Горизонтальная Россия
  1. article
  2. Горизонтальная Россия

Борьба с харассментом, последствия пенсионной реформы и новые профессии для женщин. Что происходило в сфере трудовых прав в России в 2019 году

Александра Яшаркина
Программный директор Центра социально-трудовых прав Юлия Островская (в центре)
Коллаж Кирилла Шейна

В трудовой сфере в 2019 году произошли значительные изменения, которые или уже улучшили положение работников, или улучшат их в будущем, считает  программный директор Центра социально-трудовых прав юрист Юлия Островская. Корреспондент «7х7» поговорила с экспертом о том, что изменилось в сфере трудовых прав и что ждет нас в 2020 году. 

Пенсионная реформа повлияет на многие аспекты в сфере труда 

— Самое обсуждаемое [событие этого года] — пенсионная реформа, которая была принята в 2018 году, но изменения, связанные с повышением пенсионного возраста, начались с 1 января 2019 года. Этот период будет занимать еще 10 лет. 

Митинг против пенсионной реформы в Костроме

Митинг против пенсионной реформы в Костроме. Фото из архива «7х7»

В 2019 году было интересное определение Конституционного суда РФ, в котором указано: «Конституция Российской Федерации не исключает возможности повышения пенсионного возраста федеральным законом».

 

Сокращается список запрещенных профессий для женщин 

— Одно из долгожданных и важных событий — принятие решения о сокращении списка запрещенных профессий для женщин. У нас в России сохранялся один из самых широких списков из 456 профессий, запрещенных для женщин, и были уже рекомендации Международной организации труда в отношении этого широкого и тотального запрета, который является дискриминацией. Были обращения женщин, в частности Светланы Медведевой, в Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин. Она хотела устроиться капитаном корабля — комитет не нашел оснований для ограничения и признал запрет дискриминационным. И это хорошо, это важный шаг к сокращению этого перечня, расширения доступа женщин к профессиям. Решение [о сокращении списка запрещенных профессий] вступает в силу с 1 января 2021 года. 

Вот что еще важно. В XXI веке уже существуют технологии, способные делать все профессии для всех работников безопаснее. Подход, когда мы просто ограничиваем такую большую категорию работников — половину на рынке труда России, не предоставляя права самостоятельно принимать решение по поводу карьерных траекторий, — это не самое хорошее решение. Я бы сказала, что это сокращение списка до 100 профессий правозащитные организации не рассматривают как окончательно хорошее решение, с этим надо дальше работать, но все равно это очень хороший шаг. Список не пересматривался с самого создания — с 1978 года, а за это время много что изменилось. 

 

Медики смогут эффективнее защищать свои права

— [В 2019 году] важным событием было создание общероссийского профсоюза медиков «Действие». Общероссийские профсоюзы у нас создаются нечасто, а это один из самых активных профсоюзов в настоящее время.

Акция работников скорой помощи в Пензе

Акция работников скорой помощи в Пензе. Фото Екатерины Герасимовой

 

Оклады учителей могут повыситься 

— Профсоюз «Учитель» занимается проблемами учителей: увеличением бумажной отчетности и нагрузки в отсутствие пропорционального повышения зарплаты. Профсоюз выступил с предложением внести законопроект, чтобы оклады учителей не могли быть ниже двух прожиточных минимумов. Но эта инициатива пока не была поддержана, несмотря на то что они длительное время выступают с этим предложением и это могло бы решить проблему реального повышения зарплат учителей. 

 

Работающие родители могут лишиться пособий по уходу за ребенком 

— Эта история пока в процессе, но она может затрагивать довольно большое количество людей, в первую очередь женщин. Речь идет о внесении изменений в закон о социальном страховании в связи с материнством. Сейчас родители, находящиеся в отпуске по уходу за ребенком, могут работать на неполном рабочем дне и одновременно получать пособия. В изменениях предлагается лишать родителя пособия, если он работает. Это оправдывается тем, что в рабочее время он не может осуществлять уход за ребенком. Это не очень хороший подход, ведь законодательство предполагает, что уход осуществляют разные члены семьи, а не один из родителей. Другие члены семьи, няни и помощники могут ухаживать за ребенком, пока один из родителей совмещает уход и неполную занятость. 

Для многих людей эти пособия — вынужденная необходимость, позволяющая поддерживать приемлемый уровень жизни. Когда один из родителей берет отпуск по уходу за ребенком (чаще всего это женщина, ведь всего 2% отцов в России берут декретные отпуска), этот родитель серьезно теряет в зарплате и доход семьи в целом снижается. Лишение пособий может негативно сказаться на материальной ситуации семей с детьми. Мы [Центр социально-трудовых прав] направили письма в Минтруд с обоснованием, почему не стоит принимать эту поправку, Екатерина Шульман выступала по этому поводу, профсоюзы тоже выступают против. Мы надеемся, что поправка не будет принята в следующем году. 

 

Количество бумажной работы у НКО может снизиться 

— У малого бизнеса в России много проблем с получением разрешений, высокая административная нагрузка. [В 2017 году] Минэкономразвития разрабатывало законопроект по упрощению кадровой документации для микропредприятий. Это освобождает их от обязанности принимать разные локальные нормативные акты, такие как правила внутреннего распорядка, положения об оплате труда, график сменности. В 2019 году обсуждалась возможность распространить эту норму на социально ориентированные НКО, так как многие НКО тоже являются небольшими компаниями. Пока закон не был принят, но, возможно, его примут в 2020 году. 

 

Расширяется география эксперимента по введению специального налогового режима для самозанятых

— С 1 января 2019-го произошел запуск эксперимента с самозанятыми и введение налога на профессиональный доход. Эксперимент проходил в Московской области, Калужской области и Республике Татарстан. Гражданам, которые оказывают услуги физическим и юридическим лицам, была предоставлена возможность регистрироваться не как индивидуальные предприниматели, а по особой процедуре — как самозанятые, платить налоги. Таким образом у нас получилась новая форма занятости. Эксперимент был признан успешным, и в следующем году он будет расширен на 23 других региона: Воронежскую, Нижегородскую, Тюменскую области, Пермский край, ХМАО и другие субъекты.

 
Преимущества и риски:

С одной стороны, это действительно довольно простая процедура, люди могут это делать самостоятельно и платить налог в меньшем размере: 4%, если предоставляют услуги физическим лицам, и 6% — если юридическим. 

Что касается опасений, которые с этим связаны, в первую очередь обсуждалось, что работодатели, которые не захотят платить социальные выплаты и налоги, могут предлагать работникам не регистрироваться как ИП, а оформлять отношения как самозанятые. Есть возможность оспаривать такие отношения, если фактически ваши отношения являются трудовыми, но вы оформляетесь как самозанятые. Пока мы не столкнулись в своей практике с такими ситуациями, но такая вероятность есть. 

Другое опасение — постепенное повышение ставки [налогообложения]. Повышение законодательно не ограничено, такое может быть. Но, если налоги будут повышаться, этот режим перестанет быть привлекательным. А если налоги будут выше или сравняются по размеру с тем, что платят ИП, то в этом режиме вообще теряется смысл. Существуют ограничения, если годовой доход превышает 2,4 миллиона рублей, то регистрироваться как ИП надо обязательно.

 

Расширяются трудовые права людей с ВИЧ 

— В этом году было еще одно важное решение Верховного суда от 10 сентября 2019 года. Оно касается положения людей с ВИЧ-инфекцией и существования запретов на доступ к профессиям для людей с ВИЧ.

Верховный суд отменил запрет на профессию авиадиспетчера и бортпроводника только ввиду обнаружения у человека ВИЧ-инфекции. Это очень актуально и широко обсуждается, так как количество людей с ВИЧ постоянно увеличивается и в России уже превысило один миллион человек. Многие из них находятся в трудоспособном возрасте, им необходимо работать, чтобы обеспечивать себя. Устранение ограничения на доступ к профессиям — это важный шаг. Но при этом люди с ВИЧ все еще не могут поступать в учебные заведения для получения профессий авиадиспетчера и бортпроводника. Теперь такой запрет выглядит странно. Запрет на профессию отменен, а на прием в образовательные учреждения не отменен. Однако процесс снятия профессиональных ограничений для такой большой категории граждан продолжается.

 

Готовится к ратификации международная конвенция «Об искоренении насилия и домогательств в сфере труда»

— Что касается того, что происходит в сфере трудового права на международном уровне и касается России, то главное событие года, которое обсуждалось во всем мире, — это принятие 21 июня 2019 года Международной организацией труда (МОТ) конвенции «Об искоренении насилия и домогательств в сфере труда».

Россия является членом МОТ, и российские профсоюзы и правительство участвовали в процессе разработки и голосовали за принятие этой конвенции. Это тоже довольно интересный момент, потому что в процессе голосования не было ни одного правительства, которое голосовало против. Из 187 государств — членов МОТ воздержалось всего шесть правительств, и Россия, к сожалению, была в их числе. Но в принципе принятие этого стандарта на таком высоком уровне — это сам по себе очень важный шаг признания проблем гендерно обусловленного насилия как большой проблемы, которая потребовала решения на самом высоком уровне. На международном уровне до этого не существовало стандарта в этой сфере по борьбе с такими явлениями, теперь он существует. После вступления в силу конвенции ее необходимо ратифицировать.

До 21 июня 2020 года правительство России должно представить Конвенцию Госдуме, после чего депутаты будут решать, ратифицировать ли ее сейчас. Нас ждет обсуждение, посмотрим, в какой форме это будет проходить. Если Россия ратифицирует эту конвенцию, мы должны будем привести законодательство и правоприменительную практику в соответствие с этим документом, предпринять меры по борьбе с харассментом. В России нет эффективных механизмов защиты, это доказывает ситуация с депутатом Слуцким и другие ситуации. Но, если даже мы ее не ратифицируем, в силу членства в МОТ мы будем обязаны отчитываться о том, как идет процесс ратификации и почему условия конвенции не выполняются, собирать статистику и так далее. В России почему-то об этом говорят очень мало, а на международном уровне это широко обсуждаемая проблема, подготовка конвенции длилась 10 лет. 

 

Работодатели переходят на использование электронных трудовых книжек 

— С 1 января 2020 года начинается переход на электронные трудовые книжки, теперь работодатели обязаны предоставлять дополнительные отчеты в пенсионный фонд о принимаемых и увольняемых работниках. С 2021 года сведения о людях, которые будут поступать на работу впервые, уже будут изначально электронные. Те, кто работал до этого, смогут обратиться к работодателю с заявлением о переводе бумажной трудовой в электронную. В принципе, эта практика — не наше изобретение, в разных странах это есть. Впрочем, пока не стоит отказываться от бумажных книжек, потому что часто информация может теряться и, если вам потом нужно будет восстановить стаж, с этим могут возникнуть трудности. 

«Электронная трудовая книжка не предполагает физического носителя и будет реализована только в цифровом формате. Просмотреть сведения электронной книжки можно будет в личном кабинете на сайте Пенсионного фонда России или на портале Госуслуг, а также через соответствующие приложения для смартфонов», — указывается на сайте Пенсионного фонда России.

 

Рейтинг России в вопросах защиты трудовых прав ухудшается

— Вы видите, как много мы говорим про дискриминацию. Для России это актуальная тема. У нас нет эффективных механизмов защиты от дискриминации, включая гендерную. Всемирный экономический форум опубликовал очередной рейтинг гендерного равенства в мире, и Россия опустилась в нем по сравнению с ситуацией в 2018 году. В 2018 году мы были на 75 месте, ровно посередине, так как в рейтинге участвуют 149 стран. В 2019 году мы уже находимся на 81 месте, во второй части рейтинга. У нас большие проблемы с гендерным равенством, в том числе в сфере труда. Достаточно посмотреть, например, на разрыв в зарплатах [мужчин и женщин], который составляет в среднем 30%.

 


Юлия Островская — юрист, магистр политологии, программный директор Центра социально-трудовых прав. Это российская неправительственная некоммерческая организация, которая занимается продвижением, соблюдением и защитой прав в сфере социально-трудовых отношений. Центр сотрудничает с профсоюзными объединениями, неправительственными некоммерческими организациями, государственными органами, экспертными организациями. Юлия Островская также является членом Совета профессиональной ассоциации «Юристы за трудовые права».

Александра Яшаркина, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных