Выиграли в Верховном суде Дагестана по трехлетнему бездействию властей · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Права человека
  1. post
  2. Права человека

Выиграли в Верховном суде Дагестана по трехлетнему бездействию властей

Марина Агальцова
Марина Агальцова

1. Аминат и ее команда

«Меня эти деньги уже не интересуют. Мне нужна справедливость. Три года госорганы демонстрировали бездействие и трусость. Так не должно быть»
 
Аминат меня всегда восхищала. Она смелая. Я не такая. Мне все три года за жителей села Временный было страшно. Как им только не угрожали. И наркотики подкинут, и в экстремисты запишут — если будут продолжать «возбухать». А «возбухать» Аминат и ее команде было из-за чего. В 2014 году в горном поселке Временный, где проживает Аминат и еще тысяча человек, прошла спецоперация. Три месяца около тысячи военных в сопровождении бронетехники искали боевиков. С сентября по конец ноября 2014.
 
 
Так до сих пор выглядят некоторые дома во Временном после спецоперации. Фото июня 2018 года
 
 
С приходом военных в поселке не только «пропали» вещи. На стенах появилась свастика, кресты и надписи типа «Гитлер капут»
 
Кому повезло, в домах военные оставили балки и часть каркаса. А полы, потолки и стены содрали. Кому не повезло, то и дома не оставили.
Жители рассказывали, что военные забрали все ценное. У одного человека — машину. Написали на ней «Трофей» и грузили вещи.
 
«Вам Путин компенсирует», — приговаривали солдаты.
 
Что военные не утащили, свалили в ямы и закопали. Фотографии, одежду, одеяла, — все это жители находили в ямах вперемешку с землей. Видео последствий спецоперации доступно здесь.
 
 

2. Объятия «Мемориала»

1 марта 2016 года. Мой первый день в «Мемориале».
 
«Вот тебе материалы по поселку Временный, — сказал Кирилл Коротеев, юридический директор „Мема“ и положил на стол кипу документов и флешку. — Спецоперация в 2014 году. Год бьемся в судах. Пытаемся возбудить уголовное дело за превышение должностных полномочий на военных. Уже три раза отказывали в возбуждении. И три раза мы отменяли отказ в суде. Надо решить, что делаем дальше». С марта 2016 года мы с Аминат «обнимаемся». Это ее собственное выражение.
 
«Вы сами толкнули нас в объятия „Мемориала“. Теперь мы с ними будем обниматься до конца», — говорит она всякий раз, когда ФСБ предлагает отказаться от услуг «Мемориала».
 
Мы с «временчанами» сначала «долбали» местную администрацию. Она должна была подготовить первичные акты для компенсации. Писали им адвокатские запросы. Потом я звонила и самым обворожительным голосом узнавала, когда ответят, согласуют, направят. Из трубки мне объясняли многочисленные сложности в подготовке. Но, наконец, сдались.
 
«Мы все сделаем, только пусть Агальцова нам больше не звонит», — сказала нам администрация.
 
Дальше документы надо было согласовать в МЧС и МВД Дагестана. Потом — одобрить в местном правительстве, подписать главой республики, отправить в МЧС России и получить «добро» от правительства России.
 

3. Фея и прочие госструктуры

В любом рассказе есть фея. У нас феей было местное МЧС. Они оперативно собирали документы для выплаты и направляли в другие органы. Но феи не всесильны. Когда МВД Дагестана месяцами не согласовывало документы, фея развела руками: «Ничего не могу сделать. Мы не можем им приказывать». Оставались суды.
 

4. Суды

Мы подали пять исков в Тверской суд Москвы с требованием выплатить положенную компенсацию. Нам отказали — Тверской, Мосгорсуд и Верховный. «Обжалуйте бездействие властей. Напрямую взыскать с минфина мы вам не дадим», — говорили решения.
 
 
С коллегами на самом первом заседании в Тверском районном суде Москвы. Сентябрь 2017 года
 
Ничего не оставалось как затевать еще один процесс — в Советском суде Махачкалы. В феврале 2018 мы обжаловали бездействие. В июле нам в иске отказали.
 
«Велась непрерывная работа по согласованию списков на компенсацию», — отписал Советский суд Махачкалы. — «Более того, пропущен трехмесячный срок на обжалование».
 
Конечно, мы обжаловали: «По закону на согласование списков всеми госорганами отведено три месяца. У нас МВД согласовывало документы сначала восемь месяцев, потом еще пять месяцев. Только после подачи иска наконец-то согласовали и передали в республиканское правительство. А правительство Дагестана держало списки три месяца и согласовало только после вынесения решения Советским судом. А срок на обжалование мы тоже не могли пропустить. О том, какой орган задерживает документы, мы узнали в декабре 2017 года. В течение полутора месяцев подали иск».
 
Сегодня Верховный суд Дагестана отменил решение Советского суда. И направил дело на новое рассмотрение.
 
 
Это я радуюсь после сегодняшнего заседания
 
Это наша победа. Добытая большим трудом. С 2014 года пять смелых дагестанских женщин и «Мемориал» бодались с государственной машиной. В 2017 году еще сто тридцать «временчан» выдали нам доверенности и уполномочили действовать.
 
Четыре года мы заставляем государственную машину работать. Вдоволь испив чашу из проигрышей, мы идем к победному концу. «Иншалла», как говорят мои доверители.
 
Материалы по теме
Мнение
20 фев 2019
Марина Агальцова
Марина Агальцова
Юристов учат отстраняться от эмоций
Мнение
25 фев 2019
Владимир Жилкин
Владимир Жилкин
Не уверен, что формализация «Открытки» станет панацеей от преследований путинских силовиков
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Новое в блогах

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных