Республика Коми
Более половины освободившихся из тюрем в Коми осужденных остаются жить в республике Республика Коми 0

В учреждениях пенитенциарной системы Коми отбывают наказание чуть более 11 тысяч человек. В прошлом году в следственные изоляторы региона поступило более трех тысяч арестованных, освободились из исправительных учреждений четыре тысячи человек, из них более двухсот — по амнистии в связи с 20-летием российской Конституции. В Коми остался 2771 человек (или 65%), из них 94 раньше в республике не проживали. Эти данные прозвучали на заседании коллегии ГУФСИН России по Коми.

Фото Максима Полякова

По словам начальника Управления Александра Протопопова, в спецучреждениях региона стало почти вдвое больше человек, осужденных при особо опасном рецидиве преступлений. Произошло это из-за перепрофилирования ухтинской ИК-8 в колонию особого режима.

В 2014-ом по экономическим причинам прекратила существование колония-поселение №39 в поселке Касьян-Кедва Княжпогостского района. На очереди — КП №47 на Удоре. Документы о ее ликвидации уже направили в ФСИН России.

Как отметил Александр Протопопов, обстановка в колониях республики в прошлом году была стабильной, почти полторы тысячи преступных замыслов сотрудники УФСИН предотвратили. Всего в управлении зарегистрировали 24 преступления в колониях, в том числе четыре побега осужденных из-под надзора.

В исправительных учреждениях Коми отбывают наказание шесть криминальных авторитетов, из них два «вора в законе». Всех их содержат в изоляции от остальных осужденных.

Между тем у «сидельцев» все так же продолжают находить запрещенные предметы. В прошлом году сотрудники УФСИН изъяли у них более 1600 мобильных телефонов, три огнестрельных оружия, 165 боеприпасов и более четырех кило наркотиков.

Чтобы решить проблему негативного воздействия осужденных с террористическими и экстремистскими идеями на остальной контингент, в этом году в колониях начнут эксперимент: таких осужденных будут содержать отдельно.

Коми участвует еще в одном эксперименте: в тюрьмах пробуют новые методы воспитательной работы. Для этого в ИК-1 создали внештатные Центры исправления осужденных.

Итогом работы таких центров стало то, что меньше осужденных попадали в штрафной изолятор, больше — освобождались из колоний условно-досрочно, некоторым улучшили условия отбывания наказания.

Полтора года в Коми реализуют проект государственно-частного партнерства между колонией и Жешартским лесопромышленным комбинатом. Каждый день на работу в его стенах выходят 170 поселенцев, которые в среднем получают по 12 тысяч рублей.

— В отдельных районах республики сложилась сложная ситуация, связанная с нехваткой рабочих кадров. Это вынуждает отдельные предприятия привлекать трудовых мигрантов. Наибольшие сложности испытывают градообразующие предприятия. Недостаточная и нестабильная занятость граждан негативно влияют на социальную обстановку. На примере этого предприятия можно решить проблемы с нехваткой рабочей силы на предприятиях нефтяной и газовой промышленности, — отметил Александр Протопов и предложил выйти на федеральный уровень с законодательной инициативой: упразднить колонии-поселения и создать на их базе «учреждения открытого типа», как это уже давно сделано в Европе.

Глава Коми Вячеслав Гайзер и председатель госсовета республики Игорь Ковзель в своих кратких выступлениях на коллегии эту инициативу поддержали.

В конце доклада руководителя Управления прозвучало то, что всего в исправительных учреждениях УФСИН республики в 2014-ом произвели 146 тонн мяса, 540 тонн молока, 271 тысячу яиц, собрали 44,5 тонны свежих овощей, 64,8 тонны картофеля и почти две тонны зеленого лука.

Ситуацию с социализацией бывших заключенных, освободившихся из тюрем республики, в том числе и иногородних, «7х7» прокомментировал председатель КПК «Мемориал» Игорь Сажин. Он подчеркнул, что как таковой социализации не происходит и решение вопроса с «мертвой точки» пока не двигается.

— В других регионах есть специальные программы социализации. Например, в Мурманске даже строят общежития для освободившихся, предоставляют им работу. Однако основная проблема для таких людей — жилье, — отметил Игорь Сажин. — У нас на уровне республики такой программы нет. Есть внутренняя — на уровне УФСИНа. Они стараются разослать письма на места с информацией о том, куда едет человек, есть ли у него жилье и возможность устроиться на работу. Иногда участковые дают ложную информацию, для «галочки», человек становится бомжом и вскоре вновь попадает в тюрьму.

В Коми работает центр для мужчин, который принимает бывших заключенных и какое-то время решает их проблемы. Также есть религиозные центры, занимающиеся социализацией осужденных, но при условии, что они будут там работать.

— Свои-то теряют социальные связи, пока сидят, что уж говорить об иногородних, — заметил председатель КПК «Мемориал». — И ведь это не лучшая часть населения с криминальным опытом, которая остается у нас, и никто не думает, что с ними дальше делать. Проще говоря, конструкция сейчас выглядит так: «Общество, прими и терпи». Я не говорю, что их надо вытолкнуть за пределы региона, они же сидели у нас, но кто это будет контролировать? Проблема обсуждалась в прошлом году, в том числе с членами ОНК. Пока ничего с места не сдвинулось, поскольку эта тема не считается у нас столь важной, сколько мы не пытались поднять этот вопрос. 


Ярослава Пархачёва, «7x7»

Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: