Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Ульяновская область

«Смотрите за своей семьей, иначе можете потерять ее». Активист из Ульяновска, обвиняющий силовиков в смерти сына, покинул родной город из-за угроз в соцсетях

Мужчина не собирается отказываться от своих убеждений

Алексей Жарков уже второй год выходит на улицу с пикетом и требует наказать виновных в гибели сына Никиты. Он скончался 1 июля 2017 года. Следствие предполагало, что совершено самоубийство. Но отец не верит данной версии: он считает, что парня убили сотрудники полиции. Следствие несколько раз переквалифицировало дело, а сейчас и вовсе не сообщает, по какой статье ведет расследование. Три месяца назад Алексей стал получать сообщения с угрозами, из-за чего он решил покинуть родной город.

 
 
 

Добрый вечер, Алексей! Я пишу к вам с наилучшими пожеланиями! Забочусь о вашей семье, ведь свои бестактными действиями вы даже не задумывались над последствиями. Ваш сын погиб. Соболезную, но он был преступником и думаю Бог воздаст ему по заслугам. Перестаньте же ворошить прошлое и задумайтесь о настоящем о своих близких людях, ведь если вы продолжите копать это дело, то возможно вы потеряете всех кто вам дорог!

*орфография и пунктуация автора сохранены

Такое предупреждение 4 марта пришло от аккаунта, судя по всему фейкового, Стаса Ситникова. На следующий день со страницы Dima Dima от Алексея требовали удалить все материалы из соцсетей и YouTube-канала, не валить смерть сына на правоохранительные органы и прекратить ходить по разным инстанциям.

О данном факте Жарков заявил в управление «М» ФСБ России. Материалы об угрозах были отправлены в следственный комитет по Ульяновской области. Заместитель руководителя отдела по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности) Дмитрий Ниренберг прокомментировал, что не видит законных оснований для проведения проверки по факту угроз. «Приведенные Вами доводы о совершении уголовно-наказуемых действий должностными лицами правоохранительных и надзорных органов являются лишь предположениями», — говорится в ответе СК по Ульяновской области.

Уголовное дело №11702730002000627

Тем не менее производство по делу о смерти сына Жаркова было снова открыто. Корреспондент «7х7» связался со следователем по особо важным делам СУ СКР по Ульяновской области Михаилом Кузовенковым. Он не стал оглашать какую-либо информацию, положив телефонную трубку. Но в распоряжении редакции имеется письмо следователя в адрес Алексея Жаркова, где говорится, что с 8 апреля 2019 года Кузовенков принял к производству дело №11702730002000627 — по факту смерти 24-летнего Никиты Жаркова. По какой статье уголовного кодекса оно открыто, в письме не сообщается.

Никита Жарков

Никита Жарков, фото предоставлено Алексеем Жарковым

Что случилось с 24-летним Никитой Жарковым?

В 2017 году о смерти парня из Ульяновска писали многие СМИ и популярные паблики. Следователи придерживались версии, что молодой человек покончил с собой. У отца другое мнение — он уверен, что сына убили в результате пыток:

— Мой сын умер в ночь с 30 июня на 1 июля. До этого он несколько часов провел в отделе полиции Железнодорожного района №4 Ульяновска, так как случайно оказался свидетелем уличной потасовки — на улице избивали мужчину, отца его одноклассника. По моей информации, за всем происходящим наблюдали сотрудники полиции, вступились, только когда избиваемому нанесли удар ножом. Мой сын Никита, увидев это, решил заступиться. Он по духу такой, всегда защищал слабых. Тут уже вмешались [полицейские]. В результате несколько человек были доставлены в полицию.

Как утверждает Алексей, из неофициальных источников ему стало известно, что сына пытали в отдельной комнате, требовали взять вину в избиении человека на себя. Признания выбить не удалось, тогда Никиту «сначала переехала машина, а потом его отвезли к окнам ближайшего общежития, чтобы инициировать суицид».

— Даже после падения с высоты мой сын остался жив. Он прошел школу спецназа и был физически крепок, — рассказывает в беседе с журналистом «7х7» Алексей Жарков. — Он служил в спецназе Главного разведывательного управления Генштаба ВС РФ в отряде специального назначения — это и школа на стрессоустойчивость, и на выживание. Мне удалось самому выяснить, что мой сын скончался в больнице на улице Рылеева, куда был доставлен в сопровождении сотрудников полиции. Я считаю, что Никиту задушили в больнице. В деле указано, что мужчина (потерпевший, за которого Никита заступился в драке) о тех событиях ничего не помнит.

Со слов Жаркова, по материалам дела, Никита не был доставлен в отдел полиции, а с места происшествия убежал. О смерти сына Алексею сообщил утром 1 июля 2017 года начальник полиции Артур Степанов, объявив, что юноша покончил жизнь самоубийством.

Никита Жарков учился в училище Олимпийского резерва Санкт-Петербурга на отделении биатлона. После поступил в Ульяновский педагогический университет, проучился два года и ушел в армию. По возвращении продолжил учебу. В 2017 году молодой человек должен был получить диплом.  

Фото предоставлено Алексеем Жарковым

Хронология следствия

Сначала делом Никиты Жаркова занималась следователь Екатерина Бакальская. 3 июля 2017 года она вручила Алексею копию протокола осмотра места происшествия. С этим документом он должен был забрать тело сына из морга.

— Тело мне не сразу решились выдавать. Сначала говорили, что морг закрывается. Только после того, как я настоял и пригрозил, что позвоню в следственный комитет, Никиту вынесли. В изуродованном теле я не сразу узнал своего сына, — вспоминает отец.

На теле сына он обнаружил 54 травмы. Заключение судмедэксперта, которое имеется в распоряжении редакции, подтверждает многочисленные кровоподтеки, гематомы, рваные раны и переломы челюсти, бедра и ног.

— В морге мне изначально сказали, что сына к ним привезли голым, без одежды, — рассказывает Алексей Жарков. — Тогда я снова пригрозил сотрудника морга, что буду требовать провести опознание и позвоню к следователю. После этого мне принесли одежду Никиты, в которой его привезли в морг. На одежде были следы крови, рваные дырки. На следующий день я предложил следователю принять вещи на экспертизу, так как по ним можно было определить насильственный характер смерти. Также я предложил ей проехать к нам домой и осмотреть тело сына, которое она не видела. Но Бакальская заявила, что будет ждать результатов экспертизы.

В заключении судмедэксперта Екатериной Михеевой говорится, что род смерти не установлен и Никита Жарков умер после «падения, прыжка или столкновения с высотой с неопределенными намерениями».  

Алексей вспоминает, что до конца июля 2017 года следствие придерживалось версии о суициде. Тогда он решил устроить серию одиночных пикетов в Ульяновске и Москве, которые длятся до сих пор. В результате 31 июля 2017 года следственный комитет возбудил уголовное дело по части 1 статьи 105 УК РФ «Убийство».

Осенью 2017 года дело передали следователю-криминалисту Виктору Власову. По его поручению были назначены повторные экспертизы. В декабре дело перешло следователю Михаилу Кузовенкову. Он переквалифицировал дело с первой части статьи на пункт «д» части второй («Убийство, совершенное с особой жестокостью»).

— Я писал несколько ходатайств, чтобы тот [Кузовенков] проверил версию о пытках, но вместо этого мне была безосновательно назначена психиатрическая экспертиза. Постановление о назначении я отменил через прокуратуру.

Летом прошлого года Кузовенков снова переквалифицировал дело на часть 1 статьи 110 УК РФ, которая звучит как «Доведение до самоубийства путем угроз». 8 июля 2018 года дело было приостановлено по причине «неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого». Об этом указано в уведомлении следователя Михаила Кузовенкова, которое он направил в адрес Алексея Жаркова. Также в документе сказано, что 24-летний молодой человек получил множественное количество увечий при падении с высоты.

Фото предоставлено Алексеем Жарковым

Мнение экспертов

Историю нераскрытого дела о гибели Никиты Жаркова из Ульяновска прокомментировал российский общественник, уполномоченный представитель и эксперт проекта против пыток Gulagu.net во Владимирской области Борис Ушаков.

— Об этой истории мне стало известно осенью 2017 года, когда Алексей Жарков обратился в наш правозащитный комитет, — рассказывает Ушаков. — По своему правозащитному опыту могу сказать, что следствие очень технично «подчищает» доказательства убийства Никиты. Во-первых, не изъяты записи с видеокамер с отдела полиции №4, куда был доставлен убитый, хотя дело в конечном итоге было возбуждено по статье «убийство». Во-вторых, множественные раны и гематомы носят насильственный характер смерти, а не падения с высоты. Но спустя два года доказать что-либо Алексею будет очень сложно, исходя из правосудной системы в нашей стране.

Активист и эксперт регионального ульяновского отделения движения «За права человека» Игорь Топорков — один из первых, кто подключился в качестве правозащитника к истории о смерти 24-летнего парня.

— В этом деле интересен следующий момент, — комментирует Топорков. — Следователи говорят, что переквалифицируют это дело под статью «доведение до самоубийства». Но как тогда объяснить, что на теле Никиты Жаркова было обнаружено более 50 ран в виде многочисленных переломов, ссадин, гематом. Тогда о каком суициде можно говорить, когда это убийство? В неофициальных разговорах данную информацию подтверждают сами сотрудники полиции. Но тут есть несколько версий: одни говорят, что спецназовца убили [сотрудники полиции], другая версия — люди, причастные к криминальным группировкам. Но история с тем, что Жаркова-старшего решили привлечь к ответственности за экстремизм — это совсем несерьезно. Все знают его как ярого патриота.

5 февраля этого года сотрудники Центра «Э» по Ульяновской области составили протокол на Алексея Жаркова по статье 20.3 УК РФ («Пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики») за якобы размещенный на странице в соцсетях пост с портретом министра пропаганды фашистского рейха Йозефа Геббельса. На следующий день активиста оправдал Железнодорожный районный суд, а 4 апреля активист был оправдан на апелляции. Угрозы, обвинения в экстремизме, суды — все это активист связывает со своим желанием наказать виновных в смерти его сына. Об этом он заявляет на своих пикетах.

В настоящее время Алексей Жарков находится за пределами Ульяновской области. В беседе с корреспондентом «7х7» он признался, что не исключает, что следствие хочет сделать его крайним в смерти сына. В связи с поступающими угрозами в его адрес и попытками обвинения в экстремизме он решил на время уехать из Ульяновска, но продолжить протестную деятельность в Санкт-Петербурге или Москве.

Маргарита Сидорова, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости