Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Ярославская область
Собирается ежемесячно 19 909 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
Даниил Кузнецов
  1. post
  2. Ярославская область

Да здравствует ярославский суд, самый открытый и гласный суд в мире! Ну тот самый, в котором журналистов задерживают

Даниил Кузнецов
Даниил Кузнецов
Добавить блогера в избранное

Не припомнить сколько раз я уже писал про задержания активистов. По долгу службы много общался с теми, кого задерживали. Наблюдал своими глазами, как задерживают на митинге двоих знакомых волонтеров ярославского штаба Навального. Я и сам был политическим активистом, баллотировался на выборах, ходил на митинги. Но теперь посещаю митинги сугубо как журналист. Я и сам поэтому как-то в глубине души завидовал тем, кого задержали. Это как-то почетно что ли для оппозиционной-то братии. «Ачивка» так сказать. От слова achievements – достижения. Следил за приключениями фотокорра Давида Френкеля, которого несколько раз задерживали на публичных акциях несмотря на пресс-карту. Но до недавнего времени такие страсти проходили в стороне. У нас же Ярославль — некогда столица российской демократии — никогда никого не винтили (в 2012 году задержали несколько человек за поздравления Ходорковского с юбилеем). А потом — бац, и в день рождения Путина задерживают 57 человек. А потом — бац, и задерживают меня. С пресс-картой на руках, прямо в суде.

 

Слева – ваш покорный слуг на митинге 7 октября, и как всегда на связи. 

 

Дело было так. Пришел я на оглашение приговора к студенту ЯрГУ Кириллу Карпову (привет, чувак, я думаю, ты удивился не меньше моего, когда наблюдал за этой сценой). Пристав сказал при входе: «Фото- и видео-фиксация с разрешения судьи». Судья забежала, сразу же «всем встать, суд идет!», ну ок, думаю, проворонил я момент, ничего, запишу хотя бы на диктофон для истории. Включил диктофон, положил его в потайной карман куртки микрофоном наружу. Выстояли мы приговор, его огласили быстро — признали парня виновным и влепили 10 тыс. штрафа за участие в «несанкционированном шествии». Судья убежала, я достаю телефон, выключаю диктофон, и началось! Ко мне подлетает мужик, который до этого стоял в углу и сверлил всех взглядом, быстренько сует свое удостоверение (заметьте, он не пристав, а полицейский при исполнении, как он сам говорит). Сходу обвиняет меня в видеосъемке, и требует предоставить ему телефон. Отказываюсь, конечно. Тянет свои руки к телефону, вырвать его я ему не даю, убираю в карман. Предлагаю показать из моих рук — не согласен. Не хочу по-хорошему, будет по плохому. Ему даже намекают коллеги, что зря он затеял разбирательство, но для него наказать меня уже видимо становится «делом чести» (ну не совести же, в самом деле). Не помогает и то, что показываю всему «честному народу» свой телефон и как он лежал в кармане — объясняю на пальцах, что мой телефон не может снимать через USB-выход. Железные аргументы не прошибают старшего оперуполномоченного Василия Чижова. Спускаемся, вижу в коридоре Кирилла Шевцова, которого полиция обвинила чуть ли не в организации несанкционированного шествия, говорю, что меня тоже задерживают, он недоумевает. На вахте приставы судорожно ищут нужный регламент, где написано, что аудиозапись нужно согласовывать с судьей. Не сразу, но находят. Говорят, не знание не освобождает от ответственности. То, что я представитель СМИ их не волнует, я же не записался как журналист перед заседанием, значит никто. А то, что я передал пресс-карту дежурному при входе, это так, мелочи. В это время нельзя не упомянуть, что я дико нервничаю. Уже сообщил в редакцию о таком переполохе. В редакционном чате тоже начался переполох — мне наперебой шлют номера адвокатов, я и сам ищу в фейсбуке номер адвоката (Ирина Чистова, извините за беспокойство). Созваниваюсь с Владимиром Зубковым из Коми. Говорит, что изымать у меня не могут телефон, даже при задержании, говорит, что аудиозапись я мог вести без всякого спроса, редакторы пишут, что аудио я удалять не обязан. При этом оперуполномоченный в это время давит по-своему, по-хамски. Что-то спрашивает, хвастается, что моя вина доказаны и не стоит отпираться — показываю ему большой палец, типа я рад за тебя мужик, но от своего не отступлюсь. Как вы думаете, что ему приходит в голову? Заявляет мне, что увидел угрозу — я ему кулак, видите ли, показал. Находите такую логику неадекватной? Это логика российского полицейского. Чувствую себя совершенно незащищенным от произвола. При этом понимаю, что правда-то на моей стороне. В это время заканчивается пять минут, которые они мне милостиво выдали на разговор с адвокатом. Ну все, парень, не надумал по-хорошему? Я удивляюсь — за эти пять минут мне на уши подсел другой полицейский (а может быть и пристав). Он играет роль «хорошего копа», в то время как гиперактивный Чижов, стало быть, условный «плохой коп». «Хороший» уговаривает по-человечески — никому же не нужны неприятности — удали запись и дело с концом. Я возмущаюсь, мне дают еще десять минут. Джентельмены просто! При этом их игра в плохого-хорошего получается у них просто на уровне рефлексов, не сговариваясь, интуитивно. Когда я обратил их внимание на это — смеются, просят поменьше смотреть сериалов. Десять минут пролетают незаметно. Я оказываюсь упертым. Мимо проходит еще какой-то сотрудник в штатском: «Ты че, самый умный что ли? О правах нам тут рассказываешь?». Он при этом выглядит молодо, и даже как-то модно — хорошая прическа, атлетическое сложение, актерская внешность сочетаются с лексиконом из последнего клипа «Касты» - Скрепы. Посмотрите как-нибудь, я примерно это же самое испытал на себе. Чувствовать себя беззащитным перед системой и в то же время правым — это своеобразное ощущение. Трижды подумаешь, прежде чем желать такое врагу.

Дальше продолжается мой вариант по-плохому. Прошу объяснить — я задержан или нет. Не объясняют, пройдемте да пройдемте, и все. Установили мою личность, теперь хотят установить личность телефона — не краденный ли. У меня еще на руках как назло нет с собой документов на телефон, значит можно подозревать меня в краже, это логика российского полицейского, напоминаю вам. Вот ведь всегда с собой беру бумаги о том, что мой телефон — на самом деле мой, а тут не взял (шутка). Вы ведь тоже наверно с собой таскаете чек о покупке своего телефона? Как это нет? А вдруг вы украли свой телефон — логика полицейского. И, да, я знаю, что проверять телефон на воровство — это распространенная практика полиции. Это просто ущербно с точки зрения здравого смысла.

Все время когда я доставал телефон, чтобы связываться с людьми — наш доблестный Чижов максимально наигранно беспокоился — а не хочу ли я его снимать на свой телефон, он же этого не разрешал. Даже когда сели в машину: «не делайте резких движений, Даниил, а то ведь я могу расценить как угрозу, зачем это вы в карман полезли? За телефоном? А зачем он вам? А запрещенного у вас нет при себе? Еще не поздно выдать все добровольно». Это мы с ним так условились говорить на «вы».

В отделе полиции, надо признать, я дал слабину, за которую стыдно — отдал-таки свои телефоны на проверку, хотя, как уточнил позже, мог этого не делать. Успел пообщаться с журналисткой «Медиазоны», спасибо им. Меня ввели в заблуждение тем, что могут их забрать на экспертизу, а она, как мы понимаем, в российских реалиях может длиться бесконечно долго. Перспектива обходиться без телефона не радует. Жаль, что я променял свои права на перспективу не потерять удобства. Однако ж, мои телефоны пробили по базе — они чисты, что и требовалось доказать. Пробили в кабинете дежурного, я свои телефоны в это время не видел. Чижов пишет объяснение «с моих слов» своим «медицинским» почерком. Почти ничего не разобрать. Отказываюсь подписывать из-за этого.

— А если мы на принтере напечатаем? — с хитростью ухмыляется довольный собой Чижов.

Вспоминаю, что адвокат говорил ничего не подписывать.

— Нет, все равно не подпишу, — отвечаю я.

Логика получается не самая удобная, но что поделать. К этому привязывается язвительный Чижов, теперь он рассказывает этот факт моей биографии всем своим коллегам. Ну что ж, нет так нет, решают полицейские, они решают найти понятых, раз уж я тут снова проявил упертость. Чижов временами вспоминает про игру «хороший-плохой коп» и начинает перевоплощаться прямо на месте:

— Ты же из Буя? Костромская область? Мы почти соседи, у меня дача недалеко от вас. Как ехать по любимской дороге мимо Ермакова поворот направо. Почти земляки, а ты тут строишь из себя.

Я не придаю значения этому, но позже откровение поможет мне проследить судьбу простого паренька из Любимского района. Он ведь, оказывается, был первым парнем на деревне Отрадное. Танцевал в ансамбле, а газета «Золотое кольцо» следила за его успехами, вот ведь какой талант скрылся за погонами оперуполномоченного. Ой, нет, СТАРШЕГО оперуполномоченного Василия Чижова, он меня именно так поправлял, когда я рассказывал о нем по телефону главному редактору.

Из «дежурки» зачем-то поднимаемся с ним на третий этаж отдела полиции. Я иду впереди по извилистым коридорам отдела, Чижов диктует, куда поворачивать, это навевает отвратные ассоциации с тюрьмой. Там минут десять сидим в его кабинете. У них там странный «ментовской» уют, иначе просто не скажешь, да простят меня за это слово настоящие сотрудники органов, я верю, что они есть, и им стыдно за коллегу. Чижов докладывает обо мне кому-то по телефону, говорит, что все чин по чину, не забывает про то, что я сначала отказался подписывать объяснение из-за корявого почерка, а потом просто отказался. Мне кажется, он теперь будет рассказывать об этом внукам. На стенах висят памятки полицейским — они «не пробивают» потерянные и похищенные телефоны, над местом самого Чижова висит портрет Феликса Дзержинского, с какой-то цитатой или напоминанием. Но сам полицейский показывает мне на фотографию Владислава Воронова, которого убили в Ярославле 14 сентября 2015 года:

— Вот о ком вы должны писать, а не о Навальном.

Я говорю ему, что сожалею о потере коллеги, но это к делу не относится. Чижов отвечает:

— Да я тебе по-человечески объясняю! Напиши о нем, ты о нем знаешь?

— Я уверен, что тогда у вас не было недостатка в медийном освещении этого случая

— Зато память о нем должна быть вечной!

Окей, вижу что бесполезно спорить, обещаю непременно написать о нем. Тут надо вспомнить, что полицейские только в отделе поняли, что я действительно журналист. Спрашивали, где я работаю, я показываю удостоверение. Они не унимаются:

— Официально-то где работаешь? Что за «7х7»? Неужели ты — «редактор»? И зарплату у них получаешь?

Видимо, они до этого думали, что журналист я фейковый, а удостоверение раздобыл ради правовых привилегий. С тех пор, как выяснили мой статус, начали подначивать насчет того, что я уже поди попал в новости и что обязательно напишу о них. Заслужили, парни, смотрите, орден не получите.

Перед этим еще выслушал стандартную байку про то, что мне промыл мозги Навальный, ну а как же без него.

Спускаемся с Чижовым вниз — искать понятых. Полицейский хвастается — Кировский отдел полиции находится в доме какого-то купца, он забыл какого именно. В коридорах действительно можно заблудится. Его коллега на крыльце, выслушав жалобу Чижова на то что я отказался подписывать объяснение (да, он всем рассказал об этом, не шучу), жалуется уже мне, что никто им не говорит спасибо за их службу. Чижов добавляет, что они по-человечески помогают многим людям, которые приходят к ним за юридической помощью. Вот ведь, правозащитники нашлись, думаю.

Понятые находятся удивительно быстро — первая попавшаяся парочка заходит в комнатку у КПП, Чижов им рассказывает, какой я плохой, упоминает, про мою неудобную логику отказа подписываться. Мужчина с женщиной слушают его, расписываются, не читая объяснение, я им обращаю внимание на то, что они не прочли ничего, Чижов возмущается, они молча смотрят на меня секунду, в их голове ничего не срабатывает, молча уходят.

— Все, до свидания, Даниил! — тем же тоном заправского паяца прощается Чижов.

Я на свободе. С телефонами, без повестки, без протокола, с потрепанными нервами. Ну, а иллюзий о силовиках и до этого не было.

Что хочется сказать по итогу — я требую от ведомства Василия Чижова и от него самого официальных извинений. Я требую провести служебную проверку его действий и дать им правовую оценку. Обращусь куда смогу, во все инстанции. У всех неравнодушных прошу огласки и распространения этого текста. Надо требовать соблюдения своих прав и четко знать их, а не как я. Здоровый вроде парень, а расклеился и занервничал, такого быть не должно. Еще спасибо коллегам из «ОВД-Инфо», «Вид сбоку» и «Яркуб». И «7x7», конечно, куда без вас! Спасибо всем, кто репостил и писал обо мне в соцсетях. Это было важно, правда.

Материалы по теме
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Клод
12 окт 2017 23:20

До чего же подлые некоторые сотрудники нашей полиции.

Стать блогером

Новое в блогах

Рубрики по теме

Силовики

Полиция

Навальный

Суд

Ярославская область

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности