Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Липецкая область

«Моя семья живет в состоянии нервного срыва!»

Инвалид в Липецкой области борется за переселение подальше от кладбища

Житель села Доброе в Липецкой области Михаил Карякин через суд добивался, чтобы его переселили в новое место, поскольку к его дому вплотную приблизилось кладбище. Почему он не может жить в таком месте и как он боролся за переселение — в материале корреспондента «7x7».

 

«Нам было сказано, чтобы мы не били напрасно ноги»

Михаилу Карякину дом в Ленинском переулке недалеко от кладбища достался в 1978 году по наследству от деда. Тогда между кладбищем и его участком были огороды. В 2002 году могилы заняли всю территорию, отведенную для кладбища, и его закрыли. Хоронить стали в другом месте села, на старом Чудовском кладбище. Но через год администрация Добровского района запретила семье Карякина и соседям возделывать огороды — передвинув кладбищенскую ограду на сотню метров, чиновники сделали их местом для новых захоронений.

— Жители нашего переулка и улицы Садовой собрали более ста подписей под письмом к главе районной администрации Анатолию Ивановичу Глазунову с просьбой не расширять территорию кладбища, не захватывать огороды, но нам было сказано, чтобы мы «не били напрасно ноги», — рассказал «7x7» Михаил Карякин. — У них в администрации тогда лозунг такой был: «Кто не с нами, тот против нас». Так как официального ответа мы не дождались, решили написать письмо главе Роспотребнадзора России Геннадию Онищенко. Тот переправил письмо главному государственному санитарному врачу Липецкой области Станиславу Савельеву. Из ответа следовало, что областной Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора (ЦГСЭН) вынес постановление о прекращении расширения кладбища.

Однако в районной администрации это постановление проигнорировали. Кладбище теперь начинается в шести метрах от забора Михаила Карякина. Согласно требованиям санитарных правил и норм, санитарно-защитная зона кладбища должна быть не менее 100 метров. Расстояние от кладбищ до водоемов должно быть не менее 500 метров, а местная река Ржавчик находится в два раза ближе.

 

«Я не по своей воле стал кладбищенским смотрителем!»

— С 2003 года моя семья живет в состоянии нервного срыва, — рассказал Михаил Карякин. Нет, речь не идет о страхе перед мертвыми — это тихие соседи. Душевных сил лишает соседство с местом, находящемся в жутком антисанитарном состоянии. На Пасху просто нечем дышать от запаха тухлых яиц, которыми завалены могилы. На поминках люди оставляют здесь еду. Поскольку время от времени с кладбища вывозят мусор, сюда жители села сносят еще и трупы павших домашних животных. Все это привлекает собак, ворон, галок. Мы не можем собрать в своем саду ничего — птицы склевывают ягоды и плоды. Я не по своей воле стал кладбищенским смотрителем!

Семья опасается есть продукты со своего огорода, не пользуется уже несколько лет баней, так как вода туда идет из водопровода, проходящего через кладбище. Михаил Карякин, инвалид II группы, считает, что четыре перенесенных им инфаркта и операции по коронарному шунтированию, после которых его дважды учили ходить и разговаривать, стали следствием наплевательского отношения власти к сельскому кладбищу. По его словам, здесь хоронят кого хотят, как попало и даже иногда по ночам.


Четырехлетний суд

Устав от бесплодной переписки с властями, в августе 2013 года Михаил Карякин обратился в Липецкий районный суд с требованием обязать администрацию Добровского сельсовета закрыть кладбище и защитить его право на благоприятную окружающую среду. 100 тысяч рублей морального вреда он посчитал разумной суммой компенсации нравственных страданий, причиненных ему бездействием ответчика.

Понадобилось четыре года на то, чтобы выиграть тяжбу с чиновниками: Липецкий районный суд, а затем и областной в 2017 году удовлетворили иск инвалида, решив взыскать с администрации Добровского сельского поселения в пользу истца 4,1 млн. рублей и 25 тыс. рублей понесенных им судебных расходов. На эти средства Михаил Карякин должен купить новый дом в другом месте. Вместе с ним переселяться будет и его соседка, Мария Бородина, 90-летняя участница Великой Отечественной войны: ей суд назначил 731 тыс. рублей компенсации за ее дом и земельный участок.

Но наступил март 2018 года, а семья Карякиных и их соседка до сих пор живут фактически на кладбище — администрация села не выполняет решения суда. И хотя прокуратура района потребовала безотлагательно прекратить хоронить в этом месте и создать в райцентре новое кладбище, похороны, по словам Карякина, продолжаются.


Средств для переселения нет

В январе 2018 года Михаил Карякин дважды написал письмо президенту России, в котором пожаловался на то, что Добровский сельсовет не выполнил решение суда. Ответа не было, зато пришла новость  от местного управления Федеральной службы судебных приставов, что по делу Михаила Карякина и Марии Бородиной ведомство предупредило главу администрации сельского поселения «Добровский сельсовет» об уголовной ответственности по статье 315 Уголовного кодекса РФ («Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта»), а также взыскало с администрации поселения исполнительский сбор в размере 291 тыс. рублей, наложив попутно запреты на регистрационные действия с имуществом, принадлежащим сельсовету.  Эти меры ни к чему не привели, так как в администрации сельсовета, по словам местных чиновников, нет средств, чтобы обеспечить переселение Карякина и Бородиной.

Глава Добровской районной администрации Сергей Грибанов сообщил, что с 9 декабря 2016 года в районе Добровского перекрестка администрация поселения создала новое место для захоронения. Михаил Карякин побывал на этом месте, но нового кладбища там не обнаружил.

Игорь Хохлов, «7х7»

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
патритот
24 мар 2018 19:19

странное фото.. фюреру поклоняется?...хотя в нашей стране не делать это опасно - либералом обзовут...и кладбище за огородом откроют..ахахаха

Последние новости