Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Оренбургская область

В Петербурге начали судить обвиняемого в терроризме выпускника Оренбургского кадетского училища Вадима Осипова. Что об этом известно

«На моем примере они, наверное, хотят раскрыть „громкое“ дело об „опасном террористе“»

В Санкт-Петербурге 10 и 11 января состоялись первые выездные заседания Московского окружного военного суда по делу Вадима Осипова, курсанта Военно-космической академии (ВКА) имени А. Ф. Можайского и выпускника Оренбургского президентского кадетского училища Министерства обороны России (ОПКУ). Курсанта обвиняют по трем статьям Уголовного кодекса, в том числе — по статьям 205 («Террористический акт»), 205.1 («Содействие террористической деятельности») и 30 («Приготовление к преступлению и покушение на преступление»). Что известно об этом деле — в обзоре корреспондента «7x7».

 

«Желая самоутвердиться в роли массового убийцы…»

Председательствовал на суде Евгений Зубов, в 2004 году вынесший оправдательный приговор обвиняемым в убийстве журналиста «Московского комсомольца» Дмитрия Холодова. Вадим Осипов свою вину не признал, заявив, что версия следствия неправдоподобна.

Как сказано в обвинительном заключении, зачитанном военным прокурором Евгением Калиниченко, «желая самоутвердиться в роли массового убийцы, а также в целях дестабилизации деятельности органов власти Российской Федерации с причинением вреда значительному числу людей, [Осипов] склонял путем уговоров и предложений, вовлекал курсантов к совершению спланированного террористического акта путем захвата казармы, хищения вверенного под охрану оружия и боеприпасов, совершения взрыва с поджогом в казарме и на прилегающей к ней территории плаца, а также массового расстрела курсантов».

Майор ФСБ Сергей Круть, расследовавший дело Вадима Осипова, заявил во время судебных слушаний, что он «беседовал» с курсантом и выяснил: Осипов не только «собирался захватить казарму» ВКА, но и намеревался «изготовить напалм и лить его из окон [академии]». Более того, у Осипова, по словам Крутя, был «второй план»: курсант «собирался совершить теракт на одной из площадей [Санкт-Петербурга], где под тележку с мороженым должен был заложить взрывное устройство. Еще одну бомбу он должен был спрятать под одежду и пойти в места массового скопления людей. Это если ему удастся уйти из академии».

Как написал на своей странице в Facebook адвокат Вадима Осипова Виталий Черкасов, «фсбэшники пересказывали показания, которые они якобы получили от Осипова в ходе общения с ним в рамках оперативного мероприятия „опрос“».

В суде допросили однокурсников Вадима Осипова — курсантов Цилютина, Крупина, Микуцкого, Андриевского и Аванесяна. Согласно обвинительному заключению, Осипов «склонял их к совершению теракта». Однако в судебном заседании ни один из них этого не подтвердил.

На заседании 11 января суд постановил направить Вадима Осипова на психолого-психиатрическую экспертизу. Курсант будет этапирован в Бутырскую тюрьму в Москве, а оттуда его доставят в Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В. П. Сербского. Экспертиза продлится около месяца, после чего судебные слушания возобновятся. По мнению Виталия Черкасова, не исключено, что «из-за пристального внимания общественности к этому процессу суд обратился к советским методам — когда человека вместо оправдания признают шизофреником. Процесс получил большой резонанс, и в этой ситуации выносить обвинительный приговор и давать серьезный срок моему подзащитному суду дороже».
 

«Был лучшим на курсе по подтягиванию на перекладине»

Вадим Осипов родился в Оренбурге в сентябре 1998 года. Его мама умерла в 2011 году, а отца он никогда не знал. В 2016 году Осипов окончил ОПКУ Минобороны, начальник училища Татьяна Машковская дала ему положительную характеристику.

«Кадет Осипов успевал по общеобразовательным предметам, в основном на „хорошо“, — привел слова Татьяны Машковской сайт „Орендэй“. — Он имел удовлетворительные оценки по русскому языку и химии, отличные — по географии и физической культуре, был призером училищного этапа всероссийской олимпиады школьников по географии. Чрезвычайных происшествий, связанных с Вадимом, в училище не было. Наблюдались сложности в его взаимоотношениях с опекуном. Вадим серьезно относился к спорту, занимался спортивной гимнастикой. Имел золотой знак за результаты сдачи норм физкультурного комплекса „Готов к труду и обороне“, был лучшим на курсе по подтягиванию на перекладине».

 

«План захвата казармы»

По окончании кадетского училища Вадим Осипов поступил на факультет топогеодезического обеспечения и картографии Военно-космической академии имени А. Ф. Можайского в Петербурге. 4 апреля 2017 года, на следующий день после теракта в метрополитене, преподаватель истории обнаружил у курсанта тетрадь, в которой был нарисован «план захвата казармы» академии.

По словам Виталия Черкасова, адвоката Вадима Осипова, «в начале апреля 2017 года в Военно-космической академии проходили антитеррористические учения. Курсанты, в том числе и Осипов, изучали способы защиты их казармы от нападения диверсантов. Осипов решил продолжить исследования самостоятельно — нарисовал план казармы, отметив на нем уязвимые места». Тетрадь с этими рисунками и изъял у Вадима Осипова преподаватель истории, после чего доложил о своей находке руководству академии.

Как сообщило информагентство «Росбалт», в изъятой у Осипова тетради содержались записи и такого характера: «Честно говоря, я не знаю, как можно планировать теракты по одному году, по 2–3 года, а в самом конце облажаться и сесть в лужу. Такое малое количество жертв и столько потраченных сил. Вчера в метро был взрыв. 11 человек погибших и вроде 50 раненых. Как по мне, 11 человек — это детский сад, даже спонтанное решение может унести больше жизней. Что сложного в том, чтобы сделать от 100 жертв? По-моему, это довольно легко, самое главное — было бы чем, но это не проблема. <…> Кому бы я ни рассказывал о своих планах, все смеются и не воспринимают меня всерьез. А ведь я-то и не шучу. Все планы, которые созрели у меня в голове, появились не просто так. Я планирую их подготовку и осуществление в своей голове».

 

Уголовное дело и письмо Шойгу

9 апреля 2017 года Вадима Осипова задержали, а 22 мая, как сообщает объединенная пресс-служба судов Санкт-Петербурга, его обвинили в содействии террористической деятельности. 27 октября Осипову предъявили обвинение в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 30 («Приготовление к преступлению и покушение на преступление») и статьей 205 Уголовного кодекса («Террористический акт»).

Вадим Осипов считает эти обвинения надуманными. Как сказал Виталий Черкасов, сотрудники ФСБ, занимающиеся делом его подзащитного, предложили Осипову «вообразить, как бы он поступил на месте террористов, чтобы добиться наибольших человеческих потерь при атаке. Осипов подумал, что это его „звездный час“: на него обратили внимание сотрудники спецслужбы, и, возможно, после выпуска из академии они предложат ему работу». Кроме того, курсант рассказал чекистам, что увлекается историей диверсионных операций и скачал из интернета книгу «Русская кухня. Азбука домашнего терроризма», которую Центральный суд Новокузнецка Кемеровской области в 2009 году признал экстремистской. По словам адвоката, Осипов «пошел на контакт, так как ему обещали, что этот разговор останется между ними».

10 апреля Вадим Осипов был арестован. 25 декабря суд на полгода продлил срок его содержания под стражей.

15 мая Вадим Осипов обратился с письмом к министру обороны России Сергею Шойгу. «Меня подвела моя любовь к шуткам и увлечение историями про диверсантов, про которых я много читал в книжках и смотрел фильмы. Я всегда гордился русским разведчиком Кузнецовым. Хотел быть похожим на него, чтобы в случае опасности для России принести такую же пользу нашей стране, — писал Осипов. — Я с 2010 года готовил себя к службе родине, хотел быть полезным стране и защищать ее, если это потребуется. Я постоянно думаю, как такое могло произойти со мной. Наверное, после взрыва в метро Санкт-Петербурга ФСБ получила задание выявить всех подозрительных лиц. Тут я попался на глаза, тем более сирота, некому заступиться. На моем примере они, наверное, хотят раскрыть „громкое“ дело об „опасном террористе“, который приехал не из Средней Азии, а под видом курсанта проник в Военно-космическую академию. Еще я сильно жалею, что подвел свою академию, за что мне очень стыдно». Как сообщил «Коммерсантъ», в Минобороны на письмо Осипова ответили, что не могут «вмешиваться в расследование дела».

Леонид Маслов, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости