Медиастрайк #ЗаЮлю. Как активисты из разных регионов объединились в защиту художницы Юлии Цветковой · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
  1. article
  2. Горизонтальная Россия

Медиастрайк #ЗаЮлю. Как активисты из разных регионов объединились в защиту художницы Юлии Цветковой

Мария Старцева, Евгения Сибирцева
Участницы медиастрайка в поддержку Юлии Цветковой
Фото со страницы Юлии Цветковой в Facebook

В нескольких регионах России 27 июня прошел медиастрайк в поддержку фем-активистки, художницы из Комсомольска-на-Амуре Юлии Цветковой, обвиненной в распространении порнографии за рисунки женского тела в соцсети. К акции присоединились более 50 СМИ, культурных и образовательных проектов и жители из разных регионов страны. Как организовать такой страйк, какие сложности могут возникнуть и как с ними справиться — в материале «7х7». 

Разобраться в деталях медиастрайка корреспонденту «7х7» помогли соорганизаторы акции «Свободу Юле Цветковой» — врач-эндокринолог из Москвы Евдокия Цветкова и фрилансер из Кирова Илья Ермолин.

 
Как Юлия Цветкова стала фигурантом уголовного дела

 

Как появилась идея медиастрайка 

Евдокия Цветкова: Когда мы думали, как организовать медиастрайк, вспомнили про одинаковые передовицы газет по кейсу Ивана Голунова. Решили предложить различным СМИ, организациям и инфлюенсерам вывесить в один день одинаковый баннер про дело Юлии Цветковой в знак поддержки. Эта инициативная группа сформировалась сразу же после ареста, к ней стали присоединяться другие люди. Сейчас соорганизаторы медиастрайка находятся повсюду: от Хабаровского края и Москвы до Берлина и США. Все делаем онлайн.

Организовали все в крайне сжатые сроки — в течение двух недель. Решили проводить в День молодежи (27 июня), Юля все-таки к молодежи пока относится. К тому же многие аспекты ее деятельности были связаны именно с молодежью, тот же театр например. Но в большей степени мы ориентировались на то, что дело стало продвигаться к суду. Это означало, что нужно быстрее привлечь внимание общества.

 
 
 
%D0%95%D0%B2%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D0%B8%D1%8F%20%D0%A6%D0%B2%D0%B5%D1%82%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B0.%20%D0%A4%D0%BE%D1%82%D0%BE%20%D0%B8%D0%B7%20%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE%20%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B8%D0%B2%D0%B0Евдокия Цветкова. Фото из личного архива
%D0%98%D0%BB%D1%8C%D1%8F%20%D0%95%D1%80%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D0%BD.%20%D0%A4%D0%BE%D1%82%D0%BE%20%D0%B8%D0%B7%20%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE%20%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B8%D0%B2%D0%B0Илья Ермолин. Фото из личного архива

С чего начать

Евдокия Цветкова: Стоит начать с составления таблицы, в которой нужно отметить, кто с какой медиаплатформой будет связываться. Это важно, потому что у нас случались с этим проколы. Одно и то же медиа, например, общалось сразу с двоими участниками нашей группы, о чем мы узнали постфактум. То есть это была лишняя трата наших сил.

Также одним из условий медиастрайка была секретность. Мы просили не распространять информацию о том, что такая акция планируется.

Планировали за счет эффекта внезапности усилить воздействие, и это сработало. Более того, вызвало лавинообразный эффект, который до сих пор не исчерпал себя. Уже после окончания акции многие платформы, онлайн-магазины и селебрити стали вывешивать у себя лого с хештегом #ЗаЮлю и высказываться в ее поддержку.

Логотип медиастрайка

Логотип медиастрайка. Автор: Полина Титова

Как привлечь внимание жителей и СМИ

Евдокия Цветкова: У нас имелись преимущества, поскольку многие из нашей инициативной группы сами пишут для журналов, имеют там контакты. Ни разу такого не было, чтобы представители медиа, с которыми я связывалась, в ответ на вопрос «Знаете ли вы о ситуации Юлии Цветковой?» сказали «нет». Все-таки об этом довольно много писали с момента задержания Юли, чему тогда также поспособствовала наша инициативная группа. Но, что касается именно участия в страйке, нужно было заинтересовывать. Здесь важным аргументом было согласие других СМИ, поэтому договариваться мы начали с тех, с кем на короткой ноге, постепенно переходя к малознакомым. Чем больше становилось участников, тем легче присоединялись новые.

Было несколько неприятных моментов, когда СМИ давали предварительное согласие, а потом отказались от участия в страйке, при этом обещая осветить акцию. Мы справлялись, сбрасывая эмоциональное напряжение в общем чате. Подобные проблемы были и будут, потому что люди — это люди и очень много страха даже у так называемых либеральных СМИ.

Илья Ермолин: Для начала стоит найти идейно близких людей. Стоит писать всем, чьи контакты имеются, и предлагать разные варианты участия в страйке: либо баннер повесить на сайт, либо статью написать о медиастрайке, либо также осветить все это в соцсетях. Нужно, конечно, подготовить и текст-шаблон, который будет рассылаться в СМИ, добавить визуальное оформление. Мы стали обращаться ко всем, у кого есть хоть какой-то медиаресурс. Как таковых сложностей не было. Нервничали, конечно, когда кто-то не хотел помогать, но таких были единицы.

Евдокия Цветкова: Платное интернет-продвижение мы не использовали. Но всем участникам медиастрайка рассылались варианты картинки для баннера от нашей дизайнерки Полины Титовой и текста. Многие, кстати, прямо его и разместили, без изменений. Использовали хештеги #ЗаЮлю и #СвободуЮлииЦветковой.

О реакции в обществе

Евдокия Цветкова: При организации самого медиастрайка негатива не было. Но реакция на посты [о деле Юли в соцсетях] была разной, в том числе негативной. Думаю, такие комментарии связаны с низким уровнем образования и доходов большей части населения, извините за прямоту. Когда ты остался во время изоляции без работы, а у тебя семья и дети, когда ты толком не понимаешь, почему так важно, например, изображать женское тело или говорить о гендерных стереотипах, то найти в себе доброту и сострадание очень непросто.

 
 
 
%D0%97%D0%B0%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5%20%D1%83%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%B8%D1%86%D1%8B%20%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%B9%D0%BA%D0%B0%20%D0%B2%20%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%B5.%20%D0%A4%D0%BE%D1%82%D0%BE%20%D1%81%D0%BE%20%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%86%D1%8B%20%D0%AE%D0%BB%D0%B8%D0%B8%20%D0%A6%D0%B2%D0%B5%D1%82%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9%20%D0%B2%20FacebookЗадержание участницы медиастрайка в Москве. Фото со страницы Юлии Цветковой в Facebook
%D0%A3%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%B8%D1%86%D1%8B%20%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%B9%D0%BA%D0%B0%20%D0%B2%20%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%BA%D1%83%20%D0%AE%D0%BB%D0%B8%D0%B8%20%D0%A6%D0%B2%D0%B5%D1%82%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9Участницы медиастрайка в поддержку Юлии Цветковой

Для чего нужен медиастрайк

Евдокия Цветкова: Мы хотели привлечь внимание к Юлиной ситуации как можно большего количества людей. Проблема в том, что Юля не журналистка, например, за которую вступится ее профессиональное сообщество, живет не в столице, не суперизвестная персона (хотя с последним сейчас уже можно поспорить). К тому же она женщина из ЛГБТ-сообщества. То есть человек без особых привилегий, которого априори не будут поддерживать.

Чем больше людей узнают правду о ее деле, чем сильнее будет общественный резонанс, тем больше шанс того, что преследование прекратится.

Освещение Юлиной ситуации после медиастрайка улучшилось. Косвенно это можно оценить по темпам прироста подписей под петицией и просто по количеству публикаций.

Илья Ермолин: Важно учесть, что результат может быть абсолютно любым, но даже если он будет провальным, то вы все равно получите организационный опыт.

Евдокия Цветкова: Страйк (в переводе с английского 'забастовка') исторически является одним из мощнейших инструментов воздействия на работодателя, будь это частное лицо или государство. Мне жаль, что мы редко прибегаем к такому формату. Например, как врачу мне очевидно, что если бы мы использовали его, как это делают наши коллеги в США, то система здравоохранения уже бы существенно изменилась к лучшему.

Медиастрайк — это что-то среднее между настоящим страйком и флешмобом. Отклик радует, он и был нашей целью. Я не могу дать универсального «рецепта» медиастрайка, все равно «каждая хозяйка приготовит по-своему». Думаю, тут важна самобытность и искренность, именно благодаря этому все сработало. А еще согласованность работы команды и феерическая работоспособность. Мы смогли это сделать за такой небольшой срок при том, что у всех нас есть работа, а то и не одна.

Илья Ермолин: Удивило и очень обрадовало количество поддержавших нас. Мне медиастрайк дал еще и бесценный опыт в работе с людьми, приятные знакомства и понимание, что хороших людей очень много.

Понял, что страйк дал обществу осведомленность о том беспределе, который происходит в деле Юли. Это важно, потому что подобное может произойти с каждым из нас.

Евдокия Цветкова: Внимание к нашим персонам из-за акции, а также одиночных пикетов, в которых мы участвуем, повысилось. Почти каждой из нас уже поступали угрозы в письменной или устной форме, поэтому страх был и есть. Но скажу, что страшнее жить в темноте, когда есть дорога к свету.


Петиция с требованием освободить Юлию Цветкову собрала более 240 тыс. подписей.

Мария Старцева, Евгения Сибирцева, «7х7»

Материалы по теме
Мнение
6 июл
Татьяна Бородай
Татьяна Бородай
Нужна помощь в отправке писем в прокуратуру за активистку Юлию Цветкову
Мнение
30 июн
Ольга Гнездилова
Ольга Гнездилова
Уголовное дело в отношении активистки Юлии Цветковой должно быть немедленно прекращено
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Акции

Права человека

Открытия

Солидарность

Феминизм

Протест

Гендер

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных