Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Карелия
  1. post
  2. Республика Карелия
Республика Карелия

Как начинать новую жизнь, если ты мать-одиночка и инвалид с темным прошлым?

Евгения Волункова

Опубликовали историю, за которой я ездила в Забайкалье. В ней чудеса переплетаются с ужасом, ужасным в своей обыденности. Женщина убила мужа, который ее систематически избивал. Убила, потому что не смогла убежать без протезов ног: напал ночью, а на ночь она их снимает. Ей сначала дали 8,5 лет колонии, а потом отпустили к детям. Это - чудо. Как и то, что апелляционную жалобу, после которой все и случилось, ей написал сосед по камере. Казалось бы - ура, правосудие есть, живи, начинай сначала. Вот только как начинать новую жизнь в городе, где человек может ходить зимой босиком по улице - и никто не обратит внимания. Как жить там, где не возьмут на работу, потому что ты инвалид с темным прошлым. Где в автобусах тюремные песни, а соседи не выйдут на помощь, кричи - не кричи? Как жить, когда все отвернулись. Когда нет ног, денег, поддержки, но есть чувство вины, страха и маленькие дети, которые на вопрос, помнят ли они папу, отвечают бодро: "Да, мы его убили!"? Как во всем этом начать сначала, не сорваться и не запить? Моя героиня искренне хочет справиться и пытается верить, что все впереди. И я бы тоже хотела... Огромное спасибо Насте Лотаревой за то, что поверила в эту историю. И Забайкалью за то, что меня отпустило.

Теперь мое любимое закулисье, о котором не могла раньше, потому что были бы спойлеры.

- Из командировок я отправляю открытки. Все доходят до адресата, дошли даже из изолированного карельского села. Из Забайкалья я отправила три, все из разных городов. Не дошла ни одна.

- Не по себе мне было все время, но сильно - дважды. Первый раз, когда на вопрос: "Ты помнишь папу?", пятилетний мальчик ответил: "Да, мы его убили". Больше ни одного вопроса я задать ему не смогла. Второй раз я сама от себя не ожидала. Шел третий день в Сретенске, и мне хотелось оттуда быстрее уехать. Тяжелые разговоры с Ларисой, которая все время рыдала, много курила мне в лицо, подробно рассказывала о том, что и как с ней делал муж (я не смогла написать о многом из, потому что слишком личное) и как она его убивала, снова и снова. Я не могла сомкнуть глаз в гостинице, было холодно, ко мне в дверь ломились пьяные постояльцы, я практически не ела. Автобус уходил оттуда в Читу, кажется, в три часа, больше в этот день транспорта не было. Я купила билет на полуразрушенной автостанции, откуда меня отправили ждать автобус на площадь. Пришла сильно пораньше, постояла минут 20 и увидела, наконец, автобус. Который проехал мимо меня и скрылся. В этот момент я испытала ужас напополам с отчаянием. Неужели я отсюда не уеду?! Куда теперь бежать, аааа! Я могла бы снова заселиться в гостиницу, трагедии не произошло, но сама мысль о том, что мне придется провести здесь еще один день, спровоцировала истерику. Мимо проходила женщина, я бросилась к ней и закричала что-то бессвязное про то, что меня не взял автобус. Она спокойно ответила: все нормально, он сейчас соберет людей и вернется. Облегчение - это когда вот так.

- В первый день купила Ларисе и детям кекс и шоколадки, выбрала самые дорогие. Они оказались испорченными, пч дорогие продукты (мне так объяснили) мало кому по карману. Испытала жгучий стыд, потом исправилась (но дети были рады всему).

- Брать интервью у судьи в Чите я приперлась под конец рабочего дня (просто не успела раньше, потому что накануне меня, наконец, вырубило, и я продрыхла до обеда). Можно было позвонить, но я живу по правилу: если можешь дойти ногами, лучше дойди. Это меня и спасло. Ну и еще то, что мне попалась чудесная пресс-сек Victoria Mikhailuk, которой я честно сказала, что проспала полдня и что приехала, потому что считаю приговор удивительным. "Он не дает интервью, но давайте попробуем", - сказала Виктория. Мы попробовали, и все получилось. В конце беседы мне еще распечатали другой удивительный приговор, который я надеюсь скоро превратить в материал.

- Звонок родственникам Ларисы я натурально репетировала и даже что-то набросала в блокнот. Набирала номер и сбрасывала, набирала и сбрасывала. Все никак не могла решить, как начать разговор. "Здравствуйте, убили вашего сына, давайте поговорим об этом?" Сколько, блин, работаю, а звонки по-прежнему камень преткновения. Разговоры с потерявшими близких - вдвойне. Анастасия Лотарева (Настя Лотарева) спасибо за поддержку в этом, бесценно.

- Тюремные песни, которые я слушала семь часов в автобусе по дороге в Сретенск, и столько же обратно, две недели потом крутились в голове. А когда я дошла до этого в тексте, поняла, что не помню ни одной фразы. Пришлось гуглить нужную в огромной массе тюремного блатняка. Теперь я начитанная.

- В Забайкалье красиво, это я потом увидела в интернете и на фото все той же Виктории Михайлюк (она прекрасно снимает, посмотрите ее белочек). Я же из всей своей поездки запомнила только километры пустыря, которые мелькали за окном автобуса, и зловонные придорожные туалеты (господи, за что это всем нам). А еще зябкий густой туман, в который очень не хотелось нырять, но кто бы меня спрашивал.

- Перед обратным рейсом у меня выдался свободным практически целый день. Было много планов, но первым делом я потопала в Дацан. Попала на обряд очищения кармы, и все три часа так там и просидела, глядя, как монахи сжигают в огне фрукты, рис, колосья и всякое. Это было офигенно, больше я никуда уже не пошла. Раньше в командировках любила в свободное время разглядывать города, теперь никакого желания. Но Дацану спасибо, там мне было хорошо.

Оригинал

Материалы по теме
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Лиля
06 ноя 2019 11:41

И сколько таких Ларис по всей стране...

Свежие материалы