Новости, мнения, блоги
Архангельская область
  1. post
  2. Архангельская область

Итоги недели с 27 января по 2 февраля 2020 года: коронавирус, память Холокоста, архангельская акция разными глазами журналистов

Сегодня в Итогах:

- Споры на крови – память Холокоста как предмет политических спекуляций;

- Привет из Китая – коронавирус мог появиться в секретных лабораториях и пойти в народ через летучих мышей;

- Цена хлеба – архангельская акция разными глазами журналистов.

Международные новости

Холокост: По волнам нашей памяти

Мне сложно в этом материале указать конкретный географический адрес. Тема особая…

Поездка президента Путина в Израиль навела шороха в СМ, а особенно в соцсетях. Вторую неделю идет обсуждение – кто как встал, кому место уступил, что сказал… и искренне ли это все было.

Господи, да что с вами?! В такой день… абсолютно священный для всех евреев (страсти, как правило, кипели в израильских группах). В моем понимании, это тот момент, когда говорит память… политика сегодняшнего дня за рамками события.

Если кто забыл, День памяти жертв Холокоста отмечается в день освобождения Освенцима, самого страшного фашистского концлагеря. Кода-то (в Советском Союзе) самым страшным считался Бухенвальд. Не без воздействия известной песни, во время исполнения которой вставали концертные залы и стадионы:

Люди мира, на минуту встаньте!

Слушайте, слушайте: гудит со всех сторон –

Это раздается в Бухенвальде

Колокольный звон, колокольный звон.

Вот где, казалось, самый ужас. Конечно, сравнивать, где ад был наиболее адовый, дело само по себе страшное, неблагодарное, но у историков такая работа. У Освенцима здесь печальная пальма первенства, настоящая фабрика смерти. Знаете, почему на этом польском местечке в советское время не заострялось внимание? Слишком большая тень отбрасывалась на «братьев по соцлагерю», а с Германии под игом фашизма что возьмешь. Израильский журналист Мариан Турский (93 года), прошедший через Аушвиц, как польский еврей, произнес на мероприятии в Польше слова, которые многие из присутствовавших на поминальной церемонии предпочли не расслышать: «Освенцим приближался к нам маленькими шажками до момента, пока здесь не произошло то, что произошло».

75 лет прошло… Давно в свободном доступе находятся документы, из которых ясно следует – не просто так немцы выбрали Польшу как главный плацдарм для «окончательного решения еврейского вопроса». С расчетом, что местное население «с пониманием» к этому отнесется. Как минимум не будет скрывать беглецов.

Маленькая историческая справка от автора для тех, кто мало интересуется историей Второй мировой:

Начиная с 1940 года, когда в предместьях небольшого польского городка Освенцим под Краковом в бывших казармах был создан концлагерь, в него по железной дороге прибывали эшелоны с заключенными, примерно по 15–20 тыс. человек в день. Все эти люди были не просто обречены на смерть. Третий рейх хотел извлечь из их уничтожения максимальную пользу. Сразу же после выхода из вагонов заключенные проходили в лагерные ворота с надписью: «Труд делает свободным».

Сначала узникам приказывали оставить вещи, раздеться и пройти санобработку. Перед этим и мужчин, и женщин стригли. Волосы несчастных превращались в сырье для немецкой военной промышленности. К примеру, ими набивали спальные матрасы на подводных лодках германского военно-морского флота, их же применяли при изготовлении сукна, идущего пошив шинелей для рядового состава вермахта. В местном музее до сих пор хранятся за стеклом человеческие волосы, оставшиеся в Освенциме с последних лагерных дней. Их вес равняется двум тоннам, так написано в пояснении к экспозиции.

А рядом прямо на полу - гора очков и пенсне. Тут же до потолка громоздится обувь. Пунктуальные гитлеровцы, сразу же после того, как отправляли узников на смерть, приказывали так называемым зондеркомандам, сформированным из других узников, разбирать их вещи, чтобы все, что можно, пошло на пользу рейху. Перед тем как отправить трупы в печи пяти крематориев, у мертвецов выламывали изо рта золотые зубные коронки. Именно выламывали при помощи молотка и зубила, а не вырывали. Вроде бы и мелочь, но на самом деле существенный штрих к моральному портрету тех, кто заправлял в лагере.

По официальным данным, из 1,5 млн уничтоженных в Освенциме 1,1 млн составляли именно евреи (достаточно, чтобы у вас бабушка или дедушка были лицами этой национальности). Собственно, под них и создавалась главная польская «фабрика смерти», в 1940 году германское командование не готовилось к затяжной войне с СССР, надеясь на очередной блицкриг, и не рассчитывало, что советских военнопленных придется депортировать вглубь Европы. А там уж… как вышло.

Кстати, тот расчет немцев себя оправдал, и это я знаю без всяких документов. В Америке при мне один поляк, с которым работали в садоводческом центре (штат Массачусетс), стал воодушевленно рассказывать, как их семья ловила сбежавших из Варшавского гетто евреев и сдавала за рейхсмарки оккупационным войскам – это был лучший бизнес в его жизни. Ну, разбил я прилюдно этому уроду лицо… вот только, за что, не понял ни он, ни присутствовавшие при этом его соплеменники.

Но и после окончания войны, когда чудом выжившие узники, чуть живые, возвращались домой, кошмар продолжался. Самые известные погромы: Краков – август 1945 г., Кельце – июль 1946 г., о которых советская история, конечно, молчала как рыба об лед. Даже странно, что наш президент до сих пор публично не напомнил об этих фактах в ответ на польские (и украинские) инсинуации, ведь, по сути, это было продолжением того, что не закончили проигравшие войну немцы. Без всякой пропаганды, заметьте, просто по велению гнилой души.

И уж совсем, на мой взгляд, низость затевать спор, кто конкретно освободил заключенных концлагеря Освенцим. Мой отец немного не дошел, его дивизия продвигалась в стороне. Но они уже тогда слышали рассказы об этом страшном месте. Не от польских жителей, от раненных бойцов, попавших на излечение в медсанбат их дивизии.

Да, в этой страшной части нашей общей истории много вопросов. В эти дни европейская пресса много пишет о том, что западные страны знали, что творилось в немецких концлагерях… но почему-то не бомбили ни сами «фабрики смерти» (при массированном авианалете у узников был хоть какой-то шанс на побег и спасение), ни подъездные пути к ним, по которым двигались эшелоны с новыми жертвами. Но кому сегодня предъявлять счет за эту медлительность… есть ли в этом смысл?

И последнее. Во время этого визита Путина в Израиль была решена судьба Наами Иссахар, израильской гражданки, отбывающей срок в подмосковной колонии за контрабанду и хранение гашиша. Сделано было красиво, чего уж там – к российскому президенту обратилась мать девушки… как же он мог отказать матери?! Сочувственно, с увлажненными глазами. Я с самого начала следил за ситуацией…

То, что это не была спланированная подстава, девушка действительно провозила наркотик, уже никто не отрицает. То, что закон в этой части суров, мною приветствуется. В дискуссию на тему приобретения подобных препаратов «для личного пользования» даже вступать не хочу.

Трогательной (на кадрах из колонии) Наами повезло. И с гражданством страны, входящей в орбиту российских интересов, и с юбилеем Холокоста (извините, если звучит кощунственно, но такова реальность). Главное, что свобода пришла, а в чьем обличье и по каким причинам, лично для девушки не главное. Кем там работает ее папа или дядя (говорят, чуть ли не личным водителем Нетаньяху), чисто израильское дело, назидательный урок тем, кто попроще.

Да, получилось излишне театрально, самого пару раз передернуло. Но что такое политика, как не театральная сцена или в отдельных случаях арена цирка? Даже в такие скорбные дни…

 

Китай: Кто ты, коронавирус?

На мир обрушилась новая напасть с красивым, чуть ли не романтичным названием.

И опять с Востока. В детстве (моем) нас пугали «гонконгским гриппом», но так никто и не понял (на уровне обывателя), что это такое. Просто боялись. Вот чего точно не припомню, так страшилок о том, что эта зараза якобы рукотворная форма бактериологического оружия, хотя внешнеполитическая обстановка в конце 60-х тоже была не ахти. Просто загадочный Восток, где с общей гигиеной не ахти.

Потом появился птичий грипп (он же атипичная пневмония). Но этот, новый, пожалуй круче всех: Масштабы распространения нового коронавируса в Китае превысили показатели эпидемии атипичной пневмонии (SARS) 2002–2003 годов, сообщают мировые информационные агентства со ссылкой на данные властей КНР. Число подтвержденных случаев заражения достигло 5999 человек, еще 9239 под подозрением. С учетом подтвержденных случаев заболеваний в других странах, общее количество заразившихся превышает 6 тыс. человек. 132 умерли, 104 излечились. При вспышке атипичной пневмонии (SARS) на территории материкового Китая было 5,3 тыс. зараженных, погибли 349 человек. Всего было отмечено 8437 случаев заболевания, из которых 813 закончились летальным исходом.

Счетчик продолжает щелкать. Страшнее всего неизвестность. Тут ее с лихвой – любой чих или кашель может оказаться первым симптомом новомодной заразы, на первом этапе заболевания очень похожей на банальное ОРВИ. Дальше заболевание передается от человека к человеку во время инкубационного периода. У значительного числа людей заболевание происходит бессимптомно или со смазанной симптоматикой, на этом этапе больной является источником вируса, сам того не подозревая. Когда начинает догадываться и обращается к медикам – уже кирдык, поздно.

Боюсь показаться циничным, но что поделаешь – цифры заболевших и скончавшихся для полуторамиллиардного Китая и с учетом скученности проживания пока не самые угрожающие. Однако в городе Ухани, эпицентре эпидемии, в срочном порядке за несколько дней возвели специальный медицинский центр для борьбы именно с этой болезнью. Что действительно настораживает.

Как и то, что закрывается туризм в Поднебесную (соответственно, финансовые убытки), целые города садятся на карантин. Ну и как тут без конспирологии?!

Так получилось, что буквально месяц назад на просторах интернета появился новый российский сериал с тревожным названием «Эпидемия». Экранизация (на взгляд автора, не самая лучшая) романа Яны Вагнер «Вонгозеро». Драматическая история о том, как Россию поражает вот такой вирус, мегаполисы вымирают, дороги, по которым шастают непонятно когда организовавшиеся банды мародеров, перекрываются ОМОНом и армейскими подразделениями, а отдельные смельчаки пытаются прорваться в заповедные места русского севера (часть натурных съемок проводилась в Архангельской области), куда ни одна зараза не дотянется.

Почему я так резко о киноверсии? В литературном варианте акцент сделан на человеческих взаимоотношениях внутри маленького коллектива, где личное мешает двигаться к главной цели – спасению, героям сериала приходится обуздать неуемные характеры. Сериал же напичкан политикой, которая уводит не в ту сторону, переизбыток крови и натуральных монстров в человеческом обличье плюс (на взгляд автора) совершенно лишние персонажи и сюжетные ходы.

Но знаете, на чем все заканчивается (открытый финал)? Не пойми откуда на нашем севере возникают диверсионные группы китайцев с явно захватническими целями. Нострадамус литературный материал для кино адаптировал, что ли?

И вот уже в интернете появляются догадки о том, что где-то на китайской территории (конкретно в Ухани) размещается секретная лаборатория по производству бактериологического оружия, откуда и произошла утечка материала. За сим следует пояснение – в XXI веке обычные войны (с атаками, осадами, обороной и т. д.) окончательно уходят на второй план (африканские межэтнические конфликты), в моду входят гибридные войны. А они, в свою очередь, не что иное, как тайные операции спецслужб, только в доселе невиданных масштабах. Рукотворная зараза в данном контексте, то, что доктор прописал… новый доктор Менгеле.

Напрягает и то, что это Китай. Страна, несмотря на все экономические реформы и демократические послабления, остается закрытой остального мира (умом не понять), с высокой национальной самодисциплиной («раньше думай о родине, а потом о себе»). Вы только представьте, как можно ограничить эти полтора миллиарда в передвижении? Им приказали, они и сидят на месте ровно. При отсутствии въездного туризма, к чему все идет, вообще непонятно, что там происходит.

Безусловно напрягают непонятки, откуда этот вирус вообще взялся. Одна из самых распространенных (и легко объяснимых) версий – мутировал из уже существовавших. Но есть и другая, конспирологическая: из секретной лаборатории, где по заданию коммунистической партии, всегда готовящейся к противостоянию с внешними врагами, его изготовили и изучали инфицированных им летучих мышей как переносчиков, сбежали эти самые мыши. Они заразили первых больных, потом их изловили, оттащили на рынок и СОЖРАЛИ. Есть данные, что первые заболевшие были как раз работниками рынка в Ушани. Малооплачиваемые… поэтому и ели что ни попадя. Подкрепляется тем, что по статистике (не только китайской) заболевшие на 2/3 представляют собой группу взрослых мужчин с побочными заболеваниями – гипертония, диабет и легочные.

Ну хорошо, появился вирус, как с ним бороться? Я чуть со стула не упал, услышал по радио бодрую рекламу «Арбидола» в новой версии - «наш препарат одолеет в том числе и коронавирус» (примерно так). Помните, кого в России «мадам Арбидол» величают? Татьяну Голикову, только что сохранившую свое место вице-премьера по социалке. Если в Архангельске этим летом за несколько часов смели в аптеках все йодосодержащие препараты, как самое доступное средство профилактики от радиации… представляете, какой торговый бум начнется в масштабах всей страны?! Вот где конспирология!

Зато читаю в других источниках: даже наши исконные марлевые повязки на рот-нос — что мертвому припарки. Та маска, которая может хоть что-то остановить - очень дорогое и высокотехнологичное изделие, но и оно против вируса имеет скорее психологический эффект, чем терапевтический.

Что может уберечь? Специалисты говорят – только полная изоляция от внешнего мира очага заражения с запретом даже выхода на улицу. И как вы это представляете в условиях вполне среднего по китайским меркам городка Ухань, где проживает чуть больше… 10 млн человек? Плюс туристы и командировочные почти со всего мира. Хорошо, что спалить не предлагают к их китайской маме, как когда-то с эпидемией чумы боролись.

Что предлагает автор? А ничего… все под богом ходим. Зато нервные клетки точно не восстанавливаются…

 

Региональные новости

Архангельская область: Почему дорог «Блокадный хлеб»?

Когда мы узнали, что в Архангельске будет проводится акция «Блокадный хлеб», то даже расстроились. «Ну как же так… в рабочее время, младшего не сможем отвести».

Младшему пять. Он не застал дедушек-бабушек, прошедших через ТУ войну. Просто не успел родиться, старшему в этом смысле повезло больше. Но он ходит с нами в «Бессмертном полку» с их фотографиями. Для него это праздник. Потому что май, потому что солнышко. Рассматривает ордена, пока плохо представляя себе, за что же давали эти «красивые значки». И пусть не представляет, понять всем сердцем это можно, лишь пережив атаку или бомбежку.

Сама же война… что-то совсем далекое. И даже не в этом нежном возрасте – лет 20 назад молоденькая секретарша вытаращила глаза, услышав от меня «мой отец воевал» - «это на какой же войне?!» Она — ранний ребенок, я – поздний.

Для моего поколения конца 50-х война была совсем рядом. На экранах кинотеатров. В книгах для внеклассного чтения. В застольных песнях. На улицах, по которым еще передвигались инвалиды на тележках с колесиками (кому повезло избежать принудительного «соцобеспечения» на острове Валаам). В рассказах отца, больше смешных, но это индивидуальные особенности характера.

Мы хорошо представляли себе войну, играли в нее постоянно. Но как сыграть Ленинградскую блокаду… тут никакой детской фантазии не хватит.

Но однажды…

В детстве я не любил хлеб. Любой, черный или белый, за завтраком даже сливочное масло соскребал себе в рот, а кусок хлеба прятал в карман штанишек, чтобы потом потихоньку выбросить. Проходило… до поры до времени.

Однажды так раздухарился, раскапризничался, что швырнул хлеб на пол (предварительно съев с него колбасу). В семье мне за это устроили обструкцию, оставив на целый день без хлеба. Вроде и вкусно… но чего-то не хватало. Особенно с супом.

А вечером рассказали про маленьких ленинградских детей, про их 125 граммов на день. Про суп из ворон. Показали известные фотографии, где на саночках везут маленькие тела, закутанные в саваны, объяснили, что везут на кладбище. Я поинтересовался, много ли это – 125 грамм. Одна из бабушек работала в лаборатории «Гидропроекта», дома были специальные весы с набором грузиков. Мне точно отрезали блокадную пайку. Я съел… фантазия заработала… и тут меня пробило. На рев. В первый раз в жизни я жалел не себя.

Наверное, кому-то мои слова покажутся антисоветской агитацией, но наш рацион в начале 60-х был не в пример беднее, чем сейчас. Да и с деньгами не очень в семье – к вечернему чаю давали по одной конфете (шоколадной). Если варили суп, то мясо из бульона шло на второе. Без разносолов.

Отрезать маленькому сыну эти граммы, когда он знает, что холодильник полон, это уже театральщина. Другое дело, если мы поведем его в то место, где этот паек выдают. Рассказывая про очереди на морозе, где люди стояли и умирали, так и не дождавшись спасительного кусочка.

«Это нужно не мертвым, это нужно живым» (Роберт Рождественский). Не нам, не студентам и не учащимся старших классов. Нашим маленьким детям. С этого начинается ПАМЯТЬ.

Которая продолжается она в колонне «Бессмертного полка». Конечно, лучше было, если бы эта акция осталась достоянием общества, как это изначально задумывал томский журналист Сергей Лапенко. Но отдадим себе отчет, в какой стране живем, нашей личной способности к самоорганизации. Это в Париже на акцию протеста может выйти больше миллиона человек, а у нас… да что я вам рассказываю. Хотя бы так, хотя бы так, иначе 9 мая в представлении наших детей превратится в очередное застолье.

При этом остаюсь ярым противником карнавальных переодеваний, когда малыши маршируют в специально пошитой для них военной форме, с генеральскими погонами и бутафорскими орденами. Потому от этого полшажка до «Можем повторить, трепещи, Гейропа!» и прочей пошлости. Мне на это писали: пусть Черток горюет, а мы возьмем наших маленьких фронтовичков и весело с песнями пойдем на кладбище поминать своих родственников! Что ж, у каждого своя мерка фамильного идиотизма, значит, не так воспитывали.

Я не меньше коллег знаю про то, что в блокадном Ленинграде все было далеко не однозначно, про тайные пиры и спецбуфеты в Смольном слышал от родственников-очевидцев.

Но пусть наши дети об этом узнают как можно позже, в старших классах самое время. Иначе трудно и неинтересно им будет жить…

Оригинал

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных