Собирается ежемесячно 51 147 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Брянская область
  2. Мой 21 день в коронавирусном госпитале Брянска: будто полжизни мимо пролетело. Часть 2

Мой 21 день в коронавирусном госпитале Брянска: будто полжизни мимо пролетело. Часть 2

Александр Чернов
Александр Чернов
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.

Знаменитую и нахваливаемую на все лады "двойную" прививку я сделал ровно за полтора месяца до госпитализации. Не помогла. Но уберегла, сказали врачи, от реанимации и ИВЛ, с которого мало кто в итоге «слезает». Проверить невозможно. Остается только поверить.

Ковид — весьма жесткая, как я сам убедился, зараза. Никто про его настоящую силу и коварство толком ничего не знает. Мне оставалось лишь фиксировать происходящее, раз уж судьба захотела меня прогнать через подобное испытание.

Первые часы в больничной палате

После наконец-то состоявшегося оформления в приемном покое то ли нянечка, то ли медсестра (защитный костюм каждого медработника подписан синим фломастером, как "м/с" или "врач", но в том состоянии я не разглядел) отвела меня в грузовой лифт. Мы поднялись на 4-й этаж. Как плелся за своей сопровождающей по коридору с наспех собранной сумкой, не помню. Жаропонижающий укол уже отпустил, и снова стало, мягко говоря, не очень хорошо. Меня завели в 403-ю палату.

 

Тут мне и предстояло провести, как теперь уже знаю, следующий 21 день. Долгое и невероятно медленно тянувшееся, будто яблочная патока, время моей болезни.

Огляделся через силу. Тусклый свет от лампы на входе. Моя "шконка" первая у стены, слева. Обычная низкая узкая кровать с не целым фанерным щитом под зеленым матрасом с подранной клеенчатой поверхностью. В уголке сложено постельное белье. Самое скромное, понятное дело. 

Понятно, что на всех постельного белья в больнице, где все на поток поставлено, просто не напасешься. Но выглядит это все равно странно: все-таки в стране уже столько-то лет действует нацпроект «Здравоохранение». Где-то же бешеные деньги по нему крутятся. И в здравоохранении по идее тоже…

Ложиться на такое белье неприятно. Откровенно говоря. Но принесенную с «гражданки» брезгливость приходится отбросить. Уже не дома. Да и прошла она относительно быстро. Через пару дней все это уже не трогало совершенно.

В пододеяльник надо было заправить половинчатый кусок тонкого шерстяного одеяла темно-зелёного цвета. Именно кусок, не целое: кто-то до меня зачем-то отрезал от него продольный длинный лоскут. Позже от санитарки, искренне не понимавшей, куда делась остальная часть одеяла, я выслушал материнское наставление, что надо было сразу сказать, и мне бы принесли нормальное одеяло. Но некому там было говорить на тот момент. Сил заправить в пододеяльник даже такой лоскут не было от слова «совсем». Просто запихал кое-как. И рухнул без сил.

Соседи, а их было трое, потом рассказывали, что я в те моменты покачивался и тяжело дышал. Не мудрено: поступил я с сатурацией (уровень кислорода в крови) на уровне 88, а она должна быть не менее 95-96%.

Пару часов или чуть меньше я просто лежал. Мужики, особенно полувековой Виктор из Жуковки (что так его зовут и он оттуда, я позже узнал), по-отечески заботливо постоянно мне повторяли: «Александр, на спине не лежи! Легкие так сворачиваются – только хуже себе делаешь. На боку максимум можно лежать, но тебе лучше – только на животе. Переворачивайся, давай на живот, давай-давай!». Ослушаться я не мог. Они тут лежали каждый примерно по неделе. Опытные.

Тем временем уколы и капельницы делали, давали таблетки другим. Пока не мне. Не то, чтобы обо мне забыли, думаю, просто еще не успели сделать нужные назначения. Но я все же не выдержал и в очередной приход медсестры (они реально часто там забегают в палаты) пожаловался на свою "заброшенность". Видимо, был достаточно убедителен в эмоциональном плане.

 
 
 

Потому как спорить со мной не стали. По ощущениям минут через пять мне принесли новую маску для дыхания кислородом. В 4-й горбольнице Брянска он проведен во всех палатах и к каждой кровати. Говорят, так не везде. По крайней мере, в других городах. Потом узнал, что подвозят кислород сюда ежедневно, с местного газового брянского завода "Арно" (когда-то я работал в холдинге, куда входит это предприятие), иногда и по паре раз в день. Не думал, что спустя много лет так вот пересекусь с прежним местом работы. На днях в 4-й горбольнице и вовсе смонтировали стационарную кислородную станцию на 20 кубов.

Теперь врачам и медсестрам, и без того изнывающим в своих непроницаемых для воздуха защитных костюмах, возможно, куда меньше придется возить между этажами ручные тележки с тяжеленными кислородными баллонами. С ними сопровождают тяжелых пациентов до реанимации и обратно, в реанимации они то и дело требуются.

Первая ночь

Ночь я пролежал в кислородной маске. На животе. Верх футболки и край одеяла от испарений к утру стали влажными, хоть выжимай. Но зато организм не подвел и не сдался. Легкие должны были раскрыться и сами заработать. Заработали на мое счастье. В реанимацию меня переправлять не стали, видимо, решили что, оклемался.

Посторонних сюда не пускают с начала пандемии, рассказала одна медсестра. Мышей и крыс я не видел, преувеличивать не буду. Первое, второе и компот подают в одноразовой посуде, которую после еды требуют сразу выбрасывать в большие пакеты у входа в палату. Но кусочки еды все равно падают на пол и разносятся по палате.

 
 
 

Отдельный закуток, который ранее использовался как столовая, я видел на этаже. Но сейчас там большая кладовка. Нет смысла, вероятно, собирать в одном месте коронавирусных больных, среди которых много заразных и тяжелых. Что логично, безусловно.

Хандра

На утро после поступления в госпиталь у меня почти пропала температура. А к вечеру второго дня ее не было уже вовсе. Больше высокая или даже слегка повышенная температура не возвращалась. Так было почти у всех, с кем я вместе лежал. Особенные последствия лечения, как я думаю, гормонами и противовирусными препаратами.

Но утром с уходом температуры меня вдруг накрыла дикая хандра. И непонимание, за что мне вообще весь этот пипец. Хотелось плакать. Да что там – рыдать! Было очень себя жалко. Дикие перепады настроения - это тоже ковид, говорят врачи.

Хандра в коронавирусном госпитале почти не проходит. Постепенно она переходит в апатию. За 21 день вынужденной изоляции на 4 этаже 4-й горбольницы я лишь однажды смеялся. И то, когда мне посулили скорую выписку.

Первую часть моих заметок из коронавирусного госпиталя Брянска можно прочитать вот здесь.

Материалы по теме
Мнение
15 окт
Александр Чернов
Александр Чернов
Мой 21 день в коронавирусном госпитале Брянска: будто полжизни мимо пролетело. Часть 1
Мнение
14 окт
25
Алексей Кузин
Алексей Кузин
Доля России в общемировой смертности уже достигает 14%
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
ЗдравоохранениеКоронавирусФото
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!