, чем за последние два года.

Непрерывно росло количество всех форм публичных протестов (митингов, пикетов, голодовок), кроме забастовок и несанкционированных акций. Непубличные протесты — коллективные обращения, видеообращения, открытые письма в СМИ и угрозы протестов — тоже росли. Причем угрожать протестами работники стали вдвое чаще (в 2018 году — 37%, в 2019 — 68%). По наблюдению экспертов, в 2019 году вырисовывалась схожая тактика действий работников разных предприятий.

Почти во всех конфликтах (92%) работники и профсоюзы активно использовали публичные акции протеста. Этот показатель вырос за три последних года на 7%. Это говорит о растущей готовности работников защищать свои трудовые права радикальными средствами.

В 2019 году в открытых протестах чаще принимали участие неорганизованные работники предприятий без профсоюзов. В пикетах и митингах — в 1,5 раза, в забастовках — в 4,3 раза чаще, в голодовках — в 10 раз чаще. Это, считают авторы, говорит о ключевой позиции профсоюзов — урегулировать конфликты и решать проблемы путем переговоров. Доля конфликтов, в которых участвовали неорганизованные работники (без профсоюзов), снизилась на 10%, но осталась по-прежнему больше (61%), чем доля конфликтов с участием профсоюзов.

Из общего количества конфликтов в 2019 году девять перетекли и продолжаются в 2020 году. В 16% случаев требования работников были полностью удовлетворены, 60% — частично удовлетворены, в 24% случаев работникам отказали в удовлетворении их требований. Случаев полного разрешения конфликтов стало на 7% меньше, а отказов — на 6% больше.

 

В случае с медициной, говорится в отчете, региональные власти отказываются сохранять больницы и поликлиники из-за оптимизации отделений и целых медучреждений. По мнению экспертов, отказы и частичное удовлетворение требований работников — это тревожный сигнал, поскольку высока вероятность возобновления этих конфликтов или начала новых, более острых противостояний по другим причинам.

 

Вместе с тем это тоже тенденция двух последних лет, и она будет, вероятно, сохраняться. Особенно высоки риски в традиционно конфликтных регионах и отраслях — ПФО, ЦФО, УФО, а также медицине, транспорте и обрабатывающей промышленности и бюджетной сфере в целом.

В ближайшей перспективе конфликты с требованиями роста заработной платы могут ухудшить отношение работников к органам власти. Прежде всего — из-за отсутствия со стороны чиновников действенных решений по росту доходов населения, а также из-за общего роста количества конфликтов в бюджетной сфере.

Екатерина Малышева, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Права человека

Истории

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных