Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

Суд по делу Гайзера решил провести новую экономическую экспертизу стоимости республиканских предприятий

В экспертизах, на основе которых был установлен ущерб по делу, нашли ошибки, влияющие на итоговый результат

Замоскворецкий суд Москвы 31 января удовлетворил ходатайство следствия о проведении новой экспертизы стоимости активов, которые, как считает следствие, выбыли из госсобственности при участии бывшего руководства Коми. Защита обвиняемых до этого несколько заседаний подряд критиковала работу экспертов. Подробности в обзоре «7x7»

 

Более внятное выступление

Кроме допрошенных в конце декабря 2018 года авторов судебно-экономической экспертизы, в суде допросили эксперта выполнявшего оценку по заказу следствия Александра Гамазинова. 

Свидетель, вызванный стороной гособвинения, рассказал, что не согласен с выводами экспертов, которых привлекла защита, а его заключение сделано в рамках закона об экспертной деятельности. Часть расчетов Гамазинов вел в программе Excel, поэтому его расчеты точнее и отличаются от расчетов экспертов защиты. 

Свидетеля, по его словам, перед тем как прийти в суд, приглашал к себе следователь Следственного комитета Москвин и сказал, что нужно отвечать на вопросы «более внятно», и пообещал оплатить ранее проделанную работу по оценке республиканских предприятий. 

— Я очень на это [оплату] надеюсь, честно. Если нет, буду к вам с правами приставать, — обратился Гамазинов к адвокатам обвиняемых. 

Защита после признания эксперта заявила, что в действиях следователя Москвина содержатся признаки превышения должностных полномочий, принуждение к даче показаний и фальсификации доказательств.

— Считаем, что никаких законных оснований у следователя Москвина встречаться с экспертом вне процесса, когда дело слушается в суде, нет и не могло быть. Считаем, что таким образом оказывалось на эксперта давление. По крайней мере, это должно быть опровергнуто путем служебной проверки, — сказал адвокат бывшего замглавы Коми Алексея Чернова Карен Гиголян. 

Прокурор на это возразил, что адвокат полушутя общался с экспертом, тот ему тоже отвечал полушутя, «улыбаясь и смеясь». Теперь же, по мнению прокурора, защитник использует полученную информацию для провокационных действий.

— Эксперт Гомазинов ни разу не говорил о том, что его кто-то инструктировал. Он не говорил, что его следователь Москвин вызывал к себе, как это говорит защитник Гиголян. То есть строятся какие-то предположения, делаются далеко идущие выводы, основанные на фантазии, приписывается ряд должностных преступлений, — сказал прокурор. 

 

Технические ошибки

На следующем заседании Гамазинов попросил суд внести уточнения в экспертизу. После его допроса в суде он выявил технические ошибки в своей работе, которые он хотел бы исправить — внести уточнение в расчеты кредиторской задолженности Сыктывкарского промкомбината и изменение в расчет стоимость площадки для хранения птицефабрики «Зеленецкая». После перерасчета изменилась итоговая оценка этих предприятий. 

Защита возразила, что в законе нет нормы, которая позволяет вносить исправления в заключение эксперта, а сделать это можно только в качестве дополнения. То, что представил эксперт, это исправления конечной суммы стоимости предприятий, которые не допускаются законом. По словам защитника бывшего главы Коми Вячеслава Гайзера Дарьи Евмениной, исправления эксперта — не что иное, как дополнительная экспертиза, которая может быть проведена только по решению суда. 

Когда допрос Гамазинова продолжился на следующем заседании, он внес еще несколько исправлений в свою работу. Защита несколько раз пыталась отвести свидетеля, но безуспешно. По словам адвокатов обвиняемых, нельзя постоянно вызывать эксперта в суд и вносить исправления тех ошибок, которые выявлены стороной защиты.

— Это попытки вдохнуть жизнь в мертворожденное дитя. Здесь нельзя избежать назначения повторной экспертизы. Такое количество ошибок, которые вскрыты, они не являются исчерпывающими. Такое количество ошибок свидетельствует об искаженном и изначально не верном подходе, который обуславливается законом об экспертной деятельности. Полагаем, что господин Гамазинов действительно умышленно делал эти свои ошибки, не мог не знать, что невозможно применять одни данные вместо других, поскольку сам заявляет — у него достаточный опыт работы, — сказал Гиголян. 

 

Эксперты-нарушители

На заседании 29 января адвокаты обвиняемых рассказали, что Гамазинов, предположительно, сообщил суду недостоверные сведения о себе. По информации защиты, он говорил, что его привлекали к ответственности за несвоевременное предоставление отчетности, а на самом деле — из-за жалоб на нарушения при оценочной деятельности. У организации Гамазинова «Бизнес-Полюс», которая в материалах дела указана как экспертная, основным видом деятельности указан ремонт и обслуживание автомобилей. У второй компании с тем же названием, учредителем которой также является Гамазинов, есть долги по налогам, а судебные приставы не смогли разыскать должника и его имущество. Это, по мнению защиты, говорит о том, что компания могла быть номинальной. 

На заседании зачитали протокол об административном правонарушении, который на Гамазинова составили сотрудники ГИБДД. В нем говорилось, что он в нетрезвом состоянии за рулем в компании пьяных друзей попал в аварию. После того, как на место прибыли полицейские, он несколько раз пытался сбежать, его пришлось заковать в наручники.

Соавтор экспертизы Александр Алешин, по информации адвокатов, тоже мог сообщать суду недостоверные сведения о себе. Он говорил, что является гендиректором коммерческой компании, но согласно Единому государственному реестру юридических лиц она ликвидирована. По мнению защиты, о компетенции эксперта по оценке бизнеса говорит тот факт, что уставной капитал компании, где работал Алешин, составлял 50 млн руб., а годовая прибыль при этом не превышала 290 тыс. руб.

Защита выяснила, что еще один эксперт, проводивший экономическую экспертизу по делу, Пётр Ушанов с 2013 года был председателем правления «Банк Российский кредит», который якобы выдавал кредиты компаниям, которые не вели никакую деятельность. По информации защиты, на одного из руководителей банка возбуждено уголовное дело, он находится в розыске, а сам банк — в стадии ликвидации и должен кредиторам 12 млрд руб. 

Суд приобщил документы к материалам дела, но отказался удовлетворить ходатайство о признании экспертиз недопустимыми доказательствами. После этого гособвинение ходатайствовало о проведении новой судебно-экономической экспертизы по делу. 

— Данным ходатайством гособвинение признало, что 3,5 года следствие занималось тем, что сочиняло для общественного мнения какой-то пресловутый ущерб, распространяя по сути, теперь это признает государственное обвинение, ложные сведения о мнимой стоимости предприятия «Зеленецкая» и предприятия «Сыктывкарский промышленный комбинат», —  сказала Гайзер. 

Защита попросила суд поручить экспертизу государственному учреждению, например, Федеральному центру судебной экспертизы при Минюсте России. По словам адвокатов, объективность новых экспертов, которых заявило следствие, под вопросом. Один из них якобы связан со следователем Москвиным, а другой эксперт училась в одном вузе с экс-замглавы Коми Черновым и бывшим спикером Госсовета республики Игорем Ковзелем, а предприниматель Михаил Хрузин учился с ней на одном потоке. 

Суд назначил новую экспертизу и привлек экспертов, указанных гособвинением. Суд отклонил ходатайство защиты о своем отводе.


Организованное преступное сообщество, по версии следствия, состояло из членов правительства и Госсовета Коми и действовало с декабря 2005 года по сентябрь 2015 года. Следствие считает, что это была группа, которую создал предприниматель Александр Зарубин для получения имущества, принадлежащего республике, и что члены группы получали взятки и похитили 100% акций птицефабрики «Зеленецкая». Ущерб от этих действий оценили в 3 млрд 346 млн 500 тыс. руб.

За время следствия и рассмотрения дела в суде два фигуранта погибли. В 2016 году в СИЗО умер директор компании «Метлизинг» Антон Фаерштейн. Основной версией следствия было самоубийство. В мае 2018 года в аварии погиб Алексей Соколов, который был генеральным директором компании «Комплексное управление проектами» (КУПРО) и доверенным лицом бывшего зампредседателя правительства Коми Константина Ромаданова.


Реклама. А вы слышали о том, что Сбербанк может сменить название? Конечно же еще рано об этом говорить, но этот вопрос уже обсуждается. Больше деталей по этому вопросу можно узнать на портале http://mfcenercom.ru - партнер. Здесь вы найдете много полезной и интересной информацию о финансах и не только.


 

Владимир Прокушев, «7х7»

Последние новости

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.