Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

«Сказали на три месяца, а получилась вся жизнь». Истории сыктывкарцев, чьи семьи были репрессированы в годы Большого террора

Они рассказали их во время акции памяти жертв политических репрессий в столице Коми

В Сыктывкаре 30 октября состоялась акция памяти жертв политических репрессий. К часовне на перекрестке улиц Кирова и Домны Каликовой пришли более 100 человек. Корреспондент «7x7» пообщался с теми, кто согласился рассказать историю своей репрессированной семьи.

 

Валентин Захаров

 

Бабушку и дедушку сыктывкарца Валентина Захарова раскулачили в 1931 году и репрессировали из-за национальности. Они были ингерманландцами. Из Ленинградской области их отправили на Кольский полуостров строить комбинат недалеко от Апатитов. В 1942-м их вместе с детьми переселили в Коми. Здесь мать Валентина Захарова познакомилась с его отцом. В начале войны он попал в немецкий плен, а после освобождения был сослан сначала в Печору, а потом в Сыктывкар.

— Мы не говорили в семье о политических репрессиях, не задавались вопросом. Росли нормально, в 1960 году пошел в школу, там не спрашивали, кто и как сюда попал. Когда в 1987 году наступила гласность, я обратился в архив, читал личные дела отца и матери. Сейчас все меньше и меньше становится свидетелей того времени и происходит восхваление Сталина — это неправильно. Надо больше читать Александра Солженицына и Варлама Шаламова. Это ж страшное дело, — рассказал Валентин Захаров.

 

Надежда Плетцер

 

Семью Надежды Плетцер выслали в Коми в 1941 году, потому что они были немцами. Через семь лет они поселились в поселке Подтыбок Корткеросского района. В 1955 году в семье Плетцеров родилась Надежда.

— Я родилась в 1955 году, мне сразу выдали справку о том, что я репрессированная. Реабилитировали только в 1956 году. В детстве мы не думали об этом, мама не любила рассказывать. Ее, пятерых сестер и братьев выслали в Коми, выжили только трое — мама, тетя и дядя. Им сказали, чтобы они не брали теплые вещи. Получилось не три месяца, а вся жизнь, — рассказала Надежда Плетцер.

О судьбе своих родителей она узнала только в 1990 году, когда обратилась в архив МВД.

 

Валерий Гладышев

 

Учитель истории агропромышленного техникума из села Выльгорт Сыктывдинского района Валерий Гладышев привел на митинг группу своих студентов. По его словам, в программе обучения есть уроки, посвященные политическим репрессиям, но лично для него важно не только дать урок, но и привести на акцию памяти учащихся. В его семье не было репрессированных.

— Атмосфера в стране за последние пять-шесть лет поменялась, отношение меняется. История развивается циклами. Молодому поколению сейчас все равно — что Ленин, что Сталин. У нас разные политические силы в стране, и есть люди заинтересованные, чтобы стереть [годы Большого террора] из памяти, — сказал Валерий Гладышев.

 

 
 
 

 

На акции памяти выступили чиновники, представители церкви, историки. Все они говорили о том, что годы политических репрессий нельзя забывать, чтобы они не повторились. После его завершения корреспондент «7x7» задал вопрос главе совета Сыктывкара Анне Дю:

— Сейчас в России есть политические заключенные?

— (пауза) Сложно ответить. В том контексте, в каком прошел этот митинг, нет. У меня самой семья была репрессирована. Для тех людей, которые здесь собрались, важно то, что их заставляют стыдиться за своих близких и свою семью, — сказала Анна Дю.

Максим Поляков, фото автора, «7х7»

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Зырянин-язычник
30 окт 2018 15:44

Называйте вещи своими именами, это был не просто БОЛЬШОЙ террор, а БОЛЬШОЙ КРАСНЫЙ ТЕРРОР, как продолжение красного террора 1917-1921 годов, когда красные террористы-интернационалисты оккупировали и уничтожали мирное население народов России.

И ещё большой отдельный вопрос, когда же число жертв красного террора было больше, ведь красный террор банд интернационалистов 1917-1921 годов изТОРЫками лукаво принято считать гражданской войной....

Последние новости