Собирается ежемесячно 52 576 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Рязанская область
  2. Как дура, без шарфика

Как дура, без шарфика

Мария Середа
Мария Середа
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Эссе является частью цикла "Патриотизм в массы: любовь к Родине или лояльность власти?". С остальными эссе вы можете ознакомиться здесь и здесь.

Начинать думать о патриотизме можно, например, с даты. Почему меня попросили написать эссе о любви к родине именно к 23 февраля? Допустим, потому что любить отечество – значит быть готовым встать на его защиту: мы готовы драться, защищая тех, кого любим. Родину – от врага, девушку – от хулигана, ребёнка – от нападающей собаки. Но при этом символами любви мужчины к женщине остаются голуби, сердечки и розочки, а не бейсбольная бита и кастет. Любовь мужчины к женщине обозначает, помимо готовности дать в морду хулигану, заботу, поддержку, кофе в постель, кидаться попкорном и прочее. Почему любовь к родине – это, в первую очередь, про дать в морду?

Явления человеческого мира параллельно существуют в двух режимах – в режиме физическом, связанном с телом, инстинктами, кровью, потом, страхом смерти и желанием выжить. И в режиме метафизическом, связанном с любовью, самопожертвованием, красотой, поисками смысла и попыткой прикоснуться к чему-то более значимому, чем ты сам. Любовь к родине, безусловно, относится ко второму, метафизическому режиму.

Чем отчётливее проявляется режим пота, крови и страха, тем сильнее нам приходится раскручивать и раздувать параллельную реальность вещей – высшие смыслы. Поэтому жарче всего мы клянемся в любви после ссор и измен, с Богом разговариваем на кладбищах, а о патриотизме говорим перед войной. Война, лишенная своей метафизической части (подпитываемой патриотическими стихами, фильмами, парадами и легендами о героях), оказалась бы очень странным и уродливым занятием – соревнованием по массовому разрушению человеческих тел.

Любовь к родине, как и всё человеческое в нас – это искусственная конструкция. Одна из тех прекрасных, великих и удивительных искусственных конструкций, которые делают нас людьми.

Мои чувства по отношению к трудноопределимой субстанции под названием «родина» менялись неоднократно, как у каждого нормального человека. Меня тошнило от берёзонек, рябинушек и прочего навязанного школой кича. Я полчаса стояла перед «Демоном поверженным» Врубеля. Я, засыпая, представляла себя женой декабриста. Я произносила «Im Russian» и с вызовом, и с удовольствием, и с опаской. Я плакала, читая новости. Я помогала тушить горящие мещёрские леса. Я размышляла над тем, способна ли я, гипотетически, кого-нибудь убить, чтобы кончилась война в Чечне. Я ненавидела родину – или, как минимум, тех, кто действовал от её имени. Я искала страну, в которой люди были бы более похожими на меня, чем в России, и не находила.

Наверное, вся эта мешанина из убеждений и чувств и называется любовью человека к родине. Если любовь человека к человеку такая сложная штука, с чего мы взяли, что любовь человека к родине должна быть простой и складной, как картинка в букваре? Но если любовь к родине сложна и многослойна, то патриотизм, которого ждёт от нас государство 23 февраля – это не про любовь, а про верность. Прославляя готовность мужчины стрелять во имя родины, мы прославляем вовсе не прекрасные и сложные чувства, одолевающие его во время прочтения «Доктора Живаго», а верность государству. Всё, что государству нужно – это готовность мужчины отречься от самого себя, выполняя приказ. К Пастернаку и берёзонькам эта готовность имеет весьма условное отношение.

Верность государству – пустая оболочка, которая подпитывается важными для нас смыслами, как воздушный шар – горячим воздухом.

Мужчина, защищающий семью. Бабушка, голодавшая в 41-м. Вечный огонь в память о погибших. Радость матерей, дождавшихся детей с войны. Горе не дождавшихся. Готовность ученого погибнуть, исследуя неизведанное. Всё это – важнейшие смыслы, прикасаясь к которым, мы становимся людьми.

От этих смыслов государство (любое, не только наше) подпитывает аккумуляторы патриотизма, чтобы в дальнейшем применять их для практически чего угодно. Не нужно быть гением маркетинга, чтобы увидеть, как это работает. Возможно, кому-то повезло быть гражданином государства, которое никогда и ни при каких обстоятельствах не использует эту батарейку для сомнительных целей. Но, к сожалению, не мне.

Один знакомый патриот, горячий сторонник правящей партии, объяснил мне один раз, как работает его отношение к родине. Я спросила, что с ним происходит, когда его родина творит фигню, – может же такое быть, что государство, даже такое прекрасное, как у нас, совершит что-нибудь, что будет расходиться с его представлениями о разумном и правильном? Патриот, который был, к тому же, страстный футбольный фанат, ответил, что это как на матче: если косячит команда соперника, ты кричишь и свистишь. Если косячит твоя – ты молчишь, надеясь, что судья не заметит. Всё для победы.

Я не могу так, чтобы «все для победы». Я не могу клясться в верности огромной, непрозрачной, неподконтрольной организации, принимающей непредсказуемые решения. Если я присягну ей в верности, вся совершенная ею хрень будет на моей совести, а я к этому не готова.

Смыслы, ради которых люди брали в руки оружие, менялись неоднократно на протяжении истории. Мы уже, вроде бы, усвоили, что не очень круто драться за самый сочный кусок задницы мамонта, за территорию соседнего племени, за подавление бунта в колониях, за гроб господень и за короля. Собственно, человечество на протяжении истории отметало сущности, оказавшиеся недостаточно важными, чтобы ради них отрекаться от самого себя и убивать других. И мне кажется, что «интересы родины» – следующая на очереди сущность в этой цепочке.

Почему нужно клясться в верности некоторому куску территории – а не миру? Почему нужно любить обладателей определенного гражданства, а не человечество? Почему кровь соотечественников должна вызывать в нас больше негодования, чем кровь любого человека на земле? Если ни одно государство мира не способно защищать именно тот пучок смыслов, которые лично я для себя назначила главными (свободу, терпимость, честность, солидарность, вот это все) – какое отношение имеют интересы государств ко мне?

Все это, в конечном счете, про личную ответственность. Я бы, пожалуй, не возражала, если бы мир был устроен так же логично, как футбольный матч. Я бы с радостью была диванным патриотом – намотала бы на шею шарфик красного или зелёного цвета, запаслась попкорном и кричала бы «Гол!», «Судью на мыло!», «Крым наш!», или наоборот, «Слава Украине». А если бы нужно было идти стрелять, – шла бы, точно зная, в шарфик какого цвета мне нужно целиться. Но мир сложнее, чем футбол, и я уже никогда не смогу выбрать, за какую команду болеть. Так и буду сидеть одна, как дура, без шарфика, ни державе, ни царю, ни Богу, ни политтехнологам не доверяя принимать решения о моих смыслах. Для меня эпоха патриотизма, кажется, закончилась.

Материалы по теме
Мнение
5 авг
Евгений Пирогов
Евгений Пирогов
В ходе 39-й экспедиции «Деревянные кружева Поволжья» изучили домовую резьбу южной части Новоторъяльского района
Мнение
13 окт
1
Анна Межова
Анна Межова
Пережившие ад дети не должны оставаться один на один со своей бедой
Комментарии (2)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Нина
28 фев 2015 02:44

Отличная статья. Я бы добавила, что любовь к родине и любовь к власти - это разные вещи, но власть очень хочет убедить население, что это одно и то же. Не любишь Путина? Ах так, значит ты свою страну не любишь? Но одно с другим смешивать очень опасно. Можно любить Россию (вт тем самым противоречивым набором чувств, воспоминаний и мыслей, что Вы описали), и при этом критически относиться к группе мужчин, которые стоят у власти в даный период. И кстати - образ мужчины-защитника тоже весьма сомнителен. От кого он женщину защищает? От других мужчин. А они тоже чьи-то защитники? Ну типа того. Так что кому-то мужчина защитник, а кому-то - насильник.

Юрий
21 фев 2018 00:43

Как говорил Л.Н. Толстой, всяческий патриотизм ведет к войне. Патриотизм (патриот, patriot) подразумевает жертвенность, принести себя в жертву. Есть куда более объемное, русское определение Защитник. Защита себя, семьи, Родины. Думаю это определение, хоть и менее популярное, но куда ближе к нашему менталитету и по форме своей и по содержанию. Подмена понятий, однако.

Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
ПатриотизмРязанская областьРазмышленияПрава человекаПолитикаРязаньОбщество
Хватит читать
Москву!
Хватит читать Москву!
Подпишись на рассылку
о настоящей жизни в российских
регионах
Подпишись на рассылку о жизни в регионах
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!