Республика Марий Эл
Александр Лебедев Александр Лебедев Республика Марий Эл 0

К теме «Предаст ли В.В. Путин своего офицера РВСН?»: Открываю предыдущее «открытое заявление к В.В. Путину» от 30.01.2012 г. (продолжение начатого в 2015 г.). Раздел № II, часть № II, глава Л. Стр. 171-174.

гл.Л) ПРЕДЛАГАЮ ПЕРЕЗАГРУЗКУ.

ОПТИМАЛЬНЫЙ КОМПРОМИССНЫЙ ВАРИАНТ «РАЗОЙТИСЬ ПО-ХОРОШЕМУ»,

В ДУХЕ МИРОВОГО СОГЛАШЕНИЯ.

Стр. 171-174.

         Не менее очевидно и то, что, если бы всё было по-честному, то командир в/ч 93876 в промежутке времени между свидетельством о болезни № 546 от 5.12.01 г. и исключением меня из списков личного состава части 13.06.02 г. (за имевшиеся у него почти полгода) в силу своих прямых должностных обязанностей, вменяющих ему заботу о подчинённых, должен был сам сделать всё от него зависящее, чтобы ещё до 13.06.02 г. решить вопрос с инвалидностью. На самом же деле командир в/ч 93876 «не ударил палец о палец» даже не смотря на то, что, наряду с прочими, я ставил этот вопрос перед моим предстоящим увольнением и даже занёс его в лист учёта беседы. Командир в/ч 93876 его (как и почти все остальные) попросту полностью проигнорировал, что только лишний раз свидетельствует о том, что в деле злонамеренного ущемления и нарушения моих основополагающих конституционных прав всё было просчитано далеко вперёд.

         Ошибочность и незаконность отказа в 2002 г. в установлении мне инвалидности совершенно очевидна. В качестве доказательства вполне достаточно хотя бы вспомнить ответ за исх. № 2681 от 25.12.02 г. министра соцзащиты населения и труда РМЭ Н.В. Климиной с её чётким указанием на «расхождение диагнозов лечебного учреждения и психбюро МСЭ».

         Следовательно, мне должна быть установлена инвалидность, в которой было незаконно отказано в 2002 г. и установлена она должна быть именно с 2002 г., поскольку только в этом случае в соответствии с законом (до истечения 1 года с момента увольнения, то есть – до 12.06.03 г.) у меня появится право и возможность получить всё то, что мне в этом случае полагалось:

         • Дополнительная жилплощадь (которую мне никогда даже не предлагали), как инвалиду с психическим заболеванием, требующим обязательного диспансерного наблюдения - в соответствии со ст. 40 Конституции РФ, ст. 17 Федерального закона от 24.11.95 г. № 181-ФЗ, Постановлением Правительства РФ от 28.02.96 г. № 214 и приказом министерства здравоохранения и медицинской промышленности РФ от 15.04.96 г. № 143;

         •  Право на страховую выплату по инвалидности - в соответствии с ФЗ от 28.03.98 г. № 52-ФЗ (75 окладов инвалиду 1 группы, 50 – 2 группы и 25 – 3 группы) и приказом МО РФ № 455 от 10.10.98 г.;

         • Скидка не ниже 50% с квартплаты и оплату коммунальных услуг - в соответствии со ст. 39 Конституции РФ и ст. 17 Федерального закона от 24.11.95 г. № 181-ФЗ;

         • Право на реабилитацию - в соответствии со ст. ст. №№ 39 и 41 Конституции РФ и главой III Федерального закона от 24.11.95 г. № 181-ФЗ;

         • Право на обеспечение занятости - в соответствии со ст. 37 Конституции РФ и ст. 20 Федерального закона от 24.11.95 г. № 181-ФЗ;

         •  Право на санаторно-курортное лечение - в соответствии со ст. 41 Конституции РФ и ст. 29 Федерального закона от 24.11.95 г. № 181-ФЗ;

         •  Право на транспортное обслуживание - в соответствии со ст. 39 Конституции РФ и ст. 30 Федерального закона от 24.11.95 г. № 181-ФЗ и проч.

         При этом никакие аргументы типа того, что ранее я уже обращался в судебном порядке по вопросу восстановления указанных нарушенных прав не могут приниматься во внимание по всё тому же очевидному основанию – тяжёлому психическому заболеванию «хроническое бредовое расстройство», которое в этом случае несомненно должно быть признано уважительной причиной пропуска процессуального срока обращения в суд. А мне в своё время суд отказал именно по этому чисто формальному основанию - в связи с пропуском срока исковой давности. То есть – отказал, как абсолютно психически здоровому человеку.

         При таких обстоятельствах, казалось бы, какая принципиальная разница для государства, в связи с чем, по какому основанию восстанавливать меня в списках личного состава, раз это в любом случае неизбежно? Однако на практике, похоже, это государство не столько заботится о восстановлении моих так или иначе, но грубо нарушенных прав и интересов, сколько печётся о том, как бы не понесли заслуженную (вплоть до уголовной) ответственность конкретные виновные в этом вопиющем беспределе весьма и весьма высокопоставленные должностные лица.

         Пока же в этом псевдо «правовом», псевдо «демократическом» и псевдо «социальном» государстве всем, кроме меня, удобнее, чтобы я и дальше, до бесконечности, безуспешно сражался с ветряными мельницами.

         По большому счёту, наверное, можно было бы ограничиться единственным, но самым принципиальным вопросом к Вам в данной части: уважаемый Владимир Владимирович, Вы – за то, чтобы в первую очередь восстановить мои явно и грубо нарушенные права и интересы, или – за то, чтобы все причастные к моему вопросу латентные преступники в лице чиновников самого разного «ранга и жира» и дальше продолжали глумиться и издеваться надо мной и моей семьёй? Поэтому в качестве проверки на зрелость я в очередной раз предлагаю Вам, уважаемый Владимир Владимирович, начать с того, чтобы в первую очередь восстановить меня в списках личного состава в связи с допущенными чудовищными нарушениями моих прав и интересов независимо от того, с какой стороны и позиции Вы на это посмотрите, а потом уже разбираться, кто прав, кто виноват и кому что и сколько положено. В случае реализации этого предложения я даже буду готов снять с повестки дня некоторые наиболее щепетильные вопросы. Например, о претензиях лично с моей стороны к тем или иным конкретным должностным лицам за такое непрерывное 10-летнее глумление и издевательство надо мной и моей семьёй, поскольку прекрасно понимаю, что если разбираться по полной программе, то пересажать можно и нужно будет не меряно. Я готов списать весь беспредел конкретных исполнителей на безликую «систему», которая довольно часто в таких случаях остаётся крайней. То есть, я готов на такой своего рода нулевой вариант с тем, чтобы в дальнейшем, с высоты своего личного горького опыта и поневоле полученных знаний принять активное участие в реформировании этой системы с таким расчётом, чтобы в будущем подобных сбоев с массовой, коллективной безответственностью больше не происходило. Впрочем, эта моя готовность к снисхождению к виновным не означает, что Вы со своей стороны не можете дать более жёсткую оценку всему, что творилось и всё ещё творится.

         Что же касается моего варианта компромисса сугубо в материальном отношении, то я также готов пойти на значительные уступки в том плане, чтобы ограничить причитающиеся мне выплаты только денежным довольствием. То есть, иначе говоря, в этом случае я готов отказаться от обоснованных и законных претензий к ГУ РМЭ «ОПЦ РМЭ», ООО «ЭРЕБУС – принт» (московской типографии), ООО «Эльбрус-Строй», ООО «М-строй» и ООО ОП «Бастион», что только по заработной плате (без учёта компенсации морального вреда) в сумме составит примерно 6 708 000 руб. По-моему, очень даже неплохая уступка. Так что – слово за Вами. А то, что ситуация сама по себе предельно дурацкая (когда по указанным расчётам я одновременно имею обоснованные и законные претензии к такому количеству патологически недобросовестных субъектов гражданских правоотношений), так в этом, во всяком случае, вина не моя, а, опять же, исключительно государства.

         При этом в организационно-техническом плане при желании можно значительно упростить всю эту процедуру, исходя из следующей аналогии случая.

         Когда 26.12.10 г. ко мне, как к председателю РО ОПСВ РМЭ, обратился ранее неизвестный мне военнослужащий в/ч 48404 майор Кундель И.Н. с просьбой помочь ему защитить в военном суде нарушенные права и интересы в связи с незаконным увольнением из ВС РФ приказом командующего Владимирской ракетной армией (командира в/ч 43176) от 26.11.10 г. № 059, то я, как всегда в таких случаях, сделал всё, что мог. Я единолично полностью подготовил ему соответствующее обращение в 95-й ГВС, которое ему оставалось только подписать и оплатить госпошлину. Подготовленный мной судебный иск был настолько убедителен, что после того, как уволивший майора Кунделя И.Н. ответчик, командующий Владимирской Р.А., ознакомился с его содержанием, то он решил, не доводя дело до судебного разбирательства, по собственной инициативе (с опережением) издать новый приказ № 021 от 26.04.11 г. об отмене его же приказа № 059 от 26.11.10 г., в связи с чем необходимость в бессмысленной судебной тяжбе автоматически отпала, а майор Кундель И.Н., соответственно, благополучно продолжает в настоящее время службу в РА.

         По моему мнению, ничто не мешает поступить точно таким же образом и в моём случае. Поэтому в целях ускорения рассмотрения вопроса по существу содержание настоящего обращения в электронном варианте (на компакт-диске) я также доведу до сведения командующего РВСН, на основании приказа которого за № 088 от 11.04.2002 г. я был исключён из списков л/с части командиром в/ч 93876 (приказ последнего за № 103 от 27.05.2002 г.). Хотя я и сильно сомневаюсь, что без Вашего указания в той или иной форме командующий РВСН решится что-либо сделать сам, - уж слишком экзотичен мой случай.

         Само собой разумеется, что после отмены, как необоснованных и незаконных, приказов командующего РВСН № 088 от 11.04.2002 г. и командира в/ч 93876 № 103 от 27.05.2002 г. и логично вытекающего из этого моего соответствующего восстановления в рядах РА в порядке профессиональной реабилитации о моём дальнейшем прохождении службы в ВС РФ в сегодняшние полные 50 лет не может быть и речи, поэтому после восстановления я подлежу увольнению по нормальному основанию – предельному возрасту. В связи с этим считаю уместным напомнить, что актом № 8 от 27.10.04 г. высокой московской комиссии я был признан нуждающимся не только в профессиональной, но и в социальной реабилитации. В плане реализации второй части реабилитации (социальной) и в порядке развития её первой части (дальнейшей профессиональной реабилитации) я считаю вполне уместным и заслуженным поставить вопрос об Уполномоченном по правам человека в РМЭ. Но это уже тема другого раздела, которую я вынес в главу «Г)» части I раздела III – «ПО МНЕНИЮ ГЛАВЫ ПРАВИТЕЛЬСТВА РМЭ МАРКЕЛОВА Л.И. И ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ГОССОБРАНИЯ РМЭ МИНАКОВА Ю.А. РЕСПУБЛИКА МАРИЙ ЭЛ НЕ НУЖДАЕТСЯ В СВОЁМ УПОЛНОМОЧЕННОМ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА».

Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.
Комментарии (0)
Комментирование запрещено