Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Костромская область

«Люди перестали бездумно отдавать деньги»: как костромской благотворительный фонд помогает детям

О «детекторе лжи», полезных связях и умной благотворительности

Декабрь для Костромского благотворительного фонда имени Марины Гутерман — один из самых напряженных месяцев. К концу года в государственных лечебных учреждениях часто заканчиваются бюджеты, и детей, которым нужны дорогие лекарства и медицинская реабилитация, становится больше. Внимание накануне новогодних праздников требуется и постоянным подопечным фонда — для них готовят подарки и веселую елку с Дедом Морозом.

Фонд помогает детям-инвалидам, детям-сиротам из Костромы и области уже 11 лет. Его основали учредители костромского ювелирного завода «Топаз» Аркадий и Елена Гутерман в память о своей дочери Марине, которая в 19 лет погибла в автомобильной аварии. Корреспондент «7x7» узнал, как небольшой региональной некоммерческой организации удается находить деньги на лечение детей в лучших клиниках России и зарубежья.

 

Адвокаты родителей

В небольшом помещении благотворительного фонда имени Марины Гутерман кипит работа. По словам замдиректора организации Евгении Меньшиковой, обращений за помощью все больше, растут и суммы, которые нужны детям для полноценного лечения. Четыре года назад в фонде поняли, что справиться своими силами уже не получается и надо привлекать средства благотворителей.

 

Евгения Меньшикова

 

— Раньше адресную помощь детям и сиротам оказывали только за счет денег учредителей. Но ни один бизнес такие суммы не потянет — это несколько миллионов рублей в год, а иногда и миллион в месяц, — рассказывает Евгения.

Фонд поддерживает детей из Костромской области, которые не могут бесплатно получить необходимые лекарства, пройти реабилитацию или медицинское обследование.

Родителям часто нужно помочь в координации — их ребенок болеет, диагноза все нет, и что нужно делать в такой ситуации, они не знают. Тогда в фонде рассказывают, на что могут рассчитывать родители, помогают мамам и папам наладить контакт с департаментом здравоохранения, больницами или другими фондами. Как говорит Евгения Меньшикова, родители приходят к ним с проблемой, а уходят как минимум с алгоритмом ее решения.

— Мы можем связаться с больницами, в том числе в других регионах. Не раз такое бывало, когда мы записывали ребенка к доктору, потому что его родители не всегда могут правильно объяснить врачу ситуацию, настоять на срочном приеме. А мы можем, и это большая работа — иногда быть адвокатами родителей, — подчеркивает Евгения.

В среднем в месяц фонд имени Марины Гутерман оказывает помощь 15 семьям. Если необходимая сумма не превышает 30 тыс. руб., то деньги выделяются из средств учредителей. В других случаях в фонде прибегают к помощи благотворителей. Как правило, сбор средств приходится открывать 3–4 раза в месяц. Тогда фонд обращается к костромичам через СМИ и социальные сети, рассказывает историю ребенка и призывает помочь ему, перечислив любую сумму с помощью смс, карты или банковского перевода.

 

 

 
 
 

 

Детектор лжи

На помощь благотворительного фонда имени Марины Гутерман могут рассчитывать дети до 18 лет, живущие в Костромской области. Как объясняют в фонде, это связано с необходимостью тщательно проверить поступившую заявку, а для этого нужны ресурсы, время и наработанные связи.

Сотрудники обязательно выясняют, действительно ли семья нуждается в финансовой поддержке, так ли ей необходимы те или иные процедуры, нет ли медицинских противопоказаний для лечения, есть ли возможность получить требуемое лечение или реабилитацию бесплатно. Окончательное решение в фонде принимают только после объективного изучения всех фактов.

— Семья должна обосновать необходимость лечения. Иногда родители лукавят, чтобы получить направление от врача, показывают не все выписки, не говорят о результатах прошлых обследований. Итог таких действий может быть плачевным. Мы знаем случаи, когда родители начали усиленно ездить на реабилитации по своему личному плану, не советуясь с врачами, а ребенок в процессе таких необдуманных действий получил побочный эффект в виде еще одного заболевания, перечеркивающего все достижения предыдущего многолетнего лечения. Мы пришли к выводу, что нужно спрашивать мнение не только родителей, но и как минимум двух независимых докторов. Потому что ни у нас, ни у родителей нет медицинского образования, — объясняет Евгения.

В фонде внимательно изучают счета на лечение, которые родителям выставляют, например, реабилитационные центры. И иногда они просто «рассыпаются» на глазах — выясняется, что какую-то процедуру есть возможность сделать бесплатно, что-то может оплатить департамент здравоохранения, к чему-то есть противопоказания, а что-то поможет оплатить специализированный фонд.

С родителями, которые мечтают о реабилитации в надежде получить отдых и свободное время, фонд старается не работать.

— Есть такие родители, которые очень любят куда-то ездить. Некоторые лечебные учреждения в реабилитации не задействуют родителей, и, по сути, мама в таком центре отдыхает. Отдых для мамы тоже, конечно, важен, но цель усиленной реабилитации — дать толчок, научить семью работать с ребенком дома. С теми, кто не хочет сам заниматься своим ребенком, мы не работаем. Каждой семье мы объясняем, что за здоровье своих детей именно родители несут главную ответственность. Даже не врачи, не бабушки и дедушки, только мама и папа в слаженной работе могут достичь хороших результатов, а все остальные — только помощники, — подчеркивает Евгения.

Многие обращаются в фонд в надежде поехать на лечение в зарубежную клинику. Положительное решение по такой заявке принимается только после подтверждения того, что в России необходимую помощь ребенок получить не в состоянии. Например, одного мальчика с патологией сердца российские кардиохирурги безуспешно оперировали семь раз. Мама устала от безрезультатных операций и начала поиск зарубежных специалистов. Перед тем, как принять решение о выделении денег на операцию, в фонде посоветовались с ведущими кардиологами, и только после их одобрения начали искать клинику. В итоге операция прошла успешно в Берлине, через несколько лет ребенку сняли инвалидность.

Но такие случаи редки, говорят в фонде. В основной своей массе заявки на зарубежное лечение можно успешно выполнить и в российских условиях, просто родителям нужно подсказать, где и как.

 

 

 
 
 

 

Связующее звено

О благотворительном фонде имени Марины Гутерман за 11 лет узнали многие. Родители слышат об организации от врачей или знакомых, некоторым семьям обратиться за помощью в фонд советуют чиновники.

— В департаменте здравоохранения заинтересованы в том, чтобы дети получали лечение в необходимом объеме. Если у них не получается оказать помощь в рамках государственных медицинских программ, то чиновники направляют семьи к нам или в другие фонды, — говорит Евгения.

Такие ситуации могут возникнуть, например, когда ребенка выписывают из Москвы с новым диагнозом или новой схемой лечения, и предугадать их невозможно. Семья приходит за лекарствами в департамент, но в день обращения предоставить необходимый препарат им не могут: по закону, на оформление заявки и проведение торгов иногда требуется целый месяц, а ребенок ждать не может. В этом случае фонд обеспечивает семью лекарством, пока департамент здравоохранения не закупит препараты. В дальнейшем семья начинает получать положенное лекарство от государства бесплатно. Взаимодействие между департаментом и фондом началось в 2015 году, когда стороны подписали соглашение о сотрудничестве.

В Костроме бывают и такие случаи, когда в больницу поступает ребенок в тяжелом состоянии и ему срочно необходим препарат, которого в городе нет ни в одной аптеке. И дело тут даже не в деньгах, а в том, что больница не может найти, оплатить и привезти редкое лекарство из Москвы за один день. А фонд может.

— Мы — корпоративный благотворительный фонд. Ювелирная фабрика не только жертвует нам деньги, но помогает нам с транспортом. Несколько раз в неделю в Москву ездят машины, которые забирают оборудование для больниц, а также лекарства и расходные материалы для наших подопечных. Их мы приобретаем у компаний, которые очень лояльно относятся к фондам и работают практически без наценок. Таким образом, у нас есть возможность покупать все по низкой цене, — пояснила Евгения.

Фонд сотрудничает с различными организациями как в Костромской области, так и на федеральном уровне. Полезные знакомства с легкостью завязываются на различных мероприятиях и конференциях, где сотрудники организации иногда выступают в роли экспертов. Некоторые встречи заканчиваются взаимовыгодным сотрудничеством: часто федеральные фонды ищут надежных региональных партнеров, и фонд имени Марины Гутерман с радостью откликается.

 

Благотворительность с умом

Декабрь для благотворительного фонда имени Марины Гутерман — месяц непростой. Везде кончаются бюджеты, все заняты праздниками, а это значит, что необходимые суммы собрать сложнее.

По словам сотрудников фонда, заявки, взятые в работу, все равно выполняются: в крайних случаях приходится прибегать к помощи постоянных доноров, например, коммерческих предприятий или других благотворительных фондов. Но все равно основная масса перечислений — это небольшие суммы от простых людей.

Фонд не берет никаких комиссий, так как учредители покрывают все административные расходы. Все поступающие деньги идут только на лечение детей.

— Бывает, что человек перевел какую-то сумму, а она не отображается на сайте. Он начинает звонить и писать. Мы с каждым общаемся, благодарим за пожертвование и выясняем причину. Часто происходит так, что перевод идет 2–3 дня, и его видно на сайте спустя какое-то время. Мы очень трепетно относимся к прозрачности своей деятельности и любим людей, которые задают нам вопросы. Это значит, что они перестали бездумно отдавать свои деньги и хотят понять, кому они жертвуют и на что. Ведь и сейчас в городе мошеннических схем — сколько хочешь, — объясняет Евгения.

В фонде помогают не только деньгами и лекарствами. С момента основания организация поддерживает городские мероприятия для детей с ограниченными возможностями здоровья и активно проводит их сама.

 

Наталья Бокарева

 

Социализация особых детей — очень важная часть на пути к выздоровлению, считают в фонде, и рады, что у них есть столько помощников.

— Наши дети «сидят» дома, общество не всегда готово принимать их особенности, да и мамам трудно решиться «показать» своего особого ребенка. Мы раздвигаем границы, вывозим детей на экскурсии, водим на мастер-классы, устраиваем фотосессии. Каждый год при поддержке областной филармонии мы устраиваем грандиозный новогодний праздник для 200 наших подопечных, — говорит директор фонда Наталья Бокарева. 

 

 

 
 
 

 

Ирина Очагова, фото Алексея Молоторенко и фонда, «7х7»

Последние новости

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
В Костроме
19 дек 2017 20:07

якобы имеется областное отделение общероссийского благотворительного фонда "Российский детский фонд". Председатель Кубылькин. Фонд жив или уже мёртв?