Республика Карелия
Конец противостояния: защитники Сунского бора в Карелии покинули лагерь Республика Карелия 1
Фото Сергея Маркелова

Защитники Сунского бора 25 марта покинули палаточный лагерь, в котором они прожили последние девять месяцев, чтобы спасти лес от вырубки. Пять лет назад компания «Сатурн Нордстрой» получила этот участок земли под разработку песчаного карьера, но стала вырубать деревья летом 2016 года. В этот момент в бору и появился лагерь защитников, которые организовали круглосуточное дежурство. 17 марта 2017 года врио главы Карелии Артур Парфенчиков заявил, что с компанией «Сатурн Нордстрой» расторгнут договор аренды земли. Сунские «партизаны» получили копии документов 24 марта, после чего приняли решение прекратить дежурство в лесу. Корреспондент «7x7» наблюдал, как разбирают лагерь.

 

 
 
 

В деревне Суна скопление машин. Рядом с домом защитницы бора Татьяны Ромахиной несколько человек в походной одежде. Хозяйка отправляет всех, кто приехал в кроссовках, переодеваться. Обратно люди возвращаются в больших рыбацких сапогах. Их фотографируют «для истории».

— Нам надо свернуть все, перевезти. Теперь все бумаги у нас есть, пришло мне вчера письмо из правительства... Так что все, нас это все устраивает. Мы счастливы! — говорит Татьяна Ромахина.

Путь в лагерь лежит через реку. Лед немного подтаял, поэтому перед походом в лес один из «партизанов» проводит инструктаж: идти друг за другом.

В лагере горит костер. Хозяева быстро накрывают стол, греют чайник на огне.

— Нужно попить чая, перекусить, потом за работу, — говорит один из защитников бора.

 

 

Первые волонтеры увозят пенопласт — им утепляли полы и стены в палатке. Затем разбирают трубу от печки в палатке, снимают красные советские флаги, выносят стол. Это, говорят, реликвия, ровесник одного из «партизанов». Выуживают из палатки подпорку, с которой снимают икону.

— Свое мы отстояли. Долго, упорно, но отстояли. Тяжело? Конечно, по двенадцать часов [дежурить] было тяжеловато. А кода морозы ударили, ночи темные стали, тут уже с четырех дня и до девяти утра было тяжелее. Но палатка у нас теплая, дров хватало, печка хорошая. Жили, — говорит 80-летний Василий Дийков.

— Навес оставим, чтобы от дождя укрываться, столы оставим: люди придут, не только мы, чаю попьют, от дождя спрячутся. Мы это оставим для истории, — рассказывает Татьяна Ромахина.

«Партизаны» спорят, в чем причина противостояния в Сунском бору — политика это или нет? Татьяна Ромахина успокаивает: «Давайте уже без политики».

— Можно говорить очень много, «политиковать» где-то. Просто надо дело делать. Мы здесь с 2012 года, и я не хочу говорить, политика это или не политика. Мы просто делали свое дело, — говорит она.

 

 

 
 
 

Пока разбирают лагерь, люди вспоминают непростые дни противостояния, и как они узнали о победе.

— Мне начали звонить и спрашивать, правда ли это, поздравляли, — рассказывает Татьяна Ромахина.

— Мы с Ниной Петровной в пятницу, 17 марта, здесь дежурили. Приехала домой, в Кондопогу. Вышла в интернет и увидела сообщение. Стала звонить Нине Петровне в первую очередь, потому что сначала глазам не поверила, — говорит Вера Мушникова.

«Партизаны» уверяют, что приведут лес в порядок. Сначала попросят в Минприроды Карелии вывезти вырубленные деревья, а потом посадят новые.

— Мы хотим посадить сосенки. Мы же не надеемся на то, что кто-то придет и за нас все сделает. Раз уж мы отстояли, теперь надо все в порядок привести, — поясняет она.

Кто-то достает растяжку: «Держитесь крепче!», вешают ее на память рядом с прибитой к столбу иконкой. Пока идут последние сборы, обсуждают, как будут праздновать победу: поставят стол на причале, приготовят рыбу и шашлыки.

Костер затухает, партизаны садятся на дорожку под навесом.

— Прощай, мой друг, уходят паровозы, — затягивает защитник Сунского бора Николай Мушников.

— Что ж будем делать на следующих выходных? — спрашивает его сестра Вера.

— Ника, а как ты теперь? Не будешь в лес ходить.

— Халтуру сшибу, «малышку» [бутылка алкоголя] куплю и сюда, — шутит Василий Дийков.

Защитники выпили, закусили леденцами и отправились в обратный путь.

— Выжила наша тропинка, — говорит по пути Василий Дийков.


Жители деревни Суна пять лет боролись за сосновый бор, который был отдан компании «Сатурн Нордстрой» под разработку песчаного карьера. Этот лес — единственное место для местных жителей, где они традиционно заготавливают грибы, ягоды и лекарственные травы.

В 2015 году в лесу были обнаружены краснокнижные растения — лишайник лобария легочная и мох неккера перистая. Тогда планируемые работы по разработке карьера отложили. Но после того, как Росприроднадзор России разрешил предпринимателям переместить краснокнижную лобарию за пределы предполагаемого карьера, работы по вырубке леса начались.

Летом 2016 года жители деревни Суна разбили лагерь в лесу, чтобы предотвратить уничтожение леса. В феврале вопрос о социальном конфликте между жителями Суны и бизнесом обсуждали представители Совета по правам человека. Они побывали на месте дежурства в лесу и пришли к выводу, что все разрешения выданы без нарушений, однако мнение людей надо уважать. 


Сергей Маркелов, фото автора, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Марина
# 26 / 03 / 201718:50

"пришли к выводу, что все разрешения выданы без нарушений"
Разве?
Менее 1000 м до карьера от домов, наличие краснокнижных видов - это не ограничения на выдачу лицензий?

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: