Республика Коми
Некоторые члены ОНК в Коми «отбывают номер» Республика Коми 0

Не все члены Общественной наблюдательной комиссии в Коми хоть как-то себя проявляют: посещают СИЗО и колонии, реагируют на обращения и жалобы. Есть и те, кто попросту отбывает номер. Об этом, подводя итоги работы ОНК за 2014 год, сказали несколько опрошенных корреспондентом «7х7» членов комиссии.

Редакция интернет-журнала попросила общественников оценить свое деятельность в уходящем году и рассказать о победах и трудностях.

Николай Збаражский об итогах работы в 2014 году и планах на 2015 год:

— Работа комиссии в этом году, как и в прошлые годы, проходила в двух направлениях. Первое — это посещение мест принудительного содержания, а второе — консультации по жалобам заключенных, помощь их родственникам. В первом направлении у нас лидируют представители правозащитной комиссии «Мемориал». Это одна группа защитников. А по второму направлению у нас лидируют члены комиссии, входящие в Коми ПОЛ (ул. Ленина, д. 36). В этом году туда поступило 1200 заявлений. И все люди получили ответы, по большинству обращений были направлены запросы, заявки в прокуратуру и УФСИН.

Планы на будущее — продолжать работу по проверке мест лишения свободы относительно тех условий, которые должны быть по закону. В этом плане УФСИН работает, и мы наблюдаем, что в Сыктывкаре и ближайших учреждениях бытовые условия улучшаются. Работа по тем жалобам, которые мы давали, идет. Второе направление — это медицина. Работа ведется, но бывают сбои с лекарствами. Поэтому комиссия и в этом направлении будет контролировать работников УФСИН.

А еще одно направление — это работа по жалобам. Члены комиссии не могут посетить все учреждения в республике в силу отсутствия финансов и того, что расстояния большие. Доехать до Воркуты — это проблематично. Мы, чтобы не попасть в зависимость от того заведения, которое проверяем, мы не пользуемся их транспортными услугами. Это может повлиять на объективность. И в этом направлении хочется, чтобы мы изыскали средства и посетили те места, которые находятся в отдалении от Сыктывкара.

Когда мы формировали третий состав ОНК, то старались сделать это по территориальному принципу, чтобы во всех районах республики были члены комиссии. И в случае появления сигналов оттуда они могли оперативно проверить ее. Мы так и хотели, чтобы в Воркуте и Печоре было хотя бы по два человека.

И, к сожалению, часть членов комиссии не работают. Они усложняют работу комиссии в плане принятия решения и не приносят особой пользы.

Игорь Сажин о взаимодействии с представителями УФСИН и полиции:

— Отрицательная тенденция заключается в том, что вообще система УФСИН по всей России стремится поставить хоть под какой-нибудь контроль ОНК. Это и подковерные действия, связанные с недопущением кого-то в ОНК. Нам, например, не понятно, почему некоторых людей, которых мы подали, не прошли. И никто не смог дать объяснения. И намеки указывают на то, что это были сигналы со стороны федеральной службы исполнения наказаний или каких-то других государственных органов. В 2014 году эта тенденция продолжилась. И один из важных факторов — это включение в ОНК людей, которые, скажем так, ничего не делают. И это тоже серьезно «убивает» общественный контроль. Это, пожалуй, самые тяжелые вещи.

А если говорить о положительных вещах, то взаимодействие стало более конструктивно. Работники ФСИН и полиции стали лучше понимать, что такое общественный контроль. Мы договорились о правилах, потому что в первые годы работы ОНК отношение было более агрессивным и жестким. Сейчас есть негласные договоренности. И эта практика устоялась. Понятно, что и ОНК научилась работать.

Если говорить о практических вещах, то некоторые представители ОНК вошли в Общественный совет при УФСИН.

Хотя по определенным темам продолжается противостояние. Например, по проносу различного оборудования в колонии и СИЗО. Это приборы, которые позволяют измерить свет, площадь камеры, это диктофоны. Хотя в Коми с этим нормально, но есть регионы, где есть проблемы.

Ирина Виноградова о медицинской помощи в колониях и СИЗО:

— Сейчас на медицинское обслуживание в целом количество жалоб сократилось (по сравнению с 2010 годом), остаются особенно актуальными вопросы стоматологии и протезирования.Также часто получаем обращения по получению инвалидности: зачастую так бывает, что осужденные пытаются получить консультацию у таких же осужденных, как и они. Услышав, что кто-то пытался, и у него не получилось, они решают, что не стоит тратить время на обращения. Как бы там ни было с другими, всегда нужно письменно обратиться, затем легче работать с тем письменным ответом, который дали. Тем более что при показаниях многие сотрудники медчастей оказывают содействие и помогают правильно оформить всю необходимую документацию. В таких случаях ведем разъяснительную работу, рассказываем о порядке письменного обращения.

В уходящем году в медицине УФСИН произошли серьезные изменения: организована медико-санитарная часть, которой теперь подчинены все сотрудники медчастей колоний и следственных изоляторов. Чтобы было понятней: раньше медики системы наказаний подчинялись непосредственно начальникам заведений, в которых они несли службу, с нынешнего года их перевели в подчинение медико-санитарной части.

Данный переход, как и любую другую реформу, трудно оценить в настоящий момент, во время перехода были небольшие перебои с некоторыми видами лекарств, теперь наладилось, однако проблемы есть, и, вполне возможно, реформа продолжится.


Максим Поляков, «7x7»

Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: