Мурманская область
«Вернут ли 121-ю статью за мужеложство и сколько судеб она покалечила?» Мурманская область 8
Книга «Правое ухо. Монологи людей, родившихся в СССР»
Фото Анны Диденко

Мурманский журналист Александр Борисов опубликовал книгу «Правое ухо. Монологи людей, родившихся в СССР». В ней изучаются проблемы ЛГБТ-сообщества в историческом аспекте. Автор собрал истории жителей Кольского полуострова, Москвы, Санкт-Петербурга и Архангельска, столкнувшихся с гомофобией в СССР. «7x7» публикует монолог Александра Борисова, в котором он рассказывает, как работал над книгой, и приводит несколько цитат из его исследования.

 

«Реализм без приставки „трэш“»

В 2010 году вышла моя первая книга «Егоркина былина и др.», в которой были отражены внутренние переживания, пронизанные творчеством Егора Летова. Жанр этого произведению я охарактеризовал как трэш-реализм, потому что там не было ни единого слова неправды. Такой довлатовский подход: собрать истории знакомых и друзей и вписать их в единую канву. С тех пор миновало много времени, и периодически мне, конечно, задают вопрос: «Когда ждать следующую книгу?». Были новые рассказы, что-то писалось, чаще нет, потому что мне была необходима какая-то внутренняя драма, но ее особо не было. В какой-то мере это даже хорошо — что не писалось. Но теперь у меня есть ответ для моих читателей, который, как я и предполагал, вызовет не очень однозначную реакцию. «Фу, ты опять про ЛГБТ», написал в комментариях мне один очень хороший знакомый активист. Да! «Правое ухо. Монологи людей, родившихся в СССР» — это книга-интервью с людьми из ЛГБТ-сообщества. И это тот самый реализм, без приставки «трэш». Потому что, прочитав их истории, становится ясно, что слово «трэш» в данном контексте неуместно. Сюда больше подойдет слово «ужас».

В 2015 году мы с коллегой сняли документальную ленту «121. Возвращение?» о мурманской региональной инициативной группе «Максимум», которая до ярлыка «иностранный агент» функционировала как общественная организация. Фильм, понятное дело, не пустили на местный кинофестиваль, гордо именующийся международным, но это лишь в очередной раз подчеркнуло, что уровень гомофобии среди журналистов-коллег высок. В процессе работы над этой лентой у меня выстроились доверительные отношения с «Максимумом». Фильм заканчивается риторическими вопросами — вернут ли 121-ю статью за мужеложство и сколько покалеченных судеб она принесла? Спустя какое-то время я приступил к сбору интервью.

Кинуть клич в российской ЛГБТ-сети было не сложно, сложнее было получить хоть какую-то реакцию на это объявление. Когда я приступал к сбору интервью, то догадывался, что будет сложно, но не думал, что все так плохо. Конечно, живя в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге или Новосибирске, это сделать было бы проще. В городах-миллионниках, я думаю, найти героев было бы не так проблематично. Я же был ограничен скайпом. Часть людей, с которыми я предварительно списался, срывались — просто не выходили на связь. С кем-то, приступив к интервью, становилось понятно, что человек просто не подходит по теме.  Ну и не надо забывать про возраст. Те, кто родились в СССР, уже приближаются к четвертому десятку лет. А те, кто старше — кто меня интересовал гораздо сильней — уже разменяли пятый десяток, они не хотят говорить о своем прошлом. Вот не желают, и все тут. Табуированная тема, гомофобные настроения в обществе, все это связывает этих людей по рукам и ногам. Сюда же можно добавить недоверие к журналистам. Киселевщина, соловьевщина, как и вся федеральная пресса, превратила журналистику в такое днище, из которого нам еще вылезать и вылезать. Люди не доверяют СМИ и журналистам. И их можно понять. Поэтому приходилось лично общаться, чтобы люди открывались и понимали, что у меня нет желания навредить. Именно поэтому историй в книге совсем не много. Но почти каждая заставляет реагировать. «Плакала вчера и сегодня» — написала мне отзыв одна из читательниц. А значит — все не зря. В конце концов песня Yesterday The Beatles первоначально была выпущена в виде сингла и лишь потом вошла в альбом Help!. Но кто отменяет ее величие? Никто. Аналогия, возможно, неуместна, но речь идет о том, что и малыми средствами возможно достижение нужного эффекта. Возможно, провокационного, но зато честного. Честного перед самим самой и перед гражданским обществом России.

Истории местами страшные, местами невпечатляющие. Но в каждой раскрывается тотальная гомофобия постсоветского российского общества. Беседуя с героями, я следовал лишь одной заповеди: «Права человека — это самое важное». Жаль, что мне не удалось поговорить с лесбиянками, в книге представлены истории геев и трансгендера, который сейчас уже находится на стадии перехода. Но так уж вышло: не нашлись женщины, родившиеся в СССР, которые захотели бы рассказать мне свои историю жизни. Возможно, к данной теме я еще вернусь, но пока надо перевести дух.

 

 

 
 
 

 

«Мы подозревали, что все мы в картотеках»

«Естественно, кому надо, те знали о нашем существовании, и я не исключаю, что существовала некая картотека. Как везде в совковом режиме, предполагалось, раз они есть, значит, надо их каким-то образом в картотеку загнать, но никаких последствий это за собой не влекло. Может быть, влекло в тех случаях, когда человека рассматривали как кандидата на какую-нибудь ответственную должность. Мы подозревали, что все мы в картотеках, поэтому многие просто по жизни сознательно не рыпались, не старались себе карьеру сделать. Подспудно было такое подозрение, что если начнешь резко делать карьеру, то тебя в какой-то момент подрежут именно за гомосексуализм. Такая мысль присутствовала».

***

«Я знаю, некоторые люди меня не одобряют за то, что я не считаю нашего вождя кровавым тираном. Но я всегда подчеркиваю, что в нынешней нашей обстановке он мог бы спокойно и статью установить, никто бы и слова не сказал».

***

«Однажды все-таки мой гей-радар сработал, и я вычислил как минимум би (потом жизнь показала, что он и есть бисексуал), и я ему открылся — именно для того, чтоб получить общение какое-то, чтоб не быть одному. В итоге он воспользовался ситуацией и рассказал все нашим общим знакомым — школьным и дворовым друзьям. В итоге мне пришлось сменить место учебы в 11-м классе перед последней четвертью, когда уже выпускные экзамены. Я был вынужден полностью менять круг общения, так как там началась травля.

***

«В Барнауле есть пляж, куда мы пришли с друзьями. Причем они такие качки, в армии служили, чуть ли не в спецназе. И я не знаю, почему, но двое парней подошли ко мне и стали унижать, говорить: „Да ты пи***с, и я знаю, что ты хочешь отсосать у меня, давай, отсоси, и мы от тебя отстанем“. Начали швырять в меня бутылки, пинать. А мои друзья сделали вид, что как будто не со мной пришли».

***

«…И начался следующий круг ада: меня уже стали бить, ******* [били] так не по-детски, то есть уже не просто оплеуху дадут или пинка — уже затаскивали после школы на трубы… Тушили об меня бычки, плевали и били, и был момент, когда даже ссали на меня. Школа была неблагополучная, возле нее очень часто стояли ментовские бобики, постоянно к школьникам из детской комнаты милиции приезжали. На этажах сидели люди, которые давно уже окончили школу, курили, играли на гитаре. Это был полный трэш».

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

Очень хотелось бы верить, что вернут!

Старенький
# 15 / 03 / 201815:41

И карательную психиатрию, надеемся, тоже вернут.

Критик
# 15 / 03 / 201819:01

Ворованных денег они людям точно не вернут - им самим на жИЗнь не хватает...
А статьи им не жалко - это всегда пожалуйста! Вам кАк-кУю? Здесь для них просто не паханная целина! Можно написать статью в какой шляпе нельзя переходить улицу. Или, например, обложить налогом дождь, воздух и северное сияние. Ведь существует же как-то налог на капремонт? Расслабьтесь и мечтайте.., после выборов в такой стране сбИваются все мечты! :-))

Старенький
# 15 / 03 / 201819:24

Судя по отрывкам из "книги" большую часть материала автор, который "Боб", выдумывал либо сам, либо с соавторами. Остальной "материал", основном - невнятные жалобы школьников, которых в школе обижали. И вопрос - а автор точно журналист? И если журналист, то какого СМИ? По моему, просто какой то очередной хайполов, который писать не умеет, но очень хочет

Ещё один критик
# 15 / 03 / 201820:18

Автор, что значит "жаль, не удалось поговорить с лесбиянками"?! "Не нашлось ни одной женщины..." и все такое?! Вы вообще суть 121 статьи знаете? Статья была за мужеложество.За анальный секс двух мужчин. И ни одной лесбиянки автор не нашёл только потому, что никто и никуда их не сажал, и уж тем более, не преследовал. Отличное знание материала, можете смело подаваться на какую нибудь журналисткую премию! Позор

Дежавю
# 16 / 03 / 201810:59

У некоторых поддающихся дрессировке индивидиумов взгляд на жизнь ограничивается своей миской. Зачем им мозгами шевелить? Главная их задача вилять хвостом! Они гавкают на всех кто критикует их хозяев, а их хозяева это и есть власть! Поэтому не надо удивляться такого рода комментариям. Они хотят, чтобы все стали такими же как они и если кто-то не похож на них, родился другим и думает иначе, они могут его загрызть. Поэтому в том обществе, где власть подкармливает такого рода существ, жизнь становится собачьей. Увы, это не зависит от формы собственности и политических взглядов, а только от размера серого вещества.

Что бы не говорили в свою защиту сторонники пед..растии, создатель определил ональное отверстие для изпражнения, а не для того чтобы туда что-то засовывать.

Наводит на мысль. Не зря партия ЕР отменила ст.121, видно испытывает симпатию к собратьям?

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: