Мурманская область
Члены Общественной наблюдательной комиссии по Мурманской области подвели итоги 2014 года Мурманская область 1

О проблемах тюремной медицины рассказал председатель благотворительной общественной организации помощи бездомным «УЛИЦА» Валерий Бабурин:

ВИЧ-инфицированные осужденные

— В прошлом году в результате проверок ИК-16 и ИК-18 нами было выявлено нарушение прав осужденных ВИЧ-инфицированных граждан. По причине сбоя поставок медикаментов многие ВИЧ-инфицированные осужденные не имели возможности получать антиретровирусную терапию, назначенную им по медицинским показаниям. На тот момент в адрес ОНК из колоний поступило множество обращений, связанных с отсутствием такого лечения, из-за чего у некоторых осужденных ухудшилось самочувствие, в связи с чем возникли обоснованные опасения за свое здоровье и жизнь.

Такая ситуация возникла по причине того, что с 1 января 2014 года медицинские учреждения при исправительных учреждениях перешли в ведение ФКУЗ МСЧ-10 ФСИН России (Петрозаводск), и все вопросы, касающиеся медицинской помощи осужденным, в том числе вопросы обеспечения лекарственными средствами, перешли в компетенцию данного учреждения. Соответственно, администрации исправительных учреждений и руководство медицинских учреждений, находящихся при них, на ситуацию повлиять никаким образом не могут и лишены возможности в полной мере исполнять свои обязанности.

В связи с выявленными нарушениями мною были составлены обращения в адрес губернатора Мурманской области Ковтун М. В.; уполномоченного по правам человека Мурманской области Патрикеева А. В.; министра здравоохранения Мурманской области Перетрухина В. Г.; прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Ашуркову А. С.

В результате прокуратурой в адрес руководства ФКУЗ МСЧ-10 ФСИН России было вынесено представление. На сегодняшний день жалобы от осужденных на отсутствие ВИЧ-терапии отсутствуют.

Больные сахарным диабетом заключенные

Еще одной важной проблемой системного характера является вопрос получения специального питания больными сахарным диабетом. Так, во время одного из посещений ИК-18 к членам ОНК с жалобой на отсутствие такой диеты обратился осужденный К. По словам обратившегося, из-за отсутствия диеты, у него ухудшается самочувствие, в связи с чем есть опасения за здоровье и жизнь.

По данному обращению члены ОНК встретились с начальником медицинского отдела УФСИН России по Мурманской области майором внутренней службы Гуменчук Э. В. По заявлению Гуменчук Э.В., вопрос питания в учреждениях уголовно-исполнительной системы регулируется приказом №125 («Об утверждении норм питания и материально-бытового обеспечения осужденных к лишению свободы, а также подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, находящихся в следственных изоляторах федеральной службы исполнения наказаний, на мирное время»), который никакого специального питания для больных сахарным диабетом не предусматривает.

Подобные обращения в адрес ОНК поступали также из СИЗО-1. Так, в декабре этого года, во время посещения следственного изолятора заключенный Д. обратился с жалобой на невозможность соблюдать диету, связанную с его заболеванием сахарным диабетом, в связи с чем у него несколько раз было предобморочное состояние, слабость, головокружение. При посещении ИК-16 также выяснилось, что больные сахарным диабетом не имеют возможности соблюдать необходимую диету. Логично сделать вывод, что в других учреждениях уголовно-исполнительной системы происходит то же самое.

С моей точки зрения, данный вопрос следует рассматривать не в свете приказа №125, а прежде всего через призму Конституции РФ и ратифицированных Российской Федерацией международных актов. Не буду подробно останавливаться здесь на анализе нормативно-правовых актов, касающихся вопросов медицины, скажу лишь, что Конституция РФ и ряд международных договоров гарантируют и предусматривают право каждого человека на получение медицинской помощи и охрану здоровья, использование любых средств, позволяющих ему поддерживать свое здоровье в наилучшем возможном состоянии и т. д.

Замечу, что в учреждениях уголовно-исполнительной системы оказываются не только взрослые, но и несовершеннолетние, в том числе дети, которые до трех лет находятся вместе со своими матерями. Среди них также могут быть дети, больные сахарным диабетом. В данном случае ситуацию с детьми во всех этих учреждениях необходимо рассматривать еще и через призму Конвенции о правах ребенка.

В связи с вышеизложенным необходимо добиваться приведения норм нашего уголовно-исполнительного законодательства (включая подзаконные акты Правительства и соответствующих ведомств) и прочих норм, регулирующих режим содержания в изоляции в местах принудительного содержания в соответствие со здравым смыслом и правом.

Таким образом, вышеуказанная проблема требует, с моей точки зрения, самого пристального внимания, включая уполномоченных по правам человека и уполномоченных по правам ребенка, а также иных специалистов.

В настоящее время занимаюсь анализом нормативно-правовой базы, касающейся вопросов доступности медицинской помощи и охраны здоровья. По результатам анализа в соответствующие органы будут направлены обращения.

Об изменениях в условиях содержания заключенных рассказала заместитель председателя организации «Гуманистическое движение молодежи» Татьяна Кульбакина:

— Этот год был для меня первым в ОНК, и я могу точно сказать, что за этот год во многих МПС произошло улучшение условий содержания. Конечно, не везде, и много еще над чем нужно работать, но видно, что ремонты идут. Например, стоит отметить ремонт, произведенный и находящийся в процессе в СИЗО-1 и в ИК-17. Может, им проще, потому что они находятся в региональной столице, не знаю. В СИЗО-1 запланировано полностью поменять помещения прогулочных двориков, потому что нынешние ужасны и не дают никакого доступа к свету.

Жаль, что до сих пор мы не смогли убедить администрации колоний и СИЗО, что в закрываемых помещениях (карцеры, штрафные изоляторы, ПКТ) необходимо обеспечивать приватность, так как туалет либо совсем не огорожен, либо огорожен недостаточно, что, конечно, унижает человеческое достоинство.

Мы также надеемся на увеличение площадей больницы при ИК-18. Койко-мест решительно не хватает, из-за чего заключенные выходят из исправительных учреждений не исправленными, а покалеченными.

Из сложностей, чаще всего не хватает транспорта. Мало у кого есть свои автомобили, да и часто нет средств для того, чтобы посещать отдаленные от центра колонии в Зеленоборском, Ревде, Оленегорске.

Также ОНК сейчас вплотную занимается упрощением въезда членов ОНК в ЗАТО, так как мы из-за пропускной системы не можем там контролировать МПС.

И не хватает рук и знаний на то, чтобы хорошо разбираться со всеми жалобами осужденных, так что юристы, готовые тратить свое время на это, нам бы не помешали.

А в 2015 хочется просто продолжать посещать, улучшать, и, надеемся, получится проводить совместные семинары с УФСИН и МВД по правам человека, потому что с пониманием правозащитных основ в этой среде все грустно.

Ирина Пайкачёва рассказала об угрозе потери двух активных членов ОНК, улучшении условий содержания в ИВС региона, а также сотрудничестве с комиссиями из других регионов:

— Всего из 27 членов ОНК с комиссией поддерживают контакт примерно 18, максимум 20 человек. Два православных священника (члена мурманской ОНК третьего состава) работают с заключенными по «отдельному плану», не известному большинству коллег по ОНК. Примерно о семерых новых членах ОНК (в основном бывших сотрудниках полицейского ведомства) нам тоже пока практически ничего не известно. Знаем только, что часть из них живет на территориях ЗАТО, что для нас важно, поскольку независимые общественные наблюдатели, в нарушение Федерального закона №76, не имеют пока доступа к проверке МПС, расположенных в Североморске, Видяево, Александровске, Заозерске и Островном. Надеемся, что они как-то проявятся в оставшиеся два года срока полномочий.

Также перед нами встала угроза потери двух членов ОНК. Татьяна Кульбакина — психолог, Жанна Пономаренко — одна из немногих, кто грамотно разбирается в медвопросах. То есть именно таких, по которым в ОНК — лавина жалоб от заключенных. Это тем более важно, что значительно возросло количество смертей заключенных. Растет и число жалоб на избиения. А разбираться ОНК нужно и с каждым случаем смерти и избиений, и с условиями в колониях и медчастях, приведших в том числе к смертельному исходу. Почему неэффективно расследуются случаи «применения физической силы и спецсредств», почему руководство колоний (в первую очередь ИК-18 в Мурмашах) зачастую не заинтересовано в эффективном расследовании случаев насилия? С этим разобраться могут члены ОНК, обладающие и психологическими, и медицинскими знаниями. Нам нужен опыт общественного расследования пыток, методики их обнаружения и фиксации телесных повреждений.

Улучшения криминогенной ситуации в местах принудительного содержания можно добиться, преодолев скученность заключенных и создавая приемлемые условия их содержания, в том числе улучшая условия работы сотрудников. Этого удалось добиться в большинстве ИВС нашего региона. Появление окон в камерах, обеспечение приватности, оборудование прогулочных двориков, современный вид ИВС, грамотные и в основе своей доброжелательные сотрудники — это совместный результат работы ОНК и УМВД Мурманской области.

Грамотности сотрудников, особенно в вопросах прав человека, мы постоянно добиваемся на совместных семинарах с сотрудниками УМВД и УФСИН. В последние два года мы научились проводить обучающие практические, в том числе межрегиональные семинары, — в колониях и СИЗО, ИВС и даже в суде. Мы делимся опытом с членами ОНК из других регионов, новички из 3-го состава комиссии уже имели возможность на практике в мурманских пенитенциарных учреждениях и судах познакомиться с опытом работы не только своих коллег по мурманской ОНК, но и Андрея Бабушкина (ОНК Москвы), Эрнеста Мезака и Игоря Сажина (ОНК Коми), Сергея Шимоволоса (ОНК Нижнего Новгорода), Сергея Марьина (ОНК Мордовии), Натальи Звягиной (ОНК Воронежа), Леонида Агафонова (ОНК Санкт-Петербурга). Дело это очень хлопотное, но «игра стоит свеч»: члены ОНК получают возможность значительного профессионального роста. Сотрудники УФСИН и УМВД — увидеть слабые места в своей работе по обеспечению прав человека.

Рассказывая о деятельности членов комиссии, я очертила круг только основных из многих проблем, которые у нас «уходят» и в новый 2015 год. Проблемы, разрешение которых возможно только в постоянном диалоге ОНК с проверяемыми ведомствами, прокуратурой, судейским корпусом, представительной и исполнительной властью региона.

И большие надежды мы возлагаем на мурманскую молодежь, активистов и правозащитников, которые постоянно проводят акции так называемого «немандатного» общественного контроля. Заставляют власть внимательнее относиться к соблюдению прав человека.


Глеб Пайкачев, «7x7»

Материалы по теме
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Ирина Пайачева
# 13 / 01 / 201523:23

А в УФСИН России по Мурманской области проблем с соблюдением прав человека нет,
12 января там состоялось расширенное заседание коллегии по итогам деятельности за 2014 год.
В своем вступительном слове врио начальника УФСИН России по Мурманской области Евгений Шихов отметил, что в Управлении принимались необходимые меры, направленные на укрепление правопорядка и законности в учреждениях, недопущение побегов из-под охраны и при конвоировании, улучшение условий содержания и повышение эффективности работы по обеспечению прав осужденных, подозреваемых и обвиняемых. В целом за прошедшее время оперативная обстановка в учреждениях УИС остаётся управляемой и контролируемой.
По состоянию на 1 января в исправительных учреждениях Мурманской области содержится 5253 осуждённых, подозреваемых и обвиняемых. Нормы медицинского, вещевого и продовольственного обеспечения по отношению к ним выполняются на 100%. За 2014 год из учреждений УИС региона условно-досрочно было освобождено 232 осужденного.
По учётам уголовно-исполнительной инспекции прошло свыше 5200 подучётных лиц.
Всего в 2014 году было привлечено к труду 1283 осужденных.
В течение года в ходе проведения оперативных мероприятий было предотвращено 282 преступных намерений лиц, содержащихся под стражей. Для раскрытия и предупреждения преступлений осуществляется взаимодействие оперативных подразделений УФСИН с подразделениями правоохранительных органов. Органам внутренних дел оказано содействие в раскрытии 280 преступлений.
Ведется целенаправленная работа по перекрытию каналов поступления к осужденным запрещенных предметов. Ежедневно проводятся обысковые мероприятия, досмотры персонала на КПП учреждений, досмотры поступающих передач, посылок и бандеролей, лиц, прибывших на свидания, транспортных средств.
Для более качественного контроля за объектами, охраны и надзора за осужденными в учреждениях УФСИН широко используются различные системы видеонаблюдения: 778 видеокамер, 10 купольных видеокамер. Сотрудниками применяются 131 носимый видеорегистратор.
Благодаря применяемому комплексу мер в УФСИН в 2014 году не было допущено чрезвычайных происшествий и побегов.
В течение прошедшего 2014 года повысилась роль Общественного совета при УФСИН России по Мурманской области. На выездных заседаниях посещались камеры СИЗО, помещения психологической лаборатории, медсанчасти, столовой и иных объектов. В течение года члены Общественного совета активно принимали участие в мероприятиях УФСИН - Вечерах вопросов - ответов в ИК-17, ИК-16, ИК-18, а также в благотворительной акции «Книга-осужденному».
В завершение заседания коллегии Евгений Шихов поблагодарил подчинённых за проделанную работу в 2014 году, определил круг задач на текущий год.
Отличившимся в службе сотрудникам руководителем Управления были вручены ведомственные награды ФСИН России.
По материалам пресс-службы УФСИН России по Мурманской области

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: