Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Костромская область

«Депутаты на комиссиях зачастую просто меня „чморят“». Общественница из Костромы Татьяна Павлова — об имидже гражданского активиста

О КПРФ, Грудинине, работе НКО и о трех вещах, которые нужно изменить в Костроме прямо сейчас

Гражданская активистка из Костромы Татьяна Павлова возглавляет несколько общественных организаций, работает старшей по дому и часто выходит на одиночные пикеты. Она участвовала в гражданской кампании по спасению Шаговского пруда, теперь взялась за контроль строительства мусорного полигона в Кузьмищах под Костромой. Интернет-журнал «7x7» представляет ответы Павловой на вопросы о главных экологических и общественных проблемах города.

 

Переживают за Сирию и плохие дороги

— Костромичей волнует то, что под ногами, все самое простое: снег, грязь и лужи на дорогах и тротуарах, работа общественного транспорта, вывоз мусора — все очень прозаично, самые приземленные темы. Политикой у нас, как я вижу, мало кто интересуется — в нашем болоте только ее и не хватало. При этом пенсионеры переживают и за Сирию, и за Украину, и за Обаму, и за дороги, и выступают против винных магазинов. А молодых так уже воспитали, видимо, что они волнуются только за себя, за то, что происходит с ними. На них кризис, похоже, особо не сказывается, у них пока все нормально. Они подходят с потребительской точки зрения — откуда берутся деньги в стране, регионе и городе, их не волнует, куда расходуются. Я стараюсь следить за некоторыми расходами бюджета, за реализацией городских программ, которые направлены на якобы улучшение жизни всех горожан. Часть таких программ реализуется по нынешней партийной единороссовской линии в преддверии выборов, что не отменяет необходимость их контроля — даже наоборот.

 

О пикетах

— Не помню, когда в первый раз была на пикетах или митингах, но это точно было до 2010 года. Пикеты по-прежнему помогают в общественной деятельности. Они создают инфоповоды, привлекают внимание, сам по себе пикет — это ничто, надо еще приделать ему «ручки и ножки» — написать о нем в социальных сетях. Я выходила на пикеты, чтобы обратить внимание на реформу транспорта — у жителей было очень много нареканий к ней, приходилось отстаивать костромские парки и скверы, мы с другими активистами защищали Шаговский пруд. В последний свой пикет я просто стояла в центре города и собирала от людей жалобы на городскую жизнь. Люди жаловались на дороги и на транспорт — на те проблемы, которые задевают всех. Потом четыре жалобы по 32 проблемам отнесла в администрацию. Люди часто стесняются обращаться официально в органы власти. Не знаю, почему. Я очень часто обращаюсь по самым разным поводам, получаю ответы, на что-то могу влиять, что-то все-таки решается. Дело иногда в отсутствии денег в бюджете, а иногда — в управлении, которое все заточено на выборы. В плане острых проблем открытости власти перед народом нет. «По мелочам» они открыты, конечно.

 

 

К сожалению, наших людей вообще очень мало что волнует, так, чтобы сильно — это из опыта разговоров с людьми на улице во время пикетов. Вот если бы хлеб подорожал в 15–20 раз, тогда да. Проезд подорожал на три рубля — кто-то повякал «сколько можно?!», но никого особо и не задело.

 

 
 
 

 

О городской станции юннатов

— Как активист и как коммунист я выступаю за преумножение общественных благ, а станция юннатов — это как раз не какое-то доходное место [инициативная группа активистов несколько месяцев настаивает на том, чтобы вернуть городскую станцию юннатов детям. Городские власти несколько раз пытались продать ее вместе с участком и редкими деревьями на аукционе, но покупателей нет]. Это место для отдыха и образования детей, его можно реконструировать и назвать как угодно. Но почему-то на Шаговский пруд откликались люди со всего города, а ситуация со станцией юннатов не так сильно беспокоит костромичей. Может быть, потому что она не в непосредственном центре города, может, от того, что не у всех есть интересующиеся природой дети, может, от того, что это не исторически древнее место города. Но если к каждому приставать, спрашивать «Вы за станцию юннатов или согласны с ее закрытием по экономическим причинам?», то тогда, конечно, все нормальные люди за станцию. Советская власть ее построила, а эта даже отремонтировать не может.

 

Про мусорный полигон в Кузьмищах

— Надо выслушать людей, оценить законность происходящего, логику действий. Понятно, если в нескольких километрах от домов людей устраивать свалку, то все будут против. Всех надо выслушать — есть такие вещи, которые всем людям нужны, например, кладбище, туалет, но ни в коем случае, чтобы не рядом с ними. Какой-то оптимальный вариант должен быть. А с людьми никто не поговорил, просто давят сверху. Администрация любого уровня вообще крайне редко идет на компромиссы, чаще просто идет напролом, особенно в таких спорных вопросах. Сейчас я как раз запрашиваю все документы, изучаю их, чтобы проверить, все ли законно делают чиновники и инвесторы. Я сама была на слушаниях, все видела изнутри, сразу же написала статью, ведь вопрос интересует многих — в том районе еще и дачники-костромичи есть. Я предложила участникам общественных слушаний создать вместе с застройщиком рабочую комиссию для контроля строительства мусорного полигона. Но это только в случае, если по закону они будут строить полигон. На это нужна группа для реального контроля из жителей поселка, а не каких-нибудь членов «общественных палат». Надо обязательно «совать нос» в это — если что-то не нравится, то обязательно требовать показать макет, показать смету. Иначе когда приедут экскаваторы и начнут раскапывать, то ничего сделать уже будет нельзя. Но пока что просто эмоции у людей зашкаливают. И еще важный момент — это человеческий фактор и разгильдяйство, не говоря уже о бюрократизме: слишком много неприятных моментов по стране, когда работы выполняют с браком, на отмыв денег, а людей с их обоснованными жалобами игнорируют. Это очень плохо в нынешней России.

 

 

Скорее всего, власти и инвестор полигона постараются замылить всем глаза, заболтать, навешать лапши на уши, как это сейчас происходит с федеральной программой по благоустройству дворов и парков, да и вообще такое часто сейчас происходит со стороны властей. В муниципальной комиссии по исполнению этой программы мне постоянно депутаты и бизнесмены затыкают рот. Я там одна такая, которая чего-то требует, вечно недовольна чем-то. Но это недовольство берется из обращений ко мне жителей, а не просто так. А вот депутаты, которых в комиссии половина, всегда согласны с администрацией, даже по многим мелким вопросам, не говоря о крупных. Поэтому группа контроля за строительством и деятельностью полигона (если таковое случится, а оно должно случиться хоть в каком-то месте области) тоже должна быть боевая.

 

Имидж гражданского активиста

— Чиновники обычно воспринимают меня всерьез. Но на публике они часто стараются выставить меня в невыгодном свете. И депутаты меня «чморят» — стараются принизить, показать, что я никто, а они, напротив, крутые. В большинстве своем наши городские депутаты — это мужчины, и такое отношение бывает некрасивым. Это не про всех чиновников и депутатов, конечно, некоторые стараются не связываться со мной или сохранять статус-кво. А некоторые даже уважают меня и побаиваются, во многом они согласны со мной, но по-другому не могут, потому что они в этой системе. А мне легче — я коммунист, имею право. И не работаю в их системе. Хотя право имеют все, не все им пользуются.

 

О выборах

— Я участвовала в 2015 году в муниципальных выборах в Костроме и еще по одномандатному округу в областную Думу. От коммунистов, практически без денег, без ресурсов, как обычно. До этого участвовала в выборах в 2010 году. В последний раз только укрепилась в мысли, что люди просто не идут на выборы, а на самих выборах все давно обкатано. Все бабушки многократно обхожены соцработниками, почтальонами, советами ветеранов — это обработка мозгов пенсионеров, которые в любом случае идут на выборы. А те, кто помоложе, — им все равно. Людей подкупают — или напрямую, или просто разговорами с лапшой. При этом есть те, кто по-настоящему верит власти и Путину. Ну, хотят и верят, пускай, я тоже, может быть, в Деда Мороза верю. В одиночку муниципальному депутату ничего не решить. Я бы могла и в партийный список КПРФ попасть, но я и им не нужна, я вообще никому из властей и партий не нужна. Меня это не напрягает, потому что обычные люди со мной хорошо общаются, это гораздо большая ценность. Я сама, по своему желанию, года три ходила на все депутатские комиссии, чтобы знать, что они у себя обсуждают из городских проблем, многое узнаешь, вникаешь в подноготную городских проблем, но это отнимает много времени и практического толку никакого. А помочь людям написать обращение я и так могу.

 

О кандидате в президенты Павле Грудинине

— Директора колхозов, как и сами колхозы, у нас и в СССР всегда хорошо жили, но они разве были бизнесменами? У него в колхозе все работники получают хорошие зарплаты. Произвел, потрудился, продал — разве это плохо? Я предполагала, что из-за инертности КПРФ на выборы опять пойдет Геннадий Зюганов, но, видимо, в этот раз он решил, что, раз победителем ему все равно не быть, то пусть уж новый человек попытается. Надо было давно в КПРФ преемников показывать, разных, но что-то все в одного уперлись, хотя ведь Зюганова никто не выкинул бы, он помогал бы новому лидеру. Грудинин, я уверена, сильно изменил расклад сил на этих выборах. Я, конечно, за него буду голосовать. Кроме того, есть предел по возрасту у Зюганова, у других политиков, у действующего президента. Что это — повтор сильно критикуемого брежневского правления, двойные стандарты?

 

О работе некоммерческих организаций

— Я руковожу НКО, причем тремя. Первая и самая статусно крутая — это областная организация многодетных семей, существует с 2005 года. Иногда мы собираем мам, детей и что-то проводим, но у нас нет ресурсов. Иногда пишем обращения по правам и интересам семей, я хожу на редкие круглые столы по материнству, детству и тому подобным мероприятиям. У нас не такая организация, как, допустим, у ветеранов или инвалидов, — нам не выделяют помещения, оргтехнику, вознаграждения за труд или хотя бы льготы по квартплате. Собственно, и работать целый день в организации некому и незачем. К тому же есть органы власти, депутаты, уполномоченный по правам ребенка, к ним можно обращаться. Только люди по-прежнему считают их всех недоступными, всего лишь небольшая часть семей обращается официально по своим правам и интересам. Люди хотят общаться неофициально, чтобы просто высказаться и получить простой совет, рекомендацию по своей ситуации. Или просто информацию получить.

Вторая НКО старше — это городской клуб «Полянка», он существует с 2003 года, это мои любимые дворовый футбол и другие активные полезные виды досуга для подростков. Сейчас мало подвижных детей, и это очень плохо. Я ратую за установку спортплощадок в городе. Но с этим очень много проблем — от равнодушия жителей больших домов до упертости властей. И третья НКО, помоложе — это городские старшие по домам, мы работаем в сфере ЖКХ с 2010 года. Проводим собрания для передачи новой информации и опыта, обращаемся в органы власти по проблемам своих домов. Для поддержки НКО существует система конкурсов в городе и в области, но моим организациям редко что дают. И не только моим организациям не дают финансов для реализации проектов, много нареканий было и есть в адрес конкурсных комиссий от других лидеров, нетолерантных к власти, как и я. Так что везде политика, о чем я уже говорила.

 

О президентских выплатах за рождение ребенка

— В ноябре 2017 года президент Владимир Путин в рамках улучшения демографической политики в стране назначил новые дотации для тех, кто планирует завести ребенка. В 2018 году тем, у кого родится первенец, выплатят 10,5 тысяч рублей. Это популизм, потому что наша демография строится на волнах — когда волна на подъеме, рождаемость будет расти даже с копеечными дотациями. А сейчас она на спаде — молодых людей мало, они физически не смогут поднять рождаемость. Многодетными часто (гораздо чаще, чем некоторые думают в пользу маргинальных женщин) становятся женщины из натуральной любви к детям, а не из желания пособий, которые по факту не окупают никаких затрат. Многодетные семьи часто держатся на льготах, да, но это только фиксирует факт бедности семей с детьми в стране.

Особенно в районах, ведь там многие трудоспособные люди держатся на пенсии родителей: бабушки и дедушки часто содержат внуков — разве это хорошо? Поэтому пока семьи надо поддерживать, при любой возможности. Но я настороженно отношусь ко всему, что так громко трубится. Например, недавно объявили, что счетчики в квартирах и домах будут ставить ресурсноснабжающие организации. Жители сначала обрадовались, а потом поняли, что теперь у них вырастет тариф, за счет него счетчики и поставят. А по детям — скажут всем по телевидению, что новые льготы вводят для семей, а по факту воспользоваться ими смогут единицы, зато громко заявили, это опять для выборов и рейтингов власти.

 

Что нужно изменить в Костроме прямо сейчас

— В Костроме, во-первых, нужно упорядочить застройку, в первую очередь точечную, во вторую очередь — культовую, в третью очередь — развлекательную. На мой взгляд, в этой сфере творится полное безобразие — пришел инвестор, и надо ему сразу создавать все условия. А потом дома почему-то оказываются с многочисленными недоделками. Во-вторых, это проблемы с общественным транспортом и превалирование преференций автовладельцам в ущерб пешеходам. Администрация делает так, что лучше в этой отрасли не становится ни при каком раскладе. Введение реверсивного движения на мосту — очередное подтверждение этому. Нужно урегулировать соотношение между частным и муниципальным транспортом, это надо было делать еще «позавчера». Все пассажиры-пешеходы вынуждены приспосабливаться и жить по поговорке «стерпится-слюбится». Очевидно, что чиновники сейчас выкручиваются из того, что сами устроили своей реформой и предыдущей своей работой. Муниципальный транспорт продолжает хиреть и загибаться. Маршрут №58 просили-просили оставить, да так и не выпросили у них — они же «лучше знают, как нам надо». Водителей во всех автобусах не хватает. Всем завинчены гайки, а результат — сфера на грани выживания. В-третьих, нужно прекратить лоббирование властью предвыборных проектов, таких как «Формирование городской среды». Я бы его вычеркнула напрочь и занималась бы ремонтом инженерных сетей — канализация, отопление, ливневка, водопровод, освещение. Уже наплевать на красоту, просто у нас очень плохие трубы — в этом отопительном сезоне в Костроме много порывов и отключений. А в то же время 70 миллионов рублей бюджетных денег вкладывается в парк «Берендеевка», чтобы туда потянулись бизнесмены.

При этом плохие дороги я не упомянула, потому что для них нужны большие деньги, а общественный транспорт можно реформировать и без них. И отменить депутатские ежемесячные выплаты. Хотел стать депутатом, на агитацию тратил десятки тысяч? Работай бесплатно для людей. Мы же работаем.

Даниил Кузнецов, «7х7»

Последние новости

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.