Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

Мрачные предчувствия...

Владимир Ермилов

Во всём городе нашёл только одну гроздь рябины, около площади.... Ох, не к добру...

 

 

Последние новости

Комментарии (13)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Ничего мрачного нет
20 авг 2015 22:44

Зима будет теплой.

Время покажет...

зуев алексей
21 авг 2015 01:22

накатим за Крым !

Пей, Лёха, пей...

21 авг 2015 07:51

нефтюшка рухнула - 46
http://www.forexpf.ru/chart/brent/

21 авг 2015 07:58

20.08.15
В феврале я предсказал, что котировки WTI опустятся в диапазон $10-$20 за баррель. В то время торги шли около отметки $54, снизившись с ноября на $20 после решения ОПЕК не сокращать объемы добычи. В середине марта быки объявили о том, что черное золото недооценено, а «справедливая» цена составляет $80, что в то время было средней мировой себестоимостью добычи. Оптимисты говорили о том, что дорогая нефть стимулировала рост добычи, поэтому нынешние низкие цены приведут к снижению ее объемов, однако этого не произошло. Я продолжаю придерживаться своего прогноза в $10-$20 за баррель, и моя аргументация остается неизменной. Картели, такие как ОПЕК, существуют для поддержания цен на приемлемом уровне. Для этого каждой стране-члену выделяется квота на добычу, но обычно в реальности каждая из них добывает больше, поэтому лидер ОПЕК, Саудовская Аравия, была вынуждена сокращать собственную добычу, чтобы компенсировать рост добычи других стран. Так происходило десятилетиями, и весь рост добычи за этот период пришелся на страны, не входящие в ОПЕК, например, США и Канаду. В конце концов, саудитам надоело смотреть на то, как их доля рынка тает, и они вместе с другими богатыми странами Залива решили сыграть по-крупному.

Они решили, что их финансовое положение позволит им выдержать низкие цены дольше, чем другим, более бедным странам, что и нашло свое отражение в решении ОПЕК 27 ноября о фактической отмене квот на добычу. В этой игре «кто первый испугается» цена на нефть определяется не потребностями государственных бюджетов (например, $40 в Кувейте и $125 в Венесуэле), а себестоимостью добычи, которая в техасском Пермском бассейне и Персидском заливе составляет те самые $10-$20, а на некоторых месторождениях в Саудовской Аравии и того ниже. До тех пор, пока рыночная цена остается выше себестоимости, объемы добычи будут только расти, а не снижаться, как считают некоторые эксперты, так как нефтяники будут компенсировать снижение рыночной цены наращиванием объемов добычи. В то же время, по оценкам ОПЕК, себестоимость добычи в некоторых местах Северной Дакоты составляет $27-$41 и продолжает снижаться. Иран является другим фактором, давящим на рыночные цены, которые далеко не в полной мере учли потенциал замедления в Китае. Нас ждут дальнейший рост предложения и дальнейшее падение спроса.

ProFinance.ru: Гари Шиллинг – глава консалтинговой фирмы A. Gary Shilling & Co и аналитик, последовательно предсказывавший многие кризисы, начиная с конца 1960-х годов

Чётко-понятно, капец...

Бывший Земляк "Б.З"
21 авг 2015 08:20

и где великий знаток Ыкономики РФ , Дубнов ? до пены споривший - что мол нефтянка в ВВП РФ не более 40%.
А тут такая оппочка светит от проседающей нефчушки.

21 авг 2015 08:43

нефтянку паРАШИ первой саудиты убьют
и контрольный выстрел в голову

Эти могут...

21 авг 2015 08:20

«кто первый испугается»
гы-гы-гы)))

покупаем попкорн

момент истины
21 авг 2015 08:24

с нулевых нефть дорожала до 130$ , при ЕБН нефть стоила 10$ . Если нефть станет как при ЕБН , посмотрим как Путин вырулит ? Ему просто повезло с ценой на нефть.

16:19 , 24 августа 2015
Зима близко
автор
Григорий Ревзин
журналист

Люди уверены, что дело идет к катастрофе. Элиты, разумеется. По-разному уверены – бизнес, интеллектуалы, политики, ученые, арт-деятели – но что к катастрофе, сомнений нет. И люди из власти, с которыми встречаешься, тоже ждут катастрофы. Никакого иного варианта развития событий не предусмотрено ни у кого.

Сам при этом никто к катастрофе не ведет. Не то, что у кого-то есть программа, цель, ставка на катастрофу. Нет, отобрать у Пескова часы, у Якунина шубы, а у Володина дачу – это есть. Но помимо этих грандиозных задач скорее общая позиция такова, что мы занимаемся своим делом – творчество там, бизнес или воруем – а она произойдет неминуемо, а мы и дальше будем заниматься тем же самым. Кто-то пытается обезопаситься в смысле запасного аэродрома, большинство даже и этого не делает, считая, что надо продолжать делать то, что умеешь и привык делать. Никакого мало-мальски осмысленного плана менеджмента катастрофой не существует.

Ни у кого нет и идей, как ей противостоять. Нам понятно, что все действия власти – репрессии, война, кульбиты с рублем или уничтожением продуктов, ремонт улиц или разгром выставок – катастрофу усугубляют. Мы повторяем «власть этого не понимает», но не уверен, что кто-то в это верит. По опыту общения с представителями власти известно, что они во-первых обладают высокой способностью понимания, во-вторых, в силу профессиональных занятий, понимают несколько быстрее остальных. Катастрофа – социальная, государственная, цивилизационная – превратилась в нечто схожее с явлением природы. То, что она сметет все элиты – вот всех нас и сметет -— бизнес, интеллектуалов, политиков, ученых, арт-деятелей – все тоже понимают, но как-то вчуже. Зима близко. Человек смертен.

Это страшно интересно. Я всю жизнь до сего времени не мог понять, как Россия свалилась в катастрофу 1917 года. Просто до меня не доходило – как они могли. Я хорошо знаю историю, знаю, кто чего делал, но вот этот первый, детский вопрос, он меня преследует чуть не всю жизнь. Откуда этот синдром коллективной обреченности? Почему ничего не делали интеллектуалы? Ученые? Институты? Где была церковь? Что делал бизнес? Почему никто не сопротивлялся маргинальной группе с безумными идеями, суть которых нечего и обсуждать на фоне того, что они уничтожили, а уничтожили все. Что вообще делали все, кроме тех, кто заразился безумием?

И ведь это тянулось долго, лет 20. 20 лет люди говорили – все говорили -— что все идет к катастрофе, что обрушение мира неминуемо, но ничего не сделали, чтобы его предотвратить. И все исчезли в этой катастрофе. Почему? Как? Где было их чувство самосохранения?Недооценивали одичания? Не понимали силы ненависти друг к другу? Бросьте! Прекрасно понимали. Как понимаем и мы. Вы вот fb вокруг себя читаете, вы правда думаете, что в этот раз все тихо обойдется? Что мы не будем убивать друг друга?
Егор Гайдар в «Гибели империи» задавался тем же вопросом в специальной перспективе – размышляя над событиями 1993 года, когда он призвал граждан выйти на улицы и противостоять путчу. У него там рассуждение про то, что 50 тысяч озверевших психов победили потому, что им никто не противостоял, и нужно было всего-то позвать людей для противостояния. Позови – и придут, потому что они же кровно, самим своим существованием заинтересованы в том, чтобы мир был нормальным. И он позвал. И пришли.

Ок, кто сегодня, в момент катастрофы, пойдет защищать Путина? Это вообще мыслимо для любой из сегодняшних элит -— бизнеса, интеллектуалов, политиков, ученых, арт-деятелей – самому выйти защищать Путина и других призвать? Я – не выйду и не позову, прекрасно понимая, что впереди. Рот не откроется, и мне кажется, ни у кого не откроется. По чьему призыву мы сможем соединиться для того, чтобы не сгинуть? Власти? Парламента? Церкви? Олигархов? Это совершенно исключено. Мир -— не защищаем. Даже если у кого-то есть какая-то репутация, она будет потеряна немедленно в тот момент, когда он призовет противостоять катастрофе.
И я наконец понял, что произошло с Россией Николая Второго. Вот ровно это.